Анна Тер-Гевондян. «Пощечина» Соросу из Армении

Вторник, 05 февраля 2019 05:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Апрельские события в Армении вновь заставили заговорить о Джордже Соросе — американском инвестиционном банкире, одном из 30 самых богатых людей планеты. Известно, что имя Сороса связывается со многими «цветными революциями» в мире, хотя сам он говорит о своей миссии, как о смене обществ закрытого типа на «открытые общества» (Open Society Foundations, OSF — так называются и его фонды по всему миру). На самом деле не секрет, что фонд Сороса был своебразным инструментом «мягкой политики» США (данные о его сегодняшней роли разнятся), который во многих странах мира взял на себя роль «учителя демократии».

Что касается Армении, то армянский филиал фонда Сороса создан в 1997 году. Многочисленные организации (около 60), финансируемые фондом, в 2003 году объединились в инициативу «Партнерство ради открытого общества», которые получают миллионные гранты.

Естественно, смена власти в Армении в апреле 2018 года воодушевила «соросовцев» — как в самой стране, так и за ее пределами. Казалось бы, главная миссия Сороса завершена — «революция, о которой так долго говорили приверженцы фонда Сороса, свершилась». Однако лидер революции Никол Пашинян не раз, в том числе и во время последнего визита в Германию, категорически отказывался ставить события в Армении в один ряд с так называемыми цветными революциями. «В нашей революции не было никакого геополитического контекста, — заявил он DW, — и не было никакой иностранной силы, которая участвовала бы и была вовлечена в наш внутриполитический процесс».

Слова — одно, действия — другое. На разные должности в Армении сразу после революции были назначены бывшие «соросовцы»: их в один момент стало так много во власти, что создалось впечатление некоего «десанта» во властные структуры республики. Но мыльные пузыри — на то и мыльные, чтобы лопались…

Первые неудачи Сороса

Что делает инструментарий «мягкой силы» в постреволюционном обществе? Он в первую очередь пытается снизить роль очагов, которые могут выступить против хаоса в стране и логики цветных революций. Была поставлена задача дискредитировать устои армянского общества. В этом направлении были сделаны довольно резкие шаги: нападки на церковь и армию, удары по авторитету уважаемых в стране персон, провокации с представителями меньшинств и т. д. Однако планы сорвались: даже пребывающее в глубокой эйфории общество вдруг воспротивилось такому инструментарию подрыва основ Армении. Процесс забуксовал, понадобился новый пакет мер. Но уже был полностью раскрыт и исчерпан огромный ресурс людей, лагерь которых создавался годами. Надо было срочно придумывать новый велосипед.

Ставка на «переходное правосудие»

Соросовцы воспользовались термином, введенным в оборот после так называемой бархатной революции (вброшенным, по мнению некоторых аналитиков, именно представителями фонда). В маленькой Армении, в которой слухи разрастаются с большой скоростью, стали говорить о поручении министру юстиции со стороны соросовцев избавиться от своих заместителей, назначив на эти должности собственных ставленников. Такого рода перемены, однако, уже мало воодушевляли как недовольных людей, так и «болельщиков» новой Армении извне. Нужен был пример успеха, так называемая success story, которая бы консолидировала последователей Сороса, показала бы обществу и властям их могущество, а «заказчикам» извне — способность пока еще контролировать ситуацию. В качестве такого громкого примера было выбрано резонансное дело Мгера Енокяна.

Шарик лопнул

Убийство, совершенное в Ереване 23 года назад, вновь всколыхнуло Армению, разделив общество на сторонников помилования Мгера Енокяна и противников его освобождения. Согласно материалам уголовного дела, в 1996 году армянский суд приговорил Мгера Енокяна к смертной казни за жестокое убийство однокурсника Иосифа Агаджанова. Позже приговор был изменен на пожизненное заключение. Второй соучастник преступления Арам Арутюнян был приговорен к 15 годам колонии строгого режима. Ратующая за освобождение Енокяна — его супруга журналист-расследователь Заруи Меджлумян, которая сейчас возглавляет пресс-службу Государственной контрольной службы, много лет получала гранты от фонда Сороса. Сейчас многие в Армении говорят о том, что Заруи использовала свое должностное положение для влияния на Комиссию по вопросам помилования. Ее поддерживал также руководитель Государственной контрольной службы Давид Санасарян, также «соросовец» со стажем. Дело о помиловании настолько взбередило армянское общество, что казалось, от помилования Мгера Енокяна зависит вся дальнейшая судьба апрельской революции. Давление с двух сторон было высоким, и в итоге Пашинян отказался помиловать Енокяна.

Казнить нельзя помиловать

Активные противники помилования Енокяна, проводившие независимую кампанию, вздохнули: юрист бывший омбудсмен Нагорного Карабаха (Арцаха) Рубен Меликян поприветствовал решение Пашиняна; публицист, блогер Нарек Малян назвал случившееся маленькой, но важной победой. А супруга осужденного заявила, что у «революционного премьера не хватило духа» помиловать убийцу Енокяна, и что Армения — де-факто неправовое государство.

Маски сорваны?

Дело Мгера Енокяна стало свежим примером, в котором армянское общество показало свой иммунитет, свою способность консолидироваться и не ввязываться в авантюры неизвестного происхождения. Это стало «пощечиной» Соросу. Все, что было поставлено на кон в Армении за последние месяцы, весь спектр использованного инструментария настолько не оправдал себя, что Джордж Сорос самолично сделал твит об Армении. «Мощная поддержка гражданского общества в Армении жизненно важна для демократического настоящего и будущего страны», — прямолинейно написал Сорос в Twitter, пытаясь таким образом показать, что дело его в Армении не завершилось.

Какой флаг на этот раз поднимут в Армении Сорос и его команда, к какому дискредитационному пакету обратятся и на что направят свой невидимый взор? Начинается новый этап противостояния, в котором армянское общество само должно поставить запятую в извечной фразе «разрушать нельзя строить».


Анна Тер-Гевондян, специально для EADaily

Прочитано 496 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Похожие материалы (по тегу)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии