Биологические лаборатории США – угроза коллективной безопасности на постсоветском пространстве

Воскресенье, 26 августа 2018 04:00 Автор  Алексей Балиев размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Проблема секретных и «полусекретных» биологических лабораторий США в республиках бывшего Советского Союза, представляющих непосредственную угрозу безопасности – как России, так и стран пребывания, по-прежнему является предметом оживлённых обсуждений и ряда официальных заявлений.

В своих исследованиях, в значительной мере закрытых, сотрудники данных объектов (обладающих правом экстерриториальности и дипломатического иммунитета) используют, в том числе, ещё советские штаммы возбудителей смертельных инфекций и болезней, доставшихся американцам еще в 1980-х – середине 1990-х годов. И не по причине халатности их обладателей, но также и в результате преднамеренных действий теперь уже постсоветских профильных лиц – как начальников, так и рядовых служащих. Нельзя исключать и того, что многие постсоветские страны как минимум неофициально передали США коллекции возбудителей смертоносных болезней, включая бывшие «советские» боевые штаммы разнообразных микроорганизмов, которые находят применение в биолабораториях по периметру российских границ.

 

Биолаборатории Пентагона в Евразии и Африке (всего в 25 странах)

Известно, что в настоящее время Москва занимает достаточно сдержанную позицию по этим лабораториям, что, скорее всего, обусловлено геополитическими факторами. Пока официальных запросов российского руководства по поводу этих объектов, адресованных нет, однако не исключено, что в ближайшее время они последуют. В ходе недавней встречи глав внешнеполитических ведомств стран ОДКБ в Алматы Сергей Лавров заявил о «…желании России получить доступ к референс-лабораториям, открытых при финансовой поддержке США на территории Армении и Казахстана. Наши спецслужбы и ученые напряжены появлением этих лабораторий, не исключая, что это как-то может быть впоследствии использовано против нас. Они же [США] их в Западной Европе не ставят…»

Можно представить, как в США отреагировали бы на появление, к примеру, китайских биолабораторий в соседних с ними Канаде, Мексике, на Гаити, Багамах, Кубе. Позволим себе предположить, что в условиях растущей враждебности Запада Москва не склонна повышать и без того высокий градус конфронтации в диалоге с Вашингтоном и его «протеже» в бывшем СССР. Видимо, этим обусловлена позиция многих бывших советских республик, демонстративно сохраняющих, если не увеличивающих на своей территории число таких лабораторий. Соответствующие возможности предусматриваются соглашениями и другими документами, в разное время подписанных Вашингтоном с Грузией, Украиной, Молдовой, Казахстаном, Азербайджаном, Арменией. В частности, согласно американо-казахстанской программе, обмен данными с Россией в рамках этого сотрудничества ограничен. Напомним, на юго-востоке Казахстана на базе научного Центра карантинных и зоонозных инфекций с 2016 года действует Центральная референс-лаборатория, построенная и оснащенная на финансовые средства США (130 млн. долл.). Казахстанская сторона традиционно уверяет, что это объект сугубо гражданского назначения, однако Россия в этом сомневаются. В аналогичном, если так можно выразиться, «правовом режиме» работают схожие объекты и ряде других Центральной Азии и не только. Ограниченный характер деятельности российских спецслужб в странах СНГ в соответствии с соглашением 1992 года до некоторой степени приводит к возникновению непосредственно у российских границ «слепой зоны».

Известно, что с 2016 года во входящей, как и Казахстан, в ОДКБ Республике Армения функционируют три объекта – в Ереване, Гюмри и Иджеване, персоналом которых ведутся как открытые, так и финансируемые Пентагоном закрытые исследования, цели и задачи которых не регулируются в рамках двусторонних американо-армянских межведомственных соглашений. Уже в 2019 году их финансирование может быть увеличено до нескольких десятков миллионов долларов. Кроме того, в Армавирской и (приграничной с Нагорным Карабахом и Ираном) Сюникской областях планируется открыть ещё две биологических лаборатории. А по некоторым данным, сеть таких лабораторий, где могут выращиваться боевые вирусы, уже в 2018 году включает 6 объектов.

Имеются разные предположения о степени осведомлённости руководства страны о закрытых исследованиях американцев, не скрывающих своего пристального внимания к странам Южного Кавказа. «Бархатная» смена власти в Армении, безотносительно к публичным высказываниям тех или иных лиц, может рассматриваться в качестве дополнительного «окна возможностей» по расширению сотрудничества по различным направлениям, в том числе с вовлечением третьих сторон. В частности, не могут не настораживать постоянные контакты сотрудников лабораторий – американских граждан и работников посольства Украины в Ереване. Режимный характер ряда учреждений (в Армении и Грузии) не является препятствием для украинских дипломатов.

 

Напомним, на территории Украины, позиционирующей себя в качестве радикального антироссийского плацдарма, с 2014 по 2017 год было построено 15 биолабораторий, работающих под эгидой Пентагона. В этой связи интерес представляют и возможные причины недавних острых вспышек инфекционных заболеваний как в самой Украине, так и в соседней Молдове, где мини-эпидемию кори среди детей призвал расследовать премьер-министр П. Филип. В 2008 году в Кишинёве в рамках программ USAID и под предлогом «предупреждения ВИЧ/СПИДа и гепатитов В / С» была открыта референс-лаборатория, а ещё один объект расположен в Одессе, то есть буквально через границу, которую вирусы не признают. Как упомянуто выше, опасные заболевания с завидной регулярностью атакуют и саму Украину. Эпидемия кори здесь не утихает – только за одну неделю года болезнь поразила 755 человек (319 взрослых и 436 детей) и распространялась со скоростью 3% еженедельно, а всего с начала 2018 года корью заразились более 28 тысяч человек. Фиксируются случаи дифтерии и прочих «прелестей», которые вряд ли нужны Армении, где многие помнят, начиная с 2007 года, странные вспышки предположительно пришедшей из Грузии африканской чумы свиней.

Американцы, вкладывающие в свои проекты астрономические суммы (только официальный бюджет так называемой «Биологической программы совместного участия» официально составляет, 2,1 млрд. долл.), отрицают военную составляющую деятельности своих референс-лабораторий и их подоточётность Минсельхозу Армении, однако их заверения не встречают доверия у активной части армянских граждан. В июне 2017 года группа молодых людей по инициативе общественного движения «Во имя закона» провела перед зданием посольства США в Армении акцию против деятельности в стране американских биолабораторий. Глава Ереванского геополитического клуба Арман Бошян говорил о необходимости усиления государственного контроля над деятельностью биологических лабораторий в стране, для чего необходимо разработать и принять специальную программу в рамках ОДКБ.

Москва и Ереван ныне обсуждают возможное подписание договора о сотрудничестве в сфере биологических исследований, что откроет доступ российским экспертам к действующим в Армении лабораториям США, что было бы хорошим примером и для других стран, которые подобные переговоры открывать пока не спешат. Премьер-министр Никол Пашинян говорит о прямом и откровенном, без «тёмных углов», обсуждении актуальных вопросов двусторонних отношений с президентом России Владимиром Путиным. В любом случае, очевидно, что вопрос о деятельности американских военно-биологических объектов остаётся одной из немаловажных составляющих российско-армянской внешнеполитической «повестки дня».

Возвращаясь к более широкому контексту фабрик по штамповке штаммов вирусов различного назначения, отметим, что для своих экспериментов американцы прибирают к рукам не только советское противоэпидемиологическое наследство, но и образцы человеческих тканей представителей народов бывшего Советского Союза и Китай (причём дружественный Тайвань вроде бы в эти программы не входит). В ряде публикаций западных СМИ не единожды отмечалось, что достижения в области биогенетики позволяют создавать бактериологическое, биохимическое и генно-биологическое оружие, способное истреблять живую силу противника по расово-этническому признаку, либо понижать её умственные способности, профессиональные навыки, что позволило бы физиологически парализовывать разработку и принятие потенциальным противником адекватных административно-управленческих решений. И по этой причине профессионалы в штатском аж с конца 1940-х годов тщательно исследуют природно-очаговые заболевания и экологические тренды на территории СССР и постсоветских республик.

Можно предположить, что исследования эти сопровождаются «испытаниями»: например, после появления биолаборатории Пентагона в украинском Харькове в январе 2016 года 20 украинских военнослужащих умерли в течение двух суток от смертельного варианта вируса A1 (H1N1) pdm09. В Грузии в еще 2014 году 34 человека оказались инфицированы конго-крымской геморрагической лихорадкой «Эбола», трое из них скончались. Нетипичные вирусы в последнее время, по данным ряда источников, активно распространяются на Северном Кавказе, Зауралье, Нижнем Поволжье, в бассейне Нижнего Дона и др.

 

В 2016-17 гг. в небезызвестном Центре Лугара в Грузии проводились исследования «Последовательность геномов советской / российской вакцины против бактерий-возбудителей сибирской язвы (Bacillus anthracis) 55-VNIIVViM», профинансированные военным агентством DTRA (США) в рамках упомянутой «Биологической программы совместного участия». В конце 2017 года Пентагон оплатил подпрограмму того же исследования на 2018-2019 гг. под названием «10 геномных последовательностей человеческих и животных изолятов бактерий Bacillus anthracis в Грузии», охватывающего Абхазию с Южной Осетией, признаваемых Западом частями Грузии.

В этой связи крайне симптоматично, что никакие зарубежные инспекторы к американским и совместным биолабораториям за пределами территории США их де-факто протекторатов не допускаются. Международное право здесь бессильно, ибо подписанная в 1972 году Конвенция «О запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического и токсинного оружия» (КБТО), дополняя известную Женевскую конвенцию 1925 года, не предусматривает дееспособных – международных и национальных – инструментов контроля над биологическим оружием, его разработками и производными. В своё время западные страны, а также ЮАР, Израиль и СССР на этом сегменте Конвенции не настаивали, ибо там аналогичные разработки проводились до и после 1972 года. Требование же Китайской Народной Республики создать и применять такие инструменты, поддержанное более чем 40 странами (включая КНДР, ДРВ, Албанию, Румынию и Югославию и др.) были проигнорированы. И именно США еще в 2001 году в одностороннем порядке сорвали многосторонние переговоры в Женеве по разработке верификационного механизма КБТО и поныне не согласны с их возобновлением.

В этой связи можно прогнозировать более артикулированную позицию российской дипломатии по комплексу чувствительных вопросов, связанных и биологической безопасностью, включая и более плотную увязку соответствующего комплекса вопросов в рамках двусторонних отношения с рядом соседних государств.

 

Источник

Заглавное фото: 21stcenturywire.com

Прочитано 101 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии