Ограбление по-американски: США ведут Венесуэлу к сирийскому сценарию

Суббота, 02 февраля 2019 05:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Итак, Вашингтон выбрал новую мишень для атаки. 23 января Белый дом признал Хуана Гуайдо легитимным президентом Венесуэлы; 28-го были блокированы активы и счета венесуэльской государственной нефтяной компании PDVSA в США и объявлено о введении санкций против компаний, которые продолжат покупать венесуэльскую нефть по истечении установленного срока. Параллельно из Белого дома доносятся угрозы военного вмешательства. С чем связана эта активность и какие формы она может принять?

Ключевая проблема, стоящая перед Вашингтоном, в том, что, вопреки апокалиптическим прогнозам, без радикального усиления давления чависты имели все шансы реанимировать венесуэльскую экономику, несмотря на все предыдущие усилия США, эффективность которых оказалась переоценена.

Себестоимость добычи нефти в Венесуэле порядка $ 27 за баррель, при этом $ 10 приходится на налоги. Иными словами, при текущих ценах (свыше $ 60 за баррель) фатальных проблем у венесуэльской нефтяной отрасли нет. Резкое снижение нефтедобычи (с 2,49 млн баррелей в день в 2013-м до 1,14 млн в конце 2018-го) в основном связано, во-первых, с постэффектами от снижения нефтяных цен как таковыми. Во-вторых — с усилиями Вашингтона, всеми силами противодействовавшего восстановлению уровня инвестиций после стабилизации цен. Так, 25 августа 2017-го указом Трампа было запрещено совершать торговые операции с акциями и долговыми ценными бумагами правительства Венесуэлы и PDVSA. Американская мотивация введения санкций заслуживает внесения в палату мер и весов в качестве эталона лицемерия: «Диктатура Мадуро продолжает лишать венесуэльский народ продуктов и медицинских препаратов, отправлять в тюрьму демократически избранную оппозицию и насильственно подавлять свободу слова… Мы не будем стоять в стороне, пока Венесуэла гибнет».

Однако все усилия США по «спасению» Венесуэлы оказались недостаточными на фоне роста нефтяных цен. В итоге в конце прошлого года отрасль получила самые массивные российско-китайские инвестиции с 2013 года.

В сентябре прошлого года Венесуэла достигла договоренности с КНР о пятимиллиардных инвестициях в добычу. Примерно такая же была заключена с «Роснефтью». Ранее, в ноябре 2016-го, была достигнута договоренность с КНР на сумму $ 2,2 млрд, в июне 2017-го — $ 2,8 млрд. Суммарный результат предполагал повышение добычи на 552 тыс. барр. в сутки (как нетрудно заметить, санкции США последовали практически сразу после заключения последнего соглашения). Иными словами, в конце прошлого года восстановление добычи выглядело неизбежным.

При этом введение полноценных санкций против Ирана (без многочисленных исключений, предоставленных импортерам администрацией Трампа) и вступление в действие сделки «Опек плюс» в конце ноября предполагает как минимум сохранение цен на нынешнем уровне.

Между тем дефицит торгового баланса Венесуэлы в первом полугодии 2018-го уже составлял отнюдь не катастрофические $ 0,78 млрд. «Огромный венесуэльский долг» на практике составлял 73,7% ВВП на конец 2013-го и 28,2% на конец 2017-го. К середине 2018-го — 23%. Иными словами, трудности Мадуро в огромной степени связаны с тем, что он добросовестно расплачивается по обязательствам в весьма сложной ситуации. При всей экономической безграмотности чавистов, основной вклад в кризис после восстановления цен на нефть внесли именно санкции США, не позволившие Каракасу рефинансировать госдолг. В 2017-м было выплачено $ 7,8 млрд, 2018-м порядка $ 8 млрд. В этом году Венесуэле предстоит выплатить $ 9 млрд. Как нетрудно заметить, предпосылок для нерукотворного коллапса у венесуэльских финансов в этом году не было.

Иным словами, резкое ужесточение позиции США связано с тем, что Каракас технически способен и готов выбраться из старательно построенной для него ловушки, после чего о попытках «наведения порядка» придется надолго забыть.

При этом существует по крайней мере два весьма весомых фактора, дополнительно стимулирующих агрессивность Вашингтона и развязывающих ему руки. Во-первых, это обострение противостояния с Китаем. Долгосрочно это значит, что присутствие Пекина в Карибском бассейне становится в принципе неприемлемым для США. Краткосрочно угроза внушительным китайским инвестициям в Венесуэле и не только становится весомым аргументом в зашедшем очередной раз в тупик американо-китайском торговом споре.

Во-вторых, крайне важное значение имеет латиноамериканский контекст. Относительно цивилизованное поведение Вашингтона в Латинской Америке связано с наличием двух крупных и относительно развитых стран, потенциально способных легко превратиться в монументальную проблему на «заднем дворе» США — Аргентины и Бразилии. Последняя, например, проявляла самостоятельность даже в золотые для американцев времена военной хунты. При этом уже тогда она превратилась в «пороговую» державу, отделяемую от ядерного статуса только политическим решением. Стимулировать там антиамериканские настроения с риском спровоцировать милитаризацию было рисковано. Образовавшийся в нулевых аргентино-бразильский альянс под руководством социалистов был достаточно неприятен сам по себе и рисковал быть увековеченным в случае чрезмерного американского радикализма. Однако отстранение социалистов убирает этот сдерживающий фактор. Латинская Америка резко поправела, и это хороший повод использовать момент.

Иными словами, необходимость смещения Мадуро у американцев есть, а ограничений, по существу, уже нет. Попробуем оценить их возможности.

На США приходится 41−47% венесуэльского экспорта нефти (в венесуэльских условиях это практически равноценно экспорту вообще). Сами США оценивают упущенную выгоду Каракаса в $ 11 млрд, фактически она явно меньше — порядка $ 8−9 млрд. Практически уже только потеря американского рынка без замещения означает дефолт, однако не слишком ясно, чем он может существенно ухудшить положение Венесуэлы сам по себе — доступ Каракаса на рынок заимствований уже сейчас крайне ограничен. Гораздо чувствительнее могут быть санкции против неамериканских покупателей. Здесь ключевой оказывается позиция Индии, в совокупности с Китаем обеспечивающей сопоставимую с США долю рынка. Если она предпочтет движение в кильватере Вашингтона, КНР для сохранения относительной стабильности венесуэльской экономики придется удвоить закупки местной нефти. Теоретически китайско-венесуэльские проекты 2016−2017 предполагали их утроение, но с немедленной реализацией могут возникнуть проблемы. Однако цена вопроса в принципе не слишком велика — менее $ 5 млрд.

Иными словам, уже «упорства» Пекина достаточно, чтобы обеспечить Венесуэлу критическим импортом. Угрозы военного вмешательства со стороны Вашингтона являются своего рода завуалированным признанием этого факта.

Насколько оно реалистично? К сожалению, весьма. Геополитически Венесуэла во многом дублирует Ливию: страна полностью зависит от морских коммуникаций, 70% населения сосредоточено в узкой полосе вдоль побережья, основной нефтеносный район относительно изолирован и оснащен тлеющим сепаратизмом, внушительная по латиноамериканским меркам армия по абсолютным весьма слаба.

Возможной морской блокаде Каракасу было нечего противопоставить изначально. Сейчас, после бразильского «разворота» и с учетом сомнительных отношений с Колумбией и Гайаной, к абсолютной морской блокаде рискует добавиться столь же надежная сухопутная. Сомневаться, что ВВС и ПВО Венесуэлы будут раздавлены практически мгновенно, к сожалению, не приходится.

При этом, во-первых, высказывание венесуэльского посла в России о том, что США готовят его стране сирийский сценарий, не является ни пропагандой, ни фигуральным выражением. Как отмечает, например, Илья Топчий, «повстанческие бригады» в Венесуэле начали заявлять о себе еще летом 2017-го; насколько быстро при внешней поддержке сугубо медийные, на первый взгляд, персонажи трансформируются во вполне реальные группировки боевиков, можно наблюдать не только в Ливии и Сирии, но и на Украине.

Во-вторых, в сухопутной операции могу быть задействованы силы соседней Колумбии с их полувековым опытом борьбы с левыми партизанами в горах и джунглях. Формы могут быть разными — от прямого вторжения до использования «отпускников»; наконец, скрытый резерв представляют собой официально распущенные в 2006-м ультраправые формирования парамилитарес (AUC).

Иными словами, американцы действуют в режиме цейтнота, изначально недооценив устойчивость режима чавистов. При этом, вопреки распространенному мнению, только экономического давления может оказаться недостаточно. Силовая операция вполне вероятна и подготовка к ней американцами идет уже довольно давно.

Евгений Пожидаев, специально для EADaily

Прочитано 648 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии