«Керченская» провокация Украины с далеко идущими планами

Четверг, 06 декабря 2018 05:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Конфликт в Азово-Черноморской акватории, который начался 25 ноября утром, уже к вечеру резко обострился. По сути, провокацию украинских ВМС в Керченском проливе можно назвать первым реальным боестолкновением с российскими военными, в отличие от мифической агрессии в Донбассе.

Все последующие события говорят о том, что США с помощью своих киевских марионеток пытаются открыть ещё один фронт российско-украинского противостояния. И последняя провокация украинских ВМС – лишь часть из задуманного долгоиграющего плана.

Ситуация развивается строго по заранее разработанному сценарию нарастающей информационной войны, четко и отлаженно. В ночь на 26 ноября Порошенко созвал Совет нацбезопасности и обороны, на котором было принято решение подать в Раду законопроект о введении военного положения. После этого с пафосом было сообщено о приведении в полную боевую готовность ВСУ и Службы безопасности Украины. После этого посол США в ООН Никки Хейли объявила о срочном созыве заседания Совета Безопасности. А генсек НАТО Й. Столтенберг в ходе телефонного разговора с П. Порошенко заявил о срочном созыве чрезвычайного заседания комиссии Украина–НАТО.

Параллельно с этими событиями украинские военные начали массированный обстрел жилых районов Донецкой народной республики. В Киеве националисты сожгли автомобиль российского посольства, а в Харькове боевики Нацкорпуса и других профашистских организаций пытались поджечь российское консульство. В результате чего российский МИД был вынужден вызвать представителя украинской дипмиссии в РФ Руслана Нимчинского.

Вторгшиеся в территориальные воды России украинские корабли задержаны и ошвартованы в Керчи

Национал-фашистские военизированные формирования сразу же воспользовались сложившейся ситуацией и стали требовать разрыва дипотношений с Россией и денонсации договора о совместном использовании Азовского моря и Керченского пролива. Характерно, что наряду с этим они требуют проведения выборов, что фактически сводит на нет планы Порошенко воспользоваться ситуацией и отложить оные. Что говорить, выборы – далеко не главная цель задуманной провокации.

Как известно, за последние недели из Киева, Брюсселя и Вашингтона в адрес России все громче стали звучать обвинения в милитаризации Азовского моря и воспрепятствовании свободному судоходству. Дело дошло даже до того, что глава европейской дипломатии Федерика Могерини заявила, что ЕС может рассмотреть конкретные меры в ближайшее время в связи с ситуацией и стала угрожать очередными антироссийскими санкциями. Украинский МИД стал готовить для декабрьской сессии Генассамблеи ООН проект антироссийской резолюции «о милитаризации Черноморского региона и Азовского моря».

Поначалу от России стали безапелляционно требовать прекратить проверки судов. В конце октября Европарламент даже одобрил резолюцию, призывающую власти ЕС предусмотреть возможность усиления санкций против России в случае обострения обстановки в Азовском море. И вот эта «обстановка» благодаря украинским ВМС произошла.

По словам статс-секретаря – заместителя главы МИД РФ Григория Карасина, заявления о многочасовых, а то и многодневных задержках судов абсолютно голословны. По данным российских пограничников, из 1,5 тыс. инспекций, проведенных в апреле-октябре этого года, более 90% осуществлялось в местах якорных стоянок на входе в Керченский пролив со стороны Черного или Азовского моря в момент формирования караванов для проводки судов по Керчь-Еникальскому каналу. Это довольно сложный маршрут, максимальная глубина там 8 м.

«Формирование караванов, – поясняет Г. Карасин, – обязательная лоцманская процедура, которая применялась ранее и Украиной и никаких вопросов не вызывала. Осмотр, как правило, не превышает трех часов. Самая продолжительная проверка заняла пять часов. И это был единичный случай. Более длительные задержки могут быть связаны лишь с погодными условиями и требованиями безопасности судоходства».

Как следует из его комментария, в самом Азовском море суда останавливались для осмотра весьма редко, и то при наличии веских оснований. При этом из всех проверенных в указанный период судов почти половина (48%) следовали в российские порты или из них. И проходили такую процедуру с проверками, как и другие суда – в том числе и украинские. К слову, за это время в Азовском море было задержано лишь одно украинское судно за нарушение правил рыболовства.

Стоит отметить, что Россия давно имела все объективные причины для усиления внимания её пограничников к безопасности судоходства в Керченском проливе. Украина постоянно занимается на Азовском море военными приготовлениями, интенсивно наращивает там при поддержке США свою военно-морскую группировку, расширяет береговую военную инфраструктуру. В частности, киевский режим принял решение создать в Бердянске базу ВМС, для чего из Одессы прибыло несколько военных кораблей.

Параллельно с этим с момента госпереворота из уст деятелей киевского режима не раз приходилось слышать заявления о силовом возвращении Крыма на Украину. Лидеры так называемого меджлиса (запрещен в РФ) и украинских националистических группировок не раз открыто призывали к осуществлению террористических актов на полуострове, в том числе в отношении Крымского моста. А до этого, напомним, они не раз устраивали провокации в Херсонской области вблизи российской границы. В том числе подрыв линии ЛЭП, обесточившей на время полуостров.

Стоит отметить, что правовой режим Азовского моря имеет свою специфику. Оно является внутренними водами России и Украины. Этот статус закреплен российско-украинскими договорами, в частности двусторонним договором «О сотрудничестве и использовании Азовского моря и Керченского пролива» от 2003 г., который является бессрочным и не содержит положений о денонсации.

Как подчеркивает вышеупомянутый Г. Карасин, в этой связи к Азовскому морю неприменимы положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., в том числе о свободе судоходства. То есть «утверждения о том, что наши проверки и инспекции в Азовском море противоречат международному морскому праву, не имеют под собой оснований», так как Керченский пролив никогда не являлся и не является международным по смыслу упомянутой конвенции 1982 г. и к нему неприменимы требования о свободе транзитного или мирного прохода для иностранных судов.

Однако в деле геополитического противостояния с Россией ссылки на международное право и двусторонние межгосударственные договоры, к сожалению, давно уже не работают. Тем более что в случае разрыва договора, чего и добиваются в Киеве, Азовское море может быть разделено в соответствии с международным правом. И тогда «внутреннее море» будет считаться международными водами, и суда НАТО смогут на законных основаниях заходить в него. Конечно же, с трудом верится, что Россия допустит это. Но для Киева в этом деле важен сам факт нового витка антироссийского противостояния, помимо Донбасса и Крыма.

Киевский проамериканский режим с момента установления своей власти постоянно наращивает динамику антироссийского противостояния, расширяет его фронт. В Донбассе это проявилось открытым саботажем Минских соглашений, экономической блокадой региона, обстрелами жилых кварталов, терактами против мирного населения и убийствами лидеров сопротивления.

В отношении России – блокадой Крыма, антироссийской экономической политикой, прекращением авиасообщений, ликвидацией возможностей для денежных переводов, запретом ввоза российских книг, гастролей ряда артистов, введением языковых квот на радио и ТВ, осложнением въезда на Украину российских граждан, дерусификацией топонимики и ликвидацией памятников общей истории в рамках пресловутой декоммунизации… И так далее и тому подобное.

Естественно, в этой стратегии Киев ищет новые поводы с целью втянуть Россию в открытое противостояние. Ситуация вокруг Азовского моря и Керченского пролива идеально вписывается в данную стратегию. Причем в этот раз при позитивно развивающейся конфликтной ситуации для Киева дело может приобрести международное значение, так как через пролив ходят не только украинские суда.

Напомним, что отрабатывать первые ходы нынешнего «азовского» конфликта на Украине начали ещё в марте с.г. Тогда украинские пограничники 25 марта задержали по надуманной причине российское судно «Норд» в Азовском море. 9 членов экипажа в полном составе смогли вернуться в Крым лишь спустя семь месяцев в результате обмена на украинских моряков, задержанных за браконьерство и нарушение границы РФ. При этом капитан судна Владимир Горбенко по-прежнему остается на Украине. Его обвиняют в нарушении порядка выезда или въезда на «оккупированную территорию с целью нанесения вреда интересам Украины», за что ему грозит от трех до пяти лет тюрьмы.

Проблему вокруг совместного использования вод Азовского моря стали создавать намеренно. А точнее – просто держали как один из вариантов следующих ходов в антироссийском противостоянии. Все четыре года после госпереворота приписанные к крымским портам корабли беспрепятственно выходили в море и ловили рыбу близ тех же берегов. Однако в марте киевских чиновников вдруг осенило, что они посещают Крым без их разрешения.

До этого стороны регулярно подписывали соглашения о лимитах вылова рыбы в этой акватории. Причем эти соглашения были выгодны Украине, так как лимиты добычи основных видов промысловых рыб распределялись поровну, несмотря на то что с воссоединением Крыма и России протяженность российской береговой линии выросла на длину крымской части азовского побережья, а украинской – соответственно сократилась. Все это время работала российско-украинская комиссия по вопросам рыболовства в Азовском море. Ее последнее, 30-е заседание, несмотря на провокации отдельных депутатов Верховной рады, состоялось 23-25 октября именно в Киеве.

Но, как показали последующие события, мартовский инцидент послужил поводом для превращения подобных случаев в юридический прецедент. Украина за это время арестовала или ввела другие ограничения в отношении 15 иностранных судов, посетивших порты Крыма без «разрешения» Киева. В том числе российский танкер «Механик Погодин», который задержали в августе в херсонском порту. Попытки команды танкера получить разрешение на выход из акватории до сих пор не дают результата.

В ответ на это российские власти справедливо сочли действия Киева «морским терроризмом» и ответили усилением пограничных досмотров в своей части Азовского моря. Однако официальный Киев в ответ стал развивать создавшийся его же усилиями конфликт по нарастающей. Для этого Верховная рада 8 ноября приняла в первом чтении закон «О прилежащей зоне Украины». Сейчас её территориальные воды составляют 12 миль. Согласно же законопроекту, прилежащей зоной теперь станет морской район, который прилегает к территориальному морю Украины и внешняя граница которого находится на расстоянии 24 морских миль от береговой линии. То есть в Киеве с помощью таких законопроектов решили увеличить свои территориальные воды в два раза!

Сама законодательная инициатива перед этим была тщательно согласована с американцами. Как раз в начале ноября в Киеве прошел круглый стол Госпогранслужбы Украины с представителями Государственного департамента США и Европейского агентства по безопасности и охране границ ФРОНТЕКС. А после данного форума состоялось «судьбоносное» голосование за расширения морских границ.

Кстати, само расширение – далеко не единственный интересный момент данного законопроекта. В статье 3, касающейся прав украинских пограничников, последние в теперь «расширенной» прилежащей зоне будут иметь право остановки, досмотра, преследования по горячим следам, задержания или ареста всех судов-нарушителей и членов их экипажа. По сути, данным законопроектом Украина юридически выдвигает претензии на морское пространство вокруг российского Крыма. А сам захват территориальных вод очень напоминает действия ВСУ в отношении т.н. серых зон в Донбассе.

В итоге создавшийся конфликт, с одной стороны, является предвыборной инициативой хватающегося за последнюю соломинку Порошенко. Поход трех кораблей ВМС, из которых два – боевые и оснащены вооружением, через Керченский пролив, контролируемый Россией, не мог пройти без ведома президента. То есть Киев сознательно шел на конфронтацию с Россией. Максимальная цель Порошенко – сорвать приближающиеся выборы, минимальная – сплотить вокруг него «патриотически» настроенную общественность, поднять таким образом свой никудышный рейтинг.

Однако данную эскалацию не стоит рассматривать только сквозь призму президентских выборов. Уж больно много в ней задействовано иностранных персон, для которых судьба украинского президента до этого не имела такого значения. Ведь все остальные фавориты президентской гонки готовы также «верой и правдой» служить своему заокеанскому хозяину.

Всё говорит о том, что это куда более долгоиграющая партия, которую обязательно продолжит следующий американский ставленник, посаженный в президентское кресло страны. Перекрытие Керченского пролива как возможная ответная мера со стороны РФ может сильно ударить не только по бизнесу бывшего хозяина Донбасса Рината Ахметова, но и по одной из важных экспортных статей украинской экономики. Мариуполь – один из главных металлургических центров Украины. Фактически таким действием будет перекрыт морской путь экспорта украинского металла.

Но этим действием официальный Киев не напугаешь. Тем более что для главных олигархических групп, сосредоточенных вокруг президента Порошенко и премьера Гройсмана, проблемы с бизнесом у политического конкурента будут только на руку. Не это ли преследуют киевские правители нагнетанием ситуации вокруг Азовского моря?

О чем реально может идти речь, подсказывает статистика. Согласно данным администрации морских портов Украины, через порт Мариуполя проходит порядка 20% металлургической продукции. Однако даже полное перекрытие Керченского пролива для украинских кораблей практически никак не скажется на экспорте металла из Мариупольского порта. Как известно, на Украине еще в 1990-х при президентстве Л. Кравчука были преступно распроданы морские пароходства. С тех пор Киев просто не имеет своего торгового флота. Поэтому весь украинский экспорт из Мариуполя, как и из всех остальных украинских портов, осуществляется исключительно на иностранных судах. Поэтому перекрытие пролива для украинских кораблей будет иметь практически нулевой результат.

А вот перекрытие пролива для украинских экспортно-импортных операций может спровоцировать конфликт Москвы со всеми странами, чьи суда эти операции осуществляют. Украинский металл из Мариуполя везут в основном в Болгарию, Турцию, Грецию, Италию и Испанию. Так не с этими ли странами с помощью вассалов из Киева хотят поссорить Россию? Именно эти страны наиболее заинтересованы в строительстве «Турецкого потока». А их политики больше всего в ЕС выступают за отмену антироссийских экономических санкций.

В данном случае провокационный ход Киева преследует далеко идущие расчеты и действительно имеет долгоиграющее значение.

Источник

Прочитано 53 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии