Новый этап азербайджано-американских отношений

Понедельник, 04 сентября 2017 04:00 Автор  Иван Сидоров, кандидат исторических наук размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Азербайджан, безусловно, является важным внешнеполитическим партнером Соединенных Штатов, однако на сегодняшний день азербайджано-американские отношения переживают не лучшие времена.

После того, как в 2013 г. в Азербайджане после очередных президентских выборов заметно усилилось давление со стороны правительства на политическую оппозицию, независимых журналистов и правозащитников[1], администрация Б. Обамы, открыто осудила Баку. Начавшись со скандала вокруг неосторожных высказываний американского посла в Азербайджане, Ричарда Морнингстарра, в адрес азербайджанского правительства относительно вероятности повторения в Баку украинского революционного сценария, дипломатический конфликт постепенно нарастал и достиг своего пика в 2015 г., когда республиканец Кристофер Смит внес на рассмотрение Палаты представителей законопроект о санкциях против Азербайджана (Azerbaijan Democracy Act 2015)[2].

Указанный законопроект предусматривает введение ряда ограничений, таких как лишение виз, запрет на въезд в США и арест собственности, против представителей азербайджанского руководства, их родственников и бизнес-партнеров, которые оказались причастны к ограничению прав и свобод оппозиционеров, независимых журналистов, правозащитников и религиозных групп или обогащаются за счет незаконной, коррупционной деятельности. Кроме того, законопроект предусматривает введение экономических санкций против азербайджанского правительства, которые должны ограничить его доступ к мировым финансовым рынкам. Также в документе Смита отражена необходимость привлечения международной поддержки, в особенности со стороны Европы, с целью повышения эффективности американской санкционной политики.

Хотя законопроект о санкциях против Азербайджана пока не принят Конгрессом США, отдельные его элементы постепенно реализуются в той или иной форме. Так, в 2015 г. международная некоммерческая ассоциация «Инициатива прозрачности в добывающих отраслях» (ИПДО) со штаб-квартирой в Осло, членства в которой добивается Азербайджан, понизила его статус с «отвечающего требованиям» до «кандидата» из-за проблем в сфере прав человека и давления правительства на гражданское общество[3]. На это событие немедленно отреагировали международные финансовые институты. Представители Европейского банка реконструкции и развития и Мирового банка отметили, что считают важным условием предоставления Азербайджану кредитов выполнение им требований ИПДО и готовы выделить ему деньги, но с условием, что часть будет использована для этих целей[4].

Усиление международного давления на Азербайджан оказало крайне неблагоприятный эффект, поскольку совпало по времени с серьезными экономическими трудностями. С 2011 г. в Азербайджане заметно сократились объемы добычи нефти. После падения уровня мировых цен на нефть и последовавшей за этим девальвации национальной валюты, маната, экономическая ситуация в стране стала критической, поскольку иных источников экономического роста за пределами нефтегазового сектора не было[5]. Под удар была поставлена вся внутриполитическая и внешнеполитическая система азербайджанской государственности.

Долгие годы, с момента обретения независимости, Баку выстраивал многовекторную модель лавирования между своими основными внешнеполитическими партнерами (США, Европа, Россия, Турция, Иран), гарантией которой был стабильный экспорт углеводородных ресурсов, прежде всего нефти, по альтернативным транзитным каналам. Однако, когда с одной стороны нефтяные ресурсы Азербайджана начали исчерпываться, а с другой, их ценность для мировой экономики значительно снизилась, Баку оказался в состоянии жесточайшего системного кризиса. Для того, чтобы сохранить свою международную роль и стабильность внутриполитической системы ему было необходимо в кратчайшие сроки найти новые источники экономического роста и получить новые международные гарантии независимости.

По этой причине последние несколько лет азербайджанское правительство активно работает над переориентацией экспорта с нефти на газ и повышением транзитного потенциала страны. Обе задачи весьма эффективно можно осуществить в рамках проекта Южного газового коридора.

 Согласно заявлениям азербайджанского руководства, в том числе и президента страны И. Алиева, готовность отдельных элементов Южного газового коридора составляет от 40 до 95%. Модернизация Южнокавказского газопровода (Баку-Тбилиси-Эрзерум) закончена на 83.8%, строительство Трансанатолийского газопровода на 69%, Трансадриатического на 40.3%, работы на каспийском месторождении Шах-Дениз, которое должно стать основным источником поставок, на 92%[6].

При этом, как отмечают эксперты, завершению проекта препятствуют две довольно серьезные проблемы. Во-первых, как и в случае с нефтью азербайджанских газовых ресурсов недостаточно, чтобы обеспечить рентабельность проекта. Поэтому, чтобы вновь не оказаться в положении 2011 г., когда резко начал падать уровень добычи, Азербайджану необходимо либо найти новые месторождения в своем секторе Каспия, либо подключить к проекту Южного газового коридора кого-нибудь из соседних государств, что является довольно проблематичным. Во-вторых, для завершения своей части проекта стоимостью в 13 млрд долларов Азербайджану необходимо вложить еще 8 млрд, 5 млрд из которых он рассчитывает получить из международных финансовых институтов[7]. Разумеется, при условии усиления международного санкционного давления сделать это будет проблематично.

Оказавшись в столь уязвимом положении, Азербайджан главной своей целью поставил налаживание отношений со странами Запада, так как решить возникшие проблемы и не допустить возникновения новых можно исключительно за счет западных технологий, финансовых и политических ресурсов. А поскольку речь идет об обеспечении стабильности всей политической системы, существующей в Азербайджане, и сохранении принципа многовекторности во внешней политике, Баку готов пойти даже на крупные уступки по самым чувствительным вопросам. В частности, в 2016-2017 гг. правительство заметно ослабило давление на политическую оппозицию, были разморожены счета части НКО, выпущены на свободу некоторые оппозиционные журналисты и даже усилиями помощника президента по экономической политике и вопросам промышленности, Натига Амирова, проведен ряд антикоррупционных мер.

Таким образом, в краткосрочной перспективе Азербайджан, задавшийся целью обеспечить незыблемость основных принципов, на которых базируется его государственность, будет добиваться возобновления тесных отношений со странами Запада в целом и с США в частности. При этом стоит отметить, что данное дипломатическое движение оказывается взаимным, в особенности со стороны США, которые также по целому ряду весомых факторов заинтересованы в более тесных отношениях с Азербайджаном.

Во-первых, американские политики и исследователи из числа представителей наиболее влиятельных американских аналитических центров признают большой ошибкой администрации Б. Обамы ослабление политики Вашингтона на Южном Кавказе. Регион обладает важным военно-политическим и логистическим значением, что было доказано в период операций США в Афганистане и Ираке, поэтому прочные позиции Вашингтона в регионе являются гарантией успешной борьбы с новым всплеском международной террористической угрозы. В 2000-е гг. Азербайджан проявил себя как надежный и полезный союзник США в регионе, поэтому возвращение отношений с ним в конструктивное русло должно стать приоритетом администрации Д. Трампа на Южном Кавказе. Кроме того, поддержка Азербайджана входит в более широкую региональную задачу Вашингтона, которая предусматривает обеспечение безопасности и стабильности всего южнокавказского региона от распространения на него радикальной идеологии или возобновления локальных конфликтов (в случае с Азербайджаном карабахского).

Во-вторых, Вашингтон выразил свою прямую заинтересованность в успехе проекта Южного газового коридора, о чем президент США Д. Трамп открыто написал своему коллеге И. Алиеву по случаю открытия 24 Международной нефтегазовой выставки в Баку (Caspian Oil & Gas 2017)[8]. На переговорах в Стамбуле 10 июля 2017 г. госсекретарь США Р. Тиллерсон подтвердил слова Д. Трампа и добавил, что США намерены поддерживать энергетическую политику Баку[9]. Объясняется это тем, что США заинтересованы в повышении уровня конкуренции на европейском энергетическом рынке с целью открытия для себя новых экспортных возможностей, для чего на первом этапе им необходимо ослабить позиции крупнейших поставщиков, России и Алжира.

В-третьих, позитивные отношения с Азербайджаном предоставят серьезные имиджевые преимущества администрации Трампа. Неосторожные заявления американского президента относительно ислама послужили поводом для обвинения его в исламофобии и ухудшили отношение к США в исламском мире. Налаживание отношений с Азербайджаном, с одной стороны, продемонстрирует, что американская политика лишена предубеждений по отношению к мусульманам, а с другой, покажет готовность Вашингтона поддержать светскую исламскую государственную модель азербайджанского типа, что будет сигналом для остального исламского мира. Кроме того, немаловажным является тот факт, что Азербайджан имеет очень тесные и интенсивно развивающиеся отношения с Израилем, что также идет в фарватере американских интересов на Ближнем Востоке, поскольку президент Трамп открыто обозначил свое намерение возобновить более активный американо-израильский диалог[10].

Комментируя текущее состояние азербайджано-американских отношений президент Азербайджана И. Алиев отметил, что в них начался новый этап[11]. Принимая во внимание указанные обстоятельства, это действительно так, однако перемены, о которых говорит азербайджанский президент, носят гораздо более глубинный характер. Вся внешнеполитическая модель Азербайджана ожидает радикальная трансформация. Даже если Баку удастся в краткосрочной перспективе при поддержке США реализовать программу Южного газового коридора и переориентироваться на газовый экспорт, что, учитывая сложные отношения Азербайджана с соседями по Каспию (Туркменистаном и Ираном) и позицию России, будет очень непросто, эффект от нее окажется недолгосрочным.

Эпоха авансов Азербайджану со стороны Запада закончилась. Каждый новый финансовый транш будет иметь конкретные цели и условия, любая попытка Азербайджана нарушить договор и проявить независимость может привести к принятию закона о санкциях 2015 г., и по мере исчерпания газовых месторождений уязвимость Баку будет только возрастать. Азербайджанская многовекторная внешнеполитическая модель постепенно лишается экономической основы, следовательно, в недалеком будущем Баку может оказаться перед необходимостью однозначного политического выбора.


Примечание

[1] Kumar A. Azerbaijan An American ally in a sea of threats // The Washington Times. 07.10.2017 URL: http://www.washingtontimes.com/news/2013/oct/7/azerbaijan-an-american-ally-in-a-sea-of-threats/

[2] Government of the United States. House of Representatives. House of Foreign Affairs; Judiciary; Financial Services. Azerbaijan Democracy Act of 2015. 114th Congress, 1st Session. December 16, 2015. URL: https://www.congress.gov/bill/114th-congress/house-bill/4264

[3] Azerbaijan downgraded to candidate country // EITI Official Website. 15.04.2015 URL: https://eiti.org/news/azerbaijan-downgraded-to-candidate-country

[4] Farchy J. Azerbaijan Aiming to Please // Financial Times. 28.08.2016 URL: https://www.ft.com/content/d89d55ae-6b73-11e6-a0b1-d87a9fea034f

[5] Зотин А. Азербайджан: восточная сказка длиной в 30 лет // Московский центр Карнеги. 24.03.2017 URL: http://carnegie.ru/2017/03/24/ru-pub-68386

[6] Shaban I. Azerbaijan Finances Its Share of $6.6 Bn within Southern Gas Corridor // Caspian Barrel. 13.05.2017 URL: http://caspianbarrel.org/en/2017/05/azerbaijan-finances-its-share-of-6-6-bn-within-southern-gas-corridor/

[7] Karayianni M. Azerbaijan: Racing to Develop Natural Gas Potential // Eurasianet.org. 04.05.2017 URL: http://www.eurasianet.org/node/83461

[8] Trump praises U.S.-Azerbaijan partnership // Azernews. 31.05.2017 URL: https://www.azernews.az/nation/114000.html

[9] Ilham Aliyev met with US Secretary of State in Istanbul // President of Azerbaijan Official Website. 10.07.2017 URL: http://en.president.az/articles/24508

[10] Kamaras J. Trump Can Make American-Azerbaijani Ties Great Again // The American Spectator. 19.01.2017 URL: https://spectator.org/using-israel-as-a-model-trump-can-make-american-azerbaijani-ties-great-again/

[11] President Aliyev: Azerbaijan-U.S. relations entering new stage // Azernews. 12.07.2017 URL: https://www.azernews.az/nation/116126.html

 

Источник

Прочитано 579 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии