Каспийский регион: о некоторых элементах геополитического противостояния

Вторник, 31 октября 2017 04:00 Автор  Мамед Мустафаев размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

На сегодняшний день одной из точек геополитического противостояния является Каспийский регион, который после развала Советского союза стал привлекательным местом для иностранного капитала, прежде всего, для западных компаний.

Регион обладает большими запасами нефтегазовых ресурсов и находится на повестке дня в перспективе энергетической политики Европейского союза и США. Импульсом послужил факт распада СССР, после которого руководства прикаспийских государств, получив свободу действий во внешней политике, начали активный поиск инвесторов для привлечения новых инвестиций и развития экономического потенциала своих стран.

Наличие перспективных и долгосрочных проектов, косвенно или напрямую связанных с Каспийским регионом, а также растущий интерес к данным проектам предполагают возрастание международного значения региона в целом. Осознание такой важности западными странами толкнуло их руководство на попытки создать определённые плацдармы для своего военного присутствия в регионе. Так в 2004 году под предлогом защиты безопасности энергетических трубопроводов активно продвигалась инициатива США по формированию специальных сил для охраны этих трубопроводных магистралей. На самом же деле в программе «Каспийская охрана» были поставлены следующие основные задачи:

  • построение системы наблюдения за воздушным и морским пространством;
  • создание сил быстрого реагирования и пограничного контроля;
  • подготовка воинских контингентов стран-участниц;
  • оказание экономической и политической помощи партнёрам[1].

Кроме того, существовала другая идея со стороны Евросоюза, которая была охарактеризована созданием Стабилизационного пакета для Каспийского региона и совместных войск под эгидой ОБСЕ[2]. Всё это напрямую угрожало национальным интересам России, единственной страны, имеющей на Каспии серьёзные военно-морские, силы способные противостоять любой внешней агрессии в Каспийской акватории.

Впоследствии между пятью прикаспийскими странами был достигнут консенсус по поводу безопасности и мира, являющихся общим делом лишь этих стран. В соответствии с итоговой тегеранской Декларацией саммита прикаспийских государств от 16 октября 2007 года[3], а также Заявлением, принятым на последнем IV Каспийском саммите 30 сентября 2014 года в г. Астрахани[4], все прикаспийские государства согласились с тем, что гарантировать безопасность Каспийского моря должны они сами, без привлечения каких-либо третьих стран. Прибрежные страны достигли договорённости, ни при каких обстоятельствах не позволять использовать свои территории другим государствам для совершения агрессии и других военных действий против любой из сторон.

Всё вышеперечисленное является лишь частью тех экономических и политических факторов, которые могут стать поводом использования «умной силы»[5] для ограничения военного присутствия России в Каспийской акватории. Это, несомненно, связано с гарантиями стабильности и безопасности долгосрочных экономических проектов западных компаний. Нужда в таких гарантиях особенно обострилась после «газового конфликта» между Россией и Туркменистаном. МИД Туркменистана обвинял российскую сторону во взрыве, произошедшем на одном из участков газопровода «Средняя Азия – Центр»[6]. В связи с этим инцидентом риски строительства и стабильного функционирования энергетических коридоров в Каспийском регионе, которые, могут уже в ближайшем будущем стать важнейшими энергетическими артериями для стран ЕС значительно возросли. Усиление позиций России в регионе существенно повлияло на срыв попыток милитаризации Каспийского моря западным военным контингентом. Однако, риски возникновения новых угроз, в т. ч. с применением т. н. «умной силы», эффективно используемой США и странами ЕС, существуют в отношении России с её военно-морским потенциалом на Каспии.

Каспийский регион является зоной национальных интересов России и имеет огромное значение для экономики и безопасности страны, особенно в связи с дестабилизацией Ближнего Востока. Очевидно, что какое-либо присутствие третьих стран, а именно Западных в Каспийской акватории имеет определённые последствия в первую очередь конкретно для России. Возможно, именно по этим причинам Россия 7 октября 2015 года применила запуск новейших ракет класса «Калибр» по позициям исламистских боевиков в Сирии с кораблей ВМФ РФ, дислоцирующихся в южной части Каспийского моря[7]. Разумеется, не стоит не воспринимать данный факт, в том числе, как демонстрацию силы и мощи российского присутствия на Каспии, а, главное как выражение уверенности руководства страны в своих международных действиях направленных на укрепление стабильности региона. Такими методами Россия, несомненно, ограничивает влияние внешнего воздействия на Каспии.

Но в связи с этим могут возникнуть новые риски, способные в той или иной степени принести России существенные «хлопоты» в данном регионе. Освещение в западной прессе дезинформации о попаданиях ракет на территорию Ирана[8], были ничем иным как попыткой подпортить международный имидж России в свете последних событий. В данном случае, применение так называемой «умной силы» может быть использовано в целях ограничения военного присутствия России на Каспии, с целью снижения эффективности посредничества Москвы в ходе сирийского урегулирования с использованием новейшего вооружения.

Угрозы и риски присутствия третьих стран на Каспии видятся возможными также при вынесении на международный уровень вопросов экологической безопасности Каспийского моря. Каспийская пятёрка не раз пыталась всерьёз взяться за решение данной проблемы. В ноябре 2003 года пятью прикаспийскими государствами в Тегеране была подписана Конвенция по защите морской среды Каспийского моря[9]. Но по состоянию моря на сегодняшний день функционирование конвенции ставится под сомнение, так как проблемы загрязнения остаются актуальными и по сей день. На всех официальных встречах глав государств, а также во всех правовых документах, подписанными ими впоследствии, был так или иначе затронут экологический вопрос.

Важным фактором в развитии всего Каспийского региона является экологическая безопасность, обусловленная специфичностью географического расположения Каспийского моря, не имеющего выхода в мировой океан, что сильно сказывается на его состоянии. До сих пор, при большом количестве принимаемых решений и планов, отсутствуют системы и критерии контроля за их результативностью. Система экологического мониторинга и научных исследований на Каспии является сверхцентрализованной, громоздкой, дорогостоящей и малоэффективной. Большой перечень негативных факторов, способствующих ухудшению состояния водоёма, и отсутствие скорейших путей решения этих проблем со стороны прикаспийских государств могут породить в дальнейшем определённые поводы для вмешательства в регион международных организаций по защите окружающей среды.

Ко всему прочему может добавиться факт использования Россией нового, малоизвестного по своим характеристикам мировому сообществу, оружия класса «Калибр», которое в недавнем времени было применено с акватории Каспийского моря. Западные СМИ и первые лица США резко негативно отнеслись к подобным действиям России и стали в очередной раз обвинять Россию в нарушении договора РСМД 1987 года[10].

Таким образом, какие-либо попытки прямого проникновения третьих стран в пределы Каспийского бассейна на данном этапе оцениваются, как крайне затруднительные, однако, все вышеперечисленные факторы могут быть использованы в качестве «умной силы» западных стран и международных организаций, специализирующихся на защите и охране окружающей среды. В таком случае, задачи подобных организаций будут обусловлены уменьшением военно-морского присутствия России на Каспии, как на главном сдерживающем факторе, если будет доказано, что такое присутствие послужит одной из причин, отрицательно воздействующей на экосистему, как в части, так и на всём море в целом.

Примечания

[1] Карпенко А. Страсти вокруг Каспия // Военно-промышленный курьер. 2012. № 35. URL: http://vpk-news.ru/articles/9226 (дата обращения 20.05.2017).

[2] Там же.

[3] Декларация Азербайджанской Республики, Исламской Республики Иран, Республики Казахстан, Российской Федерации и Туркменистана принята в г. Тегеране 16.10.2007 г. // Справочная правовая система «Консультант-Плюс».

[4] Заявление президентов Азербайджанской Республики, Исламской Республики Иран, Республики Казахстан, Российской Федерации и Туркменистана от 29.09.2014 г. // Президент Российской Федерации. Официальный сайт. URL: http://www.kremlin.ru/supplement/4754 (дата обращения 20.05.2017).

[5] «Smart Power» – согласно Джозефу Наю «способность сочетать жёсткую и мягкую силу для формирования выигрышной стратегии».

[6] Газопроводчика вызывали?// Газета.ru. – 2009. — 10 апреля. – URL: https://www.gazeta.ru/business/2009/04/10/2972459.shtml (дата обращения 12.07.2017)

[7] Каспийская флотилия выпустила 18 ракет «Калибр» по ИГ в Сирии//. РИА Новости. – 2015. – 20 ноября. – URL: https://ria.ru/syria_mission/20151120/1325098502.html (дата обращения 11.05.2017)

[8] Несколько российских ракет, пущенных по Сирии, упали в Иране – CNN// Настоящее время. — 2015. – 8 октября. – URL: https://www.currenttime.tv/a/27295881.html (дата обращения 12.07.2017)

[9] Рамочная конвенция по защите морской среды Каспийского моря заключена в г. Тегеране 04.11.2003 г. // Бюллетень международных договоров. 2016. N 11.

[10] Директор разведки США вновь обвинил Россию в нарушении договора РСМД// РИА Новости. – 2017. – 11 мая. – URL: https://ria.ru/world/20170511/1494123337.html (дата обращения 11.05.2017).

 

Источник

Прочитано 47 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии