Товарооборот Казахстана в ЕАЭС может вырасти на 40%

Пятница, 07 июля 2017 04:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Тимур Жаксылыков, министр по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии (ЕЭК). Москва, 27 июня 2017 г.

Оживление торговли внутри Евразийского экономического союза отмечено уже в первом квартале текущего года, рост взаимного товарооборота стран ЕАЭС составил 31,1%.

Министр озвучил не только свой прогноз по торговле между странами, но и назвал наиболее актуальные проблемы, над решением которых работает Евразийская экономическая комиссия, а также динамику и структуру экспорта и импорта. 

— Тимур Мекешевич, так какой ваш прогноз по взаимной торговле в ЕАЭС? 

— Начну по порядку, чтобы была понятна динамика. В первые годы создания Союза темпы роста торговли у всех стран резко выросли и доходили до 30%. Потом с 2014 года началось замедление, мы вошли в стадию плато, и в 2015-2016 годах отмечалось снижение взаимного товарооборота и торговли со всем миром. Оно связано с кризисными явлениями. Особенно сильно сократился объем внешнего товарооборота у России и Казахстана, так как большую долю в торговле этих стран занимают сырьевые ресурсы. А цены на них в тот период драматически упали. 

Таким образом, одной из причин замедления товарооборота стал ценовой шок на сырьевых рынках. Вторая причина – снижение спроса, поскольку последовало замедление экономической активности на рынках наших стран и у основных внешних партнеров – Китая, Европейского союза.

Но, начиная с первого квартала 2017 года, мы видим, что тренд сменился, начался активный рост. У всех стран ЕАЭС по итогам первого квартала по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 29,6% вырос внешний товарооборот, взаимный товарооборот – на 31,1%. Еще более важно, что рост идет не только при сравнении с аналогичным периодом прошлого года, но и при сравнении с аналогичным месяцем к предыдущему месяцу.  

Тут две основные причины. Первая – низкая база прошлого года. Вторая причина – улучшение в целом макроэкономических условий, стороны переварили девальвационные шоки, и экономики приспособились к новому уровню цен.

Что касается прогноза, то для Казахстана, надеюсь, мы получим 30-40% роста товарооборота со странами ЕАЭС и внешним миром по итогам года.

— Как вы боретесь с торговыми войнами и административными проволочками, которые порой специально создаются внутри Союза? 

— Такие проблемы есть, к сожалению, но их перечень четко ограничен. Сейчас уже никто не вспоминает, какие значительные барьеры были, когда мы только начинали интеграционный процесс. Сейчас у нас есть список из 60 препятствий в торговле.

Если навскидку назвать часть из них – это применение некоторыми странами утилизационного сбора на автомобили, во взаимной торговле – барьеры, связанные с движением алкогольной и табачной продукции, с автомобильным и речным транспортом.

Некоторые страны называют проблемой функционирование пунктов предварительных уведомлений внутри единой таможенной территории. Кыргызстан ставит вопрос по правомерности осуществления Казахстаном ветеринарного контроля на границе между этими странами. 

Во всем этом самое оптимистичное – что этот перечень проблем не растет, он зафиксирован. В целом президенты наших стран ставят задачу полностью устранить эти барьеры. Над этим мы и работаем. 

— Казахстанские производители алкогольной продукции уже давно жалуются на то, что их не пускают на российский рынок. Когда разрешится эта ситуация? 

— Это вопрос очень сложный и комплексный. Препятствия, о которых идет речь, существуют в России, Казахстане, Беларуси и Кыргызстане. В ЕАЭС только Армения не применяет подобных ограничительных мер. Почему вопрос долгое время не решается? Потому, что его решение страны связывают с урегулированием вопроса о справедливой ценовой конкуренции на алкоголь, что, в свою очередь, завязано на разном уровне акцизного налогообложения. Налоговая политика в Союзе относится к компетенции государств-членов, она суверенная и не является предметом наднационального регулирования. Соответственно уровни ставок акцизов на алкоголь разнятся. Из-за этого производители оказались в разных конкурентных условиях, так как цены где-то выше, где-то существенно ниже. И когда речь идет о том, чтобы снять все барьеры, нужно сначала выровнять конкурентные условия.

Надеемся, что до конца года решение будет принято, и оно позволит реализовать тот пакет механизмов, который выработала Евразийская комиссия. 

— А какие это механизмы? Означают ли они рост цен на алкоголь в Казахстане? 

— Мы договорились, что будут определенные коридоры акцизных ставок. ЕЭК не стала настаивать на единой ставке для всех стран, но она должна быть в пределах заданного коридора. Но для государств с более низким уровнем экономического развития предусмотрена возможность отступить еще ниже от него. В целом эти договоренности позволят обеспечить предсказуемость акцизной политики и примерно равный уровень конкурентоспособности производителей. 

— Как вообще меняется структура импорта и экспорта в ЕАЭС? Какова динамика?

— За последние 5 лет, в период с 2012 года по 2017 года, доля обработанной продукции в товарообороте стран неуклонно увеличивается. Это говорит о том, что мы друг с другом больше торгуем готовой продукцией – это продукты питания, стройматериалы, металлопрокат, трубы, оборудование, приборы, транспортные средства. 

В товарной структуре взаимной торговли государств-членов ЕАЭС в 2016 году наибольший удельный вес занимают минеральные продукты (27,1% объема взаимной торговли). Существенны поставки машин, оборудования и транспортных средств (17,5% объема взаимной торговли). Доля продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья составила 16,1% объема взаимной торговли, на долю продукции химической промышленности пришлось 12,4% объема взаимной торговли. 

По сравнению с 2012 годом во взаимной торговле государств Союза в 2016 году доля минеральных продуктов сократилась на 9,9%, доля металлов и изделий из них снизилась на 1,4%, доля продовольственных товаров увеличилась на 5,9%, удельный вес продукции химической промышленности возрос на 3,5%. Увеличение доли обработанной продукции во взаимной торговле государств ЕАЭС, улучшение ее структуры свидетельствуют об углублении интеграционного взаимодействия наших стран, совершенствовании механизма торгово-экономических связей государств ЕАЭС.     

В структуре взаимного товарооборота государств ЕАЭС по итогам 2016 года доля минеральных продуктов по сравнению с 2015 годом уменьшилась на 6,2%, машин, оборудования и транспортных средств увеличилась на 0,9%, доля продовольственных товаров также выросла на 0,6%, продукции химической промышленности – на 0,7%, текстильных изделий – на 0,8%.

Если говорить о внешней торговле в целом, то здесь ситуация стабильная. По итогам 2016 года доля минеральных продуктов в структуре экспорта государств Союза составила 60,6%. 

— Есть ли планы по вступлению в Союз других стран? 

— Комиссия очень активно ведет переговоры по соглашениям о свободной торговле с рядом стран. Большая группа государств стоит в очереди, со многими ведутся переговоры. Но что касается именно вступления в ЕАЭС новых государств, об этом пока речь не идет. 

Безусловно, активизация торгово-экономического сотрудничества государств ЕАЭС с ведущими странами, многовекторность во внешнеэкономической деятельности Союза будет способствовать эффективному развитию нашего интеграционного объединения, повышению его роли в мировом сообществе.

 

Источник

Прочитано 850 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии