Венесуэльский опыт для Белоруссии

Вторник, 05 февраля 2019 05:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

События, происходящие сегодня в Венесуэле, на первый взгляд, не имеют серьезного отношения к странам, находящимся от нее на расстоянии нескольких тысяч километров. Однако на самом деле это не так. Например, для Белоруссии венесуэльский кризис может обернуться серьезными экономическими потерями.

Белорусско-венесуэльские отношения долгое время находились на периферии внешней политики двух стран и по всей видимости могли и дальше там оставаться, если бы не схожие по стилю политического и экономического управления обоих государств, а также сложившаяся в середине нулевых конъюнктура мирового рынка. Вплоть до 2006 г., когда в Белоруссию приехал тогдашний президент Венесуэлы Уго Чавес, торговые и политические связи двух стран практически отсутствовали. Однако начиная с этого времени оба лидера, подчеркнув стратегический характер двухсторонних отношений, обязались сделать все, чтобы исправить сложившуюся за полтора десятка лет ситуацию.

Многие эксперты объясняли тогда этот шаг как сближение двух авторитарных лидеров, искавших поддержку друг друга в их противостоянии давлению США (в 2004 г. Джордж Буш подписал «Акт о демократии в Белоруссии», введя против республики экономические санкции, и заявил, что Вашингтон намерен добиваться отстранения Александра Лукашенко от власти). За несколько последующих лет Минск и Каракас подписали несколько крупных торгово-экономических соглашений, а белорусские власти и вовсе попытались использовать латиноамериканское направление как своеобразный инструмент в переговорах с Москвой. В разгар очередного нефтегазового конфликта в Минске заявили о начале поставок в РБ нефти из Венесуэлы. Изначально на белорусские НПЗ было решено поставить 4 млн. тонн нефти в 2010 г. и еще 30 млн. тонн в 2011-2013 гг. Правда, данный проект, в котором позже цифры были скорректированы в сторону уменьшения (был заключен двухлетний контракт на поставку 14 млн. тонн), не был экономически просчитан и был призван в первую очередь продемонстрировать Москве возможности существования Белоруссии без российской нефти.

Именно потому, что венесуэльские поставки изначально носили чисто политический характер, они в конечном счете полностью провалились. В 2010 – 2011 гг. через Одесский порт прошло лишь около 1,5 млн. тонн нефти из Венесуэлы и еще несколько десятков тысяч тонн через литовскую Клайпеду и эстонский порт Мууга.

После того как Россия пошла на уступки и отменила пошлины на поставки нефти, в Минске признали, что затраты на транспортировку венесуэльского черного золота очень велики. «Поставки нефти из Венесуэлы были братской помощью нашей стране в нужный момент», – говорил тогдашний первый вице-премьер Владимир Семашко. И стоит признать, что такая помощь в годы правления У. Чавеса была не единичной. Например, в декабре 2008 г. республика привлекла венесуэльский кредит на 500 млн. долларов сроком на 7 лет. Кроме того, в последующие годы между странами начали бурно развиваться торгово-экономические отношения, и за несколько лет двухсторонний товарооборот увеличился в десятки раз: с 6 млн. долларов в 2006 г. до почти полумиллиарда долларов в 2012-м.

Однако после смерти Чавеса и прихода к власти Николаса Мадуро ситуация стала коренным образом меняться, и в конечном счете Минск оказался в довольно непростой ситуации. С одной стороны, сегодня существует множество белорусско-венесуэльских предприятий, в том числе и в нефтегазовой отрасли. С другой – Белоруссия долгие годы работала в Венесуэле в долг, который при разрушенной экономике этой латиноамериканской страны вернуть сегодня не представляется возможным. Нынешняя же ситуация в Венесуэле, когда окончательно неясно, чем закончится попытка смещения Мадуро, и вовсе поставила официальный Минск в тупик.

Неслучайно после стольких лет заявлений о дружбе и стратегическом партнерстве белорусский МИД, реагируя на события в Каракасе, абсолютно нейтрально заявил о том, что «с сопереживанием отслеживаем ситуацию в Венесуэле» и «считаем, что все проблемные вопросы должны решаться самим венесуэльским обществом и исключительно путем мирного диалога в рамках правового поля и конституции». Разительно в этом плане отличается реакция Кремля, где подчеркнули, что поддерживают Н. Мадуро и считают его «законной властью Венесуэлы в условиях спровоцированного извне обострения внутриполитического кризиса». Телефонный же звонок президенту Венесуэлы, во время которого А. Лукашенко заявил, что белорусская сторона тщательно отслеживает ситуацию в дружественной Венесуэле и сопереживает очередному витку напряженности, который подпитывается деструктивными силами как внутри, так и за пределами страны, только убедил наблюдателей в том, что в белорусской столице не очень хорошо представляют себе, что делать дальше.

 Стоит напомнить, что с экономической точки зрения потери Белоруссии в Венесуэле, на первый взгляд, не кажутся катастрофическими. Изначально дружба с Каракасом во многом основывалась на прагматичных интересах Минска, что подтверждалось не только полученными кредитами и поставками нефти, но и созданием ряда двухсторонних предприятий, которые белорусским властям казались перспективными, но на деле превратились для них в головную боль. Так, по официальным данным, два государства осуществляли около 85 совместных проектов в области строительства жилья, совместной нефтедобычи, газификации, энергетики, сельского хозяйства, промышленности и научной сферы.

На территории Венесуэлы при участии белорусских специалистов в разных городах были введены в эксплуатацию несколько жилых микрорайонов, заводы по производству керамических блоков, по сборке тракторов, грузовых автомобилей и дорожно-строительной техники. Например, в рамках программы «Великая миссия жилья» компания «Белзарубежстрой» обязалась построить 10 тыс. квартир и к 2017 г. сдала 80% от обещанного объема. При этом задолженность венесуэльской стороны перед белорусскими строителями уже тогда составляла более 110 млн. долларов, и строительство продолжалось фактически в долг. Кроме того, в 2012 г. в Венесуэле было создано СП «ВенеМинск Тракторес» по сборке тракторов «Беларус», и за несколько лет Минск поставил туда более 2900 тракторокомплектов МТЗ на сумму более 76 млн. долларов. Однако в 2017 г. было собрано лишь 8 тракторов.

Аналогичная ситуация сложилась и на совместном предприятии по сборке грузовиков «МАЗ ВЕН С.А.». Сумма задолженности за поставленные машинокомплекты (около 2 тыс.) составила почти 170 млн. долларов. Помимо этого, год назад стало известно, что Венесуэла должна 4 млн. долларов Оршанскому авиаремонтному заводу за ремонт вертолетов.

Кроме того, в штате Миранда белорусы возвели завод по производству строительных материалов, который на сегодняшний день практически не работает. Одновременно с 2007 г. в Венесуэле работает совместное предприятие «Петролера БелоВенесолана», где доля «Белоруснефти» составляет 40%. Данное СП должно разрабатывать 7 нефтяных и 6 газовых месторождений. Однако за период 2008-2017 гг. было добыто лишь чуть более 9 млн. тонн нефти и 6,8 млрд. кубометров газа, а в 2018 г. положительной динамики у проекта не наблюдалось.

В конечном счете за несколько лет после смерти в 2013 г. Чавеса и прихода к власти Мадуро товарооборот между двумя странами снова откатился на уровень начала 2000-х годов. Если за 11 месяцев 2017 г. он составлял 10,2 млн. долларов, то за аналогичный период прошлого года – 2,1 млн. долларов. При этом импорт из Венесуэлы был на уровне 200 тыс. долларов, а белорусский экспорт, практически весь состоящий из калийных удобрений, сократился почти в 5 раз. Напомним, что, по данным «Белстата», пик белорусского экспорта наблюдался в 2010 г. – 302 млн. долларов.

Несмотря на абсолютно очевидный провал в белорусско-венесуэльском торгово-экономическом сотрудничестве, официальный Минск до последнего времени продолжал заявлять о стратегическом партнерстве с Каракасом. В октябре 2017 г. Н. Мадуро в очередной раз посетил белорусскую столицу и договорился с А. Лукашенко «сделать новый шаг» в развитии отношений двух стран. Тогда же было заявлено о том, что стороны ищут различные варианты оплаты долга белорусским компаниям.

Например, предполагалось, что задолженность за строительство жилья может быть возвращена в криптовалюте El Petro, а остальные долги – либо горячебрикетированным железом, либо алюминием, поставки которых должны были начаться во второй половине минувшего года. Однако на настоящий момент информации о том, что Белоруссия получила от Венесуэлы хоть что-то по-прежнему нет. Более того, со своей стороны Минск продолжил оказывать дружескую помощь Каракасу. В сентябре 2018 г. А. Лукашенко распорядился поставить в Венесуэлу 500 тонн сухого цельного молока на безвозмездной основе. «Данное решение направлено на оказание в сложной экономической ситуации поддержки стратегическому партнеру Белоруссии в Латинской Америке, дальнейшую активизацию политического и делового сотрудничества, укрепление доверия и дружественных отношений между двумя странами и народами», – говорилось тогда в официальном сообщении.

Как отмечали на тот момент эксперты, подобное поведение официального Минска только подтверждало, что в белорусско-венесуэльских отношениях мало экономических расчетов, и они основаны на личных связях руководства двух стран. Но даже искренняя дружба между президентами, как показали последние события, не позволила белорусским властям в сложившейся сегодня ситуации открыто встать на сторону Мадуро.

Вероятно, изменение позиции официального Минска связано не только с тем, что экономические отношения между двумя странами сошли практически на нет, но и с переменами во внешнеполитической доктрине белорусского государства. Сегодня в Минске предпочитают не входить в открытое противостояние с международным сообществом во главе с США, как это было ранее. Особенно на фоне того, что вслед за США практически вся Латинская Америка, где у Белоруссии, кроме Венесуэлы, нет никаких серьезных связей, признали новым руководителем Боливарианской Республики лидера оппозиции Хуана Гуайдо. В сложившейся ситуации открытая поддержка Мадуро может повредить планам Минска по наращиванию связей с иными странами Южноамериканского континента. Более того, неприятие смены власти в Венесуэле в случае победы Гуайдо на возможных выборах главы государства может свести на нет и перспективы возвращения долгов, а также привести к потере в этой стране всех имеющихся белорусских активов. Последнее, к слову, рядом аналитиков признается в качестве одной из основных причин нынешней нейтральной позиции РБ.

В этой связи официальный Минск в случае падения режима Мадуро, скорее всего, признает новые власти лишь с одной единственной целью – сохранить существующие сегодня позиции в этой стране. При этом, как считают аналитики, венесуэльский опыт с точки зрения экономики пойдет белорусскому государству только на пользу – в торгово-экономических отношениях необходимо просчитывать всевозможные варианты развития событий и вовремя принимать меры, когда партнер становится неплатежеспособным. В этом случае не спасают ни личные дружеские контакты лидеров, ни сугубо политические соображения.

Источник

Прочитано 612 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии