Два года российской военной операции в Сирии: промежуточные итоги и перспективы

Вторник, 03 октября 2017 04:00 Автор  Андрей Арешев размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Терпя поражения, террористы атакуют в центре и на востоке Сирии

Несколько дней назад была отмечена вторая годовщина начала российской военно-контртеррористической операции в Сирийской Арабской Республике. Подготовка к размещению на Ближнем Востоке воинского контингента заняла несколько месяцев, а 30 сентября 2015 года, российская авиация начала первые авианалеты на позиции террористов.

На тот момент, как мы неоднократно отмечали ранее, террористические банды оккупировали более двух третей территории страны и находились на пороге штурма Дамаска и местностей побережья; через турецкую границу вглубь Сирии переваливались всё новые и новые отряды «борцов за веру» под чёрными знамёнами. Сегодня же – территория под контролем легитимных властей страны увеличилась в 4 раза с 19 тысяч кв. км до 78 тысяч кв. км, причём на освобожденных территориях проживает подавляющее большинство граждан. Террористы были разгромлены в провинциях Хама и Хомс, изгнаны из Латакии, освобождены Алеппо и Пальмира, продолжаются бои за Дейр-эз-Зор. Несмотря на имеющиеся проблемы, разблокирована основная трасса, связывающая Дамаск с северной частью страны. Законные власти восстановили контроль над городом Дейр-эз-Зор. Частично под контроль правительства перешли нефтегазовые месторождения. Районы, простирающиеся почти на 200 км вдоль сирийско-иракской границы и 200-километровый участок вдоль границы с Иорданией (мухафазы Эс-Сувейда и Риф-Димашк), также частично очищены от террористов.

В целом, несмотря на значительные сложности, порождённые, не в последнюю очередь, де-факто поддержкой сил международного терроризма со стороны влиятельных внешних игроков, военная операция постепенно идёт к завершению. Несмотря на потери, подчас – весьма болезненные (вспомним хотя бы недавнюю гибель под Дейр-эз-Зором генерала Валерия Асапова), и на неизбежные завывания о «втором Афганистане», этого не произошло, и с военной точки зрения операцию можно рассматривать как реальный успех.

Если сравнить результаты первых двух лет военных действий Советской армии в Афганистане и нынешней операции ВКС России в Сирии, контраст разителен – не только в плане потерь и общего хода военных действий, но и в политико-дипломатическом контексте. Если ввод советских войск в Афганистан консолидировал геополитических оппонентов Советского Союза, то сегодня в Сирии некогда сплочённая коалиция «борцов за сирийскую демократию против режима Асада» если не развалилась, то явно дышит на ладан. Турция и Катар, ранее активно поддерживавшие «халифат», явно о чём-то задумываются. Король пустынного королевства Салман засобирался в Москву, лозунг «Асад должен уйти» звучит из завязшего в Йемене Эр-Рияда уже не столь уверенно, а небезызвестный Турки аль-Фейсал рассказывает телеканалу НТВ «подлинную историю бен Ладена», называет «ИГ» «нечестивыми» и призывает к совместной борьбе с террористами (!).

 

ВКС России совершили в Сирии 30 650 боевых вылетов, нанеся 92 000 ударов против 96 800 террористических целей. Уничтожено несколько десятков тысяч террористов, при этом приоритетными целями являются укрепрайоны, командные пункты, прочие объекты инфраструктуры и логистика боевиков. Пресечение незаконных поставок нефти способствовало отсечению террористов от нелегальных финансовых потоков, что, по всей видимости, является фактором их (при де-факто содействии со стороны США) ожесточённого сопротивления в Дейр-эз-Зоре и отчаянных попыток хотя бы частично переломить негативную для них динамику.

 

В ходе операции ВКС России использовали самолеты Су-24М и Су-25, истребители-бомбардировщики Су-34, дальние стратегические бомбардировщики Ту-22М3, Ту-160 и Ту-95, истребители Су-27СМ, Су-30СМ и Су-35С, перехватчики МиГ-31, боевые вертолеты Ми-8, Ми-24, Ми-28Н, Ка-52, самолет раннего предупреждения А-50, разведывательный самолет Ту-214Р, самолёты радиоэлектронной и радиотехнической разведки. При этом, в любой момент боевой операции воздушная группа никогда не превышала 35 самолетов.

 

Нанесение удара ВКС РФ по технике террористов в провинции Идлиб

Для повышения точности ударов используется прицельно-навигационный комплекс СВП-24, установленный на боевых самолетах Ту-22М, Су-24М, Су-25, и использующий спутниковую навигационную систему «ГЛОНАСС» для постоянного мониторинга положения самолета и цели. Также он позволяет измерять параметры окружающей среды (давление, влажность, скорость воздушных потоков, воздушных судов, угол атаки), в том числе – получая информацию от других источников данных (другие самолеты, самолет раннего предупреждения, наземные станции и т.д.). Всё это делается для выбора наиболее оптимального момента при нанесении удара, в результате чего обычные гравитационные бомбы поражают цели с такой же точностью, как и новые управляемые боеприпасы. Даже если система «ГЛОНАСС» по каким-то причинам временно вышла из строя, многочисленные датчики позволят автоматизированные системам принять верное решение, вне зависимости от погодных условий и времени суток. Всё это позволяет пилоту сосредоточиться на обнаружении угроз и целей.

Ещё одно преимущество СВП-24 заключается в том, что она устанавливается на ротационном либо неподвижном крыле самолёта (а не на самой бомбе), что позволяет использовать её не один раз. Развитие сложных систем обнаружения целей позволило силам ВКС России с максимальной точностью поражать цели, используя огромный запас боеприпасов с незначительной стоимостью по сравнению с дорогостоящими управляемыми воздушными бомбами. Также была преодолена проблема дозаправки в полёте, первоначально сдерживавшая военную операцию.

Боевые экипажи часто ротируются, чтобы дать боевой опыт как можно большему количеству лётчиков. По состоянию на сентябрь 2017 года 86% военнослужащих ВКС России получили боевой опыт в Сирии, в том числе 75% авиационных экипажей сил «дальнего» действия, 79% тактических авиационных экипажей, 88% экипажей военно-транспортной авиации и 89% армейских авиационных экипажей.

За два года военной операции Россия потеряла в Сирии три самолёта. Один из них был уничтожен 24 ноября 2015 года турецким истребителем, что спровоцировало серьёзное ухудшение двусторонних российско-турецких отношений, для частичной нормализации которых потребовались извинения турецкого лидера Р. Эрдогана и значительные усилия с обеих сторон. Два же других самолёта были потеряны в результате несчастных случаев, а не от огня противника (хотя это не означает отсутствия наземного огня по российским воздушным целям, в том числе с применением современных средств вооружений, поставляемых террористам некоторыми западными «партнёрами»). Также потеряно пять вертолётов, погибло, по официальным данным, 38 военнослужащих. К сожалению, любая война не обходится без потерь, и с учётом высокого накала противостояния и вовлечения в конфликт сил, заинтересованных в нанесении нашей стране максимального ущерба, можно констатировать: пока их цели не достигнуты. Однако, как свидетельствует попытка захвата отряда российской военной полиции в одной из «зон деэскалации» и общая активизация террористических банд в последние дни сентября, неприятные «сюрпризы», как на земле, так и в воздухе, практически неизбежны.

27-28 сентября боевики запрещённой в России террористической группировки «Исламское государство» пытались перерезать коммуникации сирийской арабской армии к юго-западу от Дейр-эз-Зора, штурмовать поселение Эш-Шула и оазис Эс-Сухна, напали на город Эль-Карьятейн в провинции Хомс на дороге, связывающей Дамаск и Пальмиру, где также неспокойно (вплоть до обстрелов древнего города).

 

По словам официального представителя Минобороны России генерал-майора Игоря Конашенкова, вылазки на позиции сирийских войск в провинциях Идлиб и Дейр-эз-Зор были успешно нейтрализованы при поддержке авиации ВКС России. Вместе с тем, источник в сирийском ополчении рассказал РИА Новости, что обстановка в Эль-Карьятейне тяжелая; по неподтверждённой информации, среди сирийских военных имеются значительные жертвы. Согласно информации Минобороны России, около полутора тысяч террористов группировки «ИГ» переброшены из Ирака на восток Сирии, это свидетельство тому, что «ИГ» и «Джебхат ан-Нусра» (1) явно координируют свои вылазки. Согласно местным источникам, террористы сирийского филиала «аль Каиды» направили в Хаму крупную партию оружия и боеприпасов, предназначавшуюся для «спящих» ячеек группировки. Смертоносный груз, при помощи которого предполагалось организовать серию терактов как сигнал к нападению на город, был крайне искусно замаскирован, однако силам безопасности все же удалось ее обнаружить.

По информации ливанского телеканала Al Manar, была отражена крупная атака террористов в пустыне Бадия, простирающейся от центральной Сирии до границ Иордании и Ирака. Резко, почти в два раза (по сравнению с предшествующей неделей) возросло количество нарушений режима прекращения огня, фиксируемых российско-турецкой мониторинговой комиссией. Наиболее часто инциденты (включая обстрелы жилых кварталов городов) отмечены в провинциях Алеппо, Дамаск, Хомс, будучи связанным с возобновлением боевых действий в предместьях столицы страны (2), а также с непрерывными контратаками террористов «ИГ» на востоке Хомса. Наконец, 28 сентября агентство Reuters сообщило об очередной почти часовой речи считавшегося некоторое время убитым главаря «ИГ» аль-Багдади с призывами продолжить активные военные действия в Сирии и Ираке.


Контрнаступление «ИГ» по фронту ас-Сухна – Дейр-эз-Зор. Инфографика Anna News

Всё это предполагает продолжение военных действий, интенсификацию ударов по подвижным целям и стационарным объектам террористов, значительная часть которых поражается воздушными и корабельными крылатыми ракетами большого радиуса действия, в том числе с акватории Восточного Средиземноморья. Получив возможность осуществлять дальнобойные высокоскоростные ракетные удары, Россия заявила о себе, наряду с Соединёнными Штатами, в качестве ведущей военной державы. Силы специальных операций, вклад которых в успешный ход сирийской военной кампании переоценить сложно, задействуются для сбора информации и уничтожения целей террористов, для подготовки сирийских подразделений и отрядов добровольцев, боевые качества которых зачастую далеки от идеала и т.д.

Усилия российских советников постепенно привели к превращению сирийской армии в серьёзную силу, способную к нестандартным операциям, способным привести к успехам, как это было, например, при освобождении города Аль-Хадар и ряда других поселений на западном берегу Евфрата. В сентябре российские военные навели мост через реку Евфрат около Дейр-эз-Зора с целью переброски войск транспортные средства на другой берег реки для поддержки наступления сирийской армии. Примечательно, что мост был установлен под огнем боевиков менее чем за двое суток. Помимо прохода военнослужащих и боевой техники, его можно использовать для доставки гуманитарной помощи и эвакуации больных и раненых. В планировании и организации гуманитарных операций, сплошь и рядом в экстремальных условиях, российские военные также приобрели бесценный опыт. Достаточно сказать, что военные врачи помогли и продолжают помогать десяткам тысяч сирийцев. Неотъемлемой частью военно-гуманитарных усилий является разминирование значительных территорий. Российские саперы очистили от мин площадью 5 295 гектаров территории, обезвредив 60 384 взрывных устройства. Только в районе Дейр-эз-Зора обезврежено около 4 тысяч мин и взрывных предметов, в том числе в районе аэродрома – около 1500. Подготовку прошли почти 586 сирийских саперов, 102 человека продолжают обучение.

 

В течение двух лет российские силы, дислоцированные в Сирии по просьбе законного правительства в Дамаске, смогли полностью переломить ситуацию в стране. Их действия нарушили источники доходов террористов, серьезно подорвав их возможности по вербовке новых приверженцев, закупке оружия и распространению идеологии воинствующего «джихадизма». Военный успех позволил Москве, обретя тактических партнёров по сирийскому вопросу в лице Тегерана, Анкары, Каира и других региональных центров влияния, выступить с инициативой по прекращению огня между сирийским правительством и договороспособными оппозиционными группами. По результатам переговорного процесса в Астане удалось добиться некоторых успехов на некоторых территориях, определённых в качестве так называемых «зон деэскалации», хотя проблем там ещё более чем достаточно.

 

Как представляется, текущей ситуации в Сирии был во многом посвящён рабочий визит Президента России Владимира Путина в Анкару 28 сентября, вызвавший у западных аналитиков очередную волну беспокойства. Ситуация на северо-западе страны, в Идлибе, большая часть которого захвачена террористическими группировками, вызывает обоюдное беспокойство и в России, и в Турции, хотя и по несколько разнящимся причинам. Москву тревожат, прежде всего, исходящие от запрещённой в России террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» попытки крупномасштабных провокаций, чреватых если не срывом, то, по крайней мере, серьёзным затруднением миротворческих и переговорных усилий. Для Анкары предметом озабоченности является усиление просаудовских группировок и военные неудачи структур, известных под собирательным брэндом «Ахрар аш-Шам». Именно по этой причине собираются турецкие воинские части в провинции Хатай, и в ближайшее время мы увидим, было ли согласовано их ограниченное присутствие на сирийской территории в ходе переговоров высокого уровня в Анкаре. Агентство «Интерфакс» со ссылкой на неназванные военные источники в Сирии утверждает, что развертывание турецкой военной полиции на севере Идлиба уже началось Турция начала свое военное развертывание на севере провинции, в то время как основная группировка с танками пока в движение не приведена.

 

28 сентября, по сообщению российского Центра по примирению враждующих сторон, «в результате совместной работы комитета национального примирения зоны деэскалации «Хомс» и офицеров Центра по примирению враждующих сторон в населенном пункте Дейр-эль-Фардис (провинция Хомс) в ходе проведения нормализации урегулирован статус 12 представителей незаконного вооруженного формирования «Ахрар аш-Шам»» (3). Начало подобных процессов и в Идлибе, параллельно с разгромом «непримиримых», может означать провал американо-саудовских планов по масштабной дестабилизации обстановки в различных районах Сирии, пока ещё, к сожалению, реально угрожающих политико-дипломатическими усилиям Москвы, Тегерана и Анкары. Выполнению Р. Эрдоганом обязательств по стабилизации обстановки в Сирии, что предполагает разгром группировки «Джебхат ан-Нусра» и пресечение каналов её внешней подпитки, может способствовать укрепление военного альянса США с курдами северной Сирии. Эффективное посредничество Москвы между курдами и Дамаском могло бы предотвратить один из вероятных негативных сценариев, предполагающий возникновение очередного конфликтного очага, де-факто работающего на фрагментацию страны. Чрезвычайно деликатный характер складывающихся балансов хорошо осознается курдскими военными командирами, не испытывающими особой любви к «режиму Асада», но вместе с тем готовыми, по крайней мере, на словах, вести с ним переговоры относительно статуса контролируемых занятыми курдскими силами районов.


Один из командиров «СДС» Мазлум Кобани в сопровождении американского военнослужащего

В свою очередь, американское командование на Ближнем Востоке стремится к тому, чтобы нефтяные месторождения Восточной Сирии находились бы под контролем лояльных ему сил, с перспективой создания на севере и северо-востоке Сирии союзного Вашингтону курдского мини-государства. Кроме того, не так давно спецпредставитель США Бретт Макгурк встречался с вождями местных арабских племён Восточной Сирии, присягнувших в своё время на верность «ИГ». Аналогично прецеденту с движением «Пробуждение Анбара», США перекупают местных радикалов и криминальных авторитетов, один из которых, некто Ахмад Абу Хавла, был вдруг «назначен» командиром свежеиспечённого «Военного совета Дейр-эз-Зора», созданного под контролем сил спецназначения США. Боевики «совета», видимо, будут направлены на погранпереход Абу Камаль (4), который проамериканские силы должны занять быстрее, чем просирийские.

 

 * * *

«…Нынешняя ситуация в Сирии, благоприятная для политического урегулирования и постепенного выхода из кризиса, – это также во многом заслуга ВКС РФ. Операция в САР – самый настоящий подвиг российских сил в борьбе против радикального исламизма», – справедливо отмечает историк-арабист Борис Долгов. Однако, как мы показали выше (и в предшествующих публикациях), силы международного терроризма и их внешние спонсоры до последнего будут цепляться за свои остаточные возможности в регионе. «…Конечной целью России всегда было полное уничтожение повстанцев в Идлибе… теперь, когда Эрдоган выставил себя марионеткой Путина, а США перестали оказывать поддержку большинству повстанческих группировок, все готово для проведения финальной «зачистки» Идлиба силами России, Асада и Ирана, – тревожится Том Роган из Washington Examiner. – США не должны отворачиваться от тех немногих группировок умеренных повстанцев, с которыми у нас сложились союзнические отношения».

В последнее время в российских масс-медиа и социальных сетях стали более заметны резко критические оценки итогов и перспектив российского присутствия в Сирии, вплоть до известной порочной логики «чем хуже [для российской армии – прим. авт.] – тем лучше». В полном соответствии с логикой западных «партнёров», сделавших ставку на «ИГ» и «Джебхат ан-Нусру», распространяются панически-провокационные слухи о пленении российских военнослужащих, о новых «успехах» террористов. Конечно, вряд ли это является простым совпадением, тем более – в период, непосредственно предшествующий избирательной кампании по выборам Президента РФ. Поощряя активность террористов, Вашингтон, по-видимому, рассчитывает на то, что Москва может пойти на срочную переброску в Сирию крупного соединения ВДВ. Однако в этом случае счет потерь пойдет на десятки, если не сотни, что будет означать реализацию отдельных элементов сценария по втягиванию России в новый «Афганистан».

Между тем, участие в сирийской кампании качественно усилило боеготовность российской армии и иных силовых структур, в том числе их готовность давать адекватный ответ на действия, исходящие из логики так называемых «гибридных войн». Военное вмешательство России в сирийский конфликт по просьбе официального Дамаска и в полном соответствии с основополагающими нормами международного права, дало сирийскому народу надежду на нормальную жизнь. Вместе с тем, оно подтвердил статус России как мировой сверхдержавы, способной проецировать силу на удалённых театрах военных действий за пределами национальных границ.

 

 

 

 Установка мемориального камня погибшим на войне сирийским и российским военнослужащим в Алеппо

Вопрос же о том, хватит ли у сирийцев и их союзников возможностей для того, чтобы вышвырнуть из страны нелегально проникнувших в страну «незваных гостей», остаётся открытым.


Примечание

  1. Напомним, численность её адептов, по оценкам Министерства обороны России, может превышать численность террористов «ИГ» в 2,5 раза.
  2. Несмотря на формальное объявление Восточной Гуты т.н. «зоной деэскалации», 25 сентября после неоднократных случаев нарушений режима прекращения огня «умеренными» боевиками группировки «Файлак ар-Рахман» Сирийская арабская армия начала наступление на их позиции в районах Джобар, Аин Терма, Ар-Рейхан, Хавш аз-Завахара.
  3. Здесь надо отметить, что протурецкие группировки собирают значительные деньги на контролируемых ими погранпереходах вокруг Алеппо (в том числе за счёт сборов на товары, следующие на курдские территории). За счет поступающих средств вербуются и обучаются боевики, строятся новые тренировочные лагеря и т.д.
  4. Вышедшая к Абу-Камалю колонна шиитских сил блокируется вышедшей из-под Ракки группировкой «ИГ». Овладение указанным погранпереходом важно для Дамаска и Тегерана для налаживания снабжения сирийской армии по сухопутному коридору через иракскую территорию.

 

Источник
При подготовке материала использованы фотоматериалы Министерства обороны РФ

Прочитано 99 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии