Саммит в Бишкеке: в зоне влияния ШОС – реальная террористическая угроза

Вторник, 28 мая 2019 04:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

В Бишкеке в середине мая совещались секретари Советов безопасности стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС, Организация). Обменявшись мнениями о ситуации в сфере обеспечения безопасности и стабильности на пространстве Организации, участники встречи задались целью продвигать создание единого глобального антитеррористического фронта. Центральная координирующая роль в нем будет отведена ООН. Фронт будет руководствоваться международным правом – без политизации и двойных стандартов.

При этом неслучаен акцент на недопустимости вмешательства во внутренние дела государств под предлогом противодействия терроризму и экстремизму, а также на неприемлемости использования террористических, экстремистских и радикальных группировок. Он говорит о том, что за новой инициативой секретарей Советов безопасности Индии, Казахстана, Китая, Киргизии, Пакистана, России, Узбекистана, Таджикистана стоит половина населения Земного шара. В преддверии саммита глав государств ШОС, который пройдет в Бишкеке в середине нынешнего июня, это не только запевка для его будущих решений, но и конкретное предложение по единению ко всем сторонам, вовлеченным в первую очередь в конфликт в Афганистане.

Проблема Центральной Азии

Оснований для тревоги за состояние региональной и международной безопасности у ШОС, как, впрочем, и у стран ОДКБ, предостаточно. Серьезную озабоченность вызывает возрастающий трансграничный характер терроризма, экстремизма, наркобизнеса и организованной преступности.

Генеральный секретарь ШОС Владимир Норов отметил, что «среди террористических группировок имеется тенденция сращивания с транснациональными организованными преступными объединениями, финансирования их деятельности за счет наркобизнеса, незаконной торговли оружием, нелегальной миграцией и отмывания денег, добытых преступным путем».

Недавние террористические акты на Шри-Ланке, являющейся партнером по диалогу Организации, указывают на серьезную опасность, грозящую со стороны деструктивных сил пространству ШОС. Ситуация усугубляется наркотрафиком с территории Афганистана и из «золотого треугольника». По некоторым данным, незаконные доходы от торговли наркотиками превышают один триллион долларов. В ШОС отслеживают попытки террористических организаций, действующих на территории Афганистана, взять центральноазиатский наркотрафик под свой полный контроль. Для этого террористы изучают контрабандные маршруты, предполагая использовать их в том числе для переброски боевиков.

Последовавшие после бишкекской встречи секретарей Советов безопасности заявления заместителя министра иностранных дел России Олега Сыромолотова и президента Таджикистана Эмомали Рахмона по поводу  ситуации в Афганистане только подтвердили тревоги ШОС: над зоной ее влияния нависла реальная террористическая угроза. На это указывает, в частности, обстановка, складывающаяся на данный момент на таджикско-афганской границе, где скопилось около 10 тыс. боевиков, готовых перейти границу. Особую угрозу для Центральной Азии представляет нахождение в Афганистане восьми русскоязычных террористических лагерей, в которых находятся выходцы из стран СНГ, в т.ч. Российской Федерации.

Таджикский президент подтвердил, что в настоящее время боевики террористических группировок, в том числе из ИГ (запрещена в РФ), перебрасывают большие группы на север Афганистана. Такое заявление Эмомали Рахмон сделал на конференции высокого уровня «Международное и региональное сотрудничество в борьбе с терроризмом и источниками его финансирования, включая незаконный оборот наркотиков и оргпреступность», прошедшей в Душанбе вслед за встречей секретарей Совбезов ШОС.

«Цель этих террористов – дестабилизация обстановки в регионе, – сказал глава Таджикистана. – Я еще в 2008 году говорил о необходимости создания "пояса безопасности" вокруг Афганистана, однако многие западные дипломаты мне говорили, что проблема Афганистана – это проблема Центральной Азии».

Центральная Азия тем временем фиксирует факты: численность боевиков террористической организации ИГ в Афганистане, ставшем прибежищем для различных террористических организаций, выросла с 2016 года втрое. Если говорить конкретно, то 6 тысяч игиловских головорезов ждут время «Ч».

Это подтверждают и российские военные, отмечая, что на центральноазиатском стратегическом направлении сохраняется устойчивая тенденция ухудшения военно-политической обстановки, которая, по их прогнозам, к 2020 году способна достичь кризисного значения. Предотвращать кризис Центральная Азия будет самостоятельно, что давно следовало понять государствам региона, наивно возлагающим надежды на заморских «демократизаторов».

Уроки прошлого учли

Отрадно, что государства-члены ШОС единодушны в понимании развивающейся в Центрально-Азиатском регионе ситуации. К глубокой интеграции в борьбе с терроризмом призвал устами президента Киргизии Сооронбая Жээнбекова в эти дни официальный Бишкек, председательствующий в Организации в нынешнем году. В республике, испытавшей 20 лет назад вторжение международных террористов, уверены, что только «координация сотрудничества на высоком уровне принесет конкретные результаты в строительстве архитектуры безопасности государств ШОС».

Генеральный секретарь ШОС Владимир Норов по итогам заседания секретарей Советов безопасности Организации отметил, «что председательство Киргизской Республики в ШОС подтвердило стремление государств-членов активно содействовать дальнейшему укреплению дружбы, добрососедству, взаимопониманию и развитию многопланового сотрудничества, твердо следуя принципам шанхайского духа».

Заслуженный юрист Киргизии Кайрат Осмоналиев, рассказывая о баткенской трагедии двадцатилетней давности, отмечал, что накануне вторжения международных террористов в Киргизию в 1999 году «разведка сообщала руководству страны об имеющейся угрозе, однако власти не желали принимать во внимание оперативные данные».

Баткенские события разыгрались на фоне передачи россиянами функций охраны киргизско-китайской границы киргизским пограничникам. А двумя годами раньше по инициативе руководства КР подразделения российских пограничников были сняты с киргизско-таджикской границы, где начиная с 1995 года они вели борьбу с контрабандой наркотиков. В 1999 году боевики прошли через прежние места дислокации российских пограничников на памирском направлении, остававшиеся, как и участки границы, с той поры без контроля.

Только благодаря слаженным действиям членов ОДКБ и мужеству солдат и офицеров Вооруженных сил Киргизии боевикам не удалось тогда дестабилизировать обстановку в Ферганской долине и во всем Центрально-Азиатском регионе.

Баткенские события, которые, казалось бы, должны были вызвать стремление государств, соседствующих в этом регионе, к объединению усилий в предотвращении возможной новой агрессии терроризма, но в действительности привели к острому их противостоянию в зоне общих границ, затянувшемуся почти на два десятилетия. Отдельные эксперты склоняются к мысли, что в стратегических планах террористов на 1999-2000 годы именно эта идея была основополагающей. До  настоящего времени на границах нет-нет да и вспыхивают конфликты, в ходе которых порой льется человеческая кровь. Подобная ситуация играет на руку международным террористическим организациям.

Тем не менее прозрение постепенно приходит. «Сегодня много сделано для развития силовой составляющей кыргызского государства: укреплена линия госграницы, большая работа проделана для всестороннего развития Баткенской области, – рассказал секретарь Совета безопасности Киргизии Дамир Сагынбаев. – Также значительные усилия приложены по линии межгосударственного взаимодействия в сфере противодействия терроризму и экстремизму, как в двустороннем формате, так и по линии ОДКБ, ШОС и ЕАЭС, где имеет место высокий уровень взаимодействия. Вместе с соседями мы научились решать самые острые и чувствительные проблемы через диалог и уважение интересов друг друга. И эта деятельность продолжается и будет продолжена вплоть до таких показателей стабильности и антитеррористической устойчивости, при которой наши граждане будут уверены в своей безопасности и безопасной жизни нашего будущего поколения».

Из сказанного следует, что для Киргизии, которая по сути является геополитическим сердцем Центральной Азии, задача интегрирования в единую систему борьбы с терроризмом в рамках ШОС и ОДКБ стала первостепенной.

Антитеррористы к бою готовы

Взаимодействие борцов с терроризмом в Центральной Азии действительно укрепляется. По информации  заместителя председателя ГКНБ Киргизии Асылбека Кожобекова, в результате совместных контртеррористических операций работниками спецслужб КР и РФ в 2018 году были предотвращены четыре теракта в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Боевики планировали провести в этих городах 9 мая атаки в ходе акции «Бессмертный полк», а в период празднования Нового года устроить взрывы в метро.

Следует заметить, что по примеру спецслужб эффективно развивается сотрудничество в борьбе с терроризмом по линии ОДКБ. Командующий войсками Центрального военного округа (ЦВО) России генерал-полковник Александр Лапин недавно отметил, что благодаря мероприятиям стратегического сдерживания, в том числе со стороны ЦВО, удалось предотвратить обострение обстановки на территории Таджикистана и Киргизии.

Надо полагать, что генерал имел в виду ряд успешно проведенных в регионе военных учений, а также меры, которые предпринимает Россия по материально-техническому обеспечению Вооруженных сил Киргизии.

Огромная работа проведена российской стороной по укреплению южных рубежей Киргизии, ставших внешней границей ЕАЭС. Москва взяла на себя обязательство построить 11 пограничных застав, передала значительную партию военно-технического имущества для Государственной пограничной службы Киргизии.

Отмечая военную помощь России, президент Киргизии С. Жээнбеков подчеркнул: «В рамках оказания технической помощи в адаптации условиям ЕАЭС российская сторона построила несколько новых погранзастав. Поступила новая автомобильная и специальная техника. Нашим вооруженным силам переданы вертолеты и первая партия боевой техники. Такая помощь повышает наши возможности по противодействию терроризму и экстремизму, а также укреплению стабильности в стране и регионе».

Укрепление ВС Киргизии и обеспечение надежной охраны киргизской границы, как показывает практика, является стратегическим направлением во взаимодействии республики с партнерами по ОДКБ и ШОС. Та и другая составляющие являются сдерживающими факторами на пути распространения терроризма. Но границе придается особое внимание.

Международные террористы непрерывно проникают в страны СНГ, сращиваясь с  оргпреступностью. Растут трансграничные потоки наркотиков, оружия и незаконной миграции.

В Киргизии то и дело сообщается о результатах проведенных контртеррористических операций, в ходе которых задерживаются лица, участвовавшие в составе МТО в военных конфликтах. Сводки по этому поводу гласят: «Задержанный нелегально проник на территорию Кыргызстана с дальнейшими планами по оседанию и созданию необходимых условий для формирования подпольной террористической ячейки с целью совершения разбойного нападения (так называемого "ганимата")», или «с целью дальнейшего ведения т.н. "вооруженного джихада" в странах Центральной Азии, осуществления террористических акций с использованием самодельных взрывных устройств и огнестрельного оружия».

Перед силовиками государств ШОС и ОДКБ стоит важная задача – не дать возможность кураторам террористических игр соединить потенциал вооруженных банд террористов, ожидающих прорыва на афганской границе, со спящими ячейками внутри своих стран. Цель политиков – создать глобальный антитеррористический фронт.


Источник: https://www.ritmeurasia.org/

Прочитано 63 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии