Армянская АЭС – ключевой фактор российско-армянского экономического сотрудничества

Вторник, 14 мая 2019 04:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

4 апреля в Москве состоялось очередное, 19-е заседание Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству между Российской Федерацией и Республикой Армения. Армянскую делегацию возглавил вице-премьер Мгер Григорян, российскую – министр транспорта Евгений Дитрих.

Напомним, предшествующее заседание проходило в Ереване в феврале 2018 года, то есть до событий апрельской «бархатной революции» и смены власти в Армении. Подготовка и проведение досрочных парламентских выборов, на которых убедительную победу одержал блок Никола Пашиняна «Мой шаг», вкупе с последующим формированием правительства и иных органов исполнительной власти, где чиновники были бы избавлены от приставки «исполняющий обязанности», обусловили некоторые новые акценты в двусторонних контактах на разных уровнях. Помимо регулярных встреч лидеров двух стран, конкретные вопросы политического и экономического взаимодействия предметно обсуждаются в межправительственном и межпарламентском форматах, на необходимость большей эффективности которых неоднократно указывали заинтересованные эксперты.

Согласно официальной информации, в ходе заседания была отмечена важность подписанного в ноябре прошлого года в Москве соглашения о создании и деятельности Международного бюро по расследованию авиационных происшествий и серьезных инцидентов. Что немаловажно, обсуждался вопрос совместной работы по совершенствованию российского автомобильного пункта пропуска «Верхний Ларс», через который поддерживается коммуникационная связь между двумя странами. Прорабатываются предложения по модернизации и расширению этого погранперехода с целью повышения его пропускной способности; кроме того, ведутся переговоры о создании альтернативных путей доставки пассажиров и грузов с использованием транспортной инфраструктуры Закавказья. Транспортными ведомствами России и Армении принято решение о создании горячей линии, которая будет способствовать оперативному решению поставленных задач. Сторонами отмечена необходимость конструктивного взаимодействия в области грузовых и пассажирских перевозок, однако не менее важным является сотрудничество в сфере железнодорожного транспорта. К слову, отметим, что 5 апреля премьер-министр Никол Пашинян и некоторые его подчиненные стали первыми пассажирами нового электропоезда, запущенного Южно-Кавказской железной дорогой по линии Ереван – Гюмри.

Помимо сферы транспорта, говорилось о взаимодействии в области торгово-экономических вопросов, энергетики, образования и других направлениях сотрудничества. Можно предположить, что за этими лаконичными и нейтральными формулировками просматриваются оживленные дискуссии по актуальным вопросам двустороннего взаимодействия, в том числе вызывающие разногласия сторон. В частности, в адрес руководства ЮКЖД выдвигались обвинения в нецелевом расходовании и сокрытии средств, что руководством компании отвергается. Не до конца прояснен вопрос о цене на газ для армянских потребителей, в то время как повышение тарифов чревато очередной волной общественного недовольства – притом что компания «Газпром Армения» работает исключительно в правовом поле республики.

Кроме того (и на этом остановимся подробнее), глава управления внешних связей Министерства энергетических инфраструктур и природных ресурсов Армении Тигран Мелконян заявил об официальной просьбе Еревана отсрочить выплату российского кредита, предоставленного в 2015 году на модернизацию Армянской атомной электростанции. По его словам, это необходимо для завершения проекта, в реализации которого имеются некоторые задержки. Также необходимо решить вопрос о переносе начала погашения кредита, ибо единственным источником выплат пока остаются средства, полученные от реализации вырабатываемой станцией электроэнергии.

Здесь стоит напомнить, что Армянская (Мецаморская) АЭС к западу от Еревана изначально состояла из двух блоков с советскими (российскими) водо-водяными энергетическими реакторами, первый из которых был введен в эксплуатацию в 1976-м, а второй – в 1980 году. В марте 1989 года, через несколько месяцев после разрушительного Спитакского землетрясения, унесшего жизни нескольких десятков тысяч человек, работа станции была остановлена – несмотря на то, что надежность оборудования и грамотные действия персонала позволили избежать аварии и паники среди населения. В апреле 1993 года, в обстановке острейшего энергетического кризиса и коммуникационной блокады со стороны Азербайджана и Турции, правительство Армении принимает решение «О начале восстановительных работ и возобновлении эксплуатации второго энергоблока Армянской АЭС». В 1995 году вновь заработал второй энергоблок мощностью 407,5 МВт, обеспечивающий сегодня от 30 до 40% энергетического баланса страны.

В марте 2014 года власти Армении приняли решение о продлении срока эксплуатации второго энергоблока до 2026 года, включая замену турбогенераторов, автоматической системы управления, ремонтные работы на градирнях, предназначенных для охлаждения технической воды и находящихся в неудовлетворительном состоянии, и другие работы. Как отмечалось выше, в рамках межправительственного соглашения с Россией Армении на эти цели был предоставлен государственный кредит на сумму 270 млн долл. (сроком на 15 лет с льготным периодом по выплатам в первые 3 года) и грант в 30 млн долл. Изначально завершить работы по модернизации АЭС планировалось в текущем, 2019 году.

В декабре 2018 года в интервью информационному агентству «Новости-Армения» генеральный директор «Росатомсервиса» Евгений Сальков сообщил о ходе работ и о планах по их завершению к 2021 году. На конец 2018 года заключено контрактов примерно на 204 млн долл., включая товары (оборудование), работы, услуги. Решено много задач, в частности, российские и армянские специалисты «обосновали гарантии работы более чем 2,5 тыс. единиц оборудования, определили подлежащее замене оборудование, которое уже нельзя эксплуатировать в обычном режиме. Недавно был завершен один из основных этапов – в машинном зале закончена модернизация турбоагрегата №3. Оборудование турбоагрегата было доставлено в Армению в 2017-2018 гг. и на днях было подключено к сети. Как показали испытания, агрегат может выдавать мощность даже выше номинальной – до 240 МВт. Таким образом, сегодня мы можем уже говорить о том, что одна из ключевых вех модернизации пройдена». Что же до финансовой составляющей и сроков, то, хотя «необходимости в дополнительных кредитных ресурсах нет», по словам Е. Салькова, «есть обращение Минфина Армении к Минфину России о пролонгации кредита до середины 2021 года. Для этого есть простые рациональные причины. Когда было заключено межправительственное соглашение, в его основу закладывались прогнозируемые данные, однако, с одной стороны, появились новые задачи, с другой – ряд задач оказался более длительным по сроку. Соответственно появилось предложение о пролонгации соглашения до середины 2021 года (при изначальной дате – декабрь 2019 года)». Таким образом, запрос Армении на апрельском заседании Межправительственной комиссии о переносе работ и выплат по кредиту с 2019 на 2021 год неожиданностью не стал.

В конце 2018 года глава «Росатомсервиса» встречался с послом РФ в Ереване Сергеем Копыркиным и министром энергетических инфраструктур и природных ресурсов Армении Гарегином Баграмяном, обсудив достаточно обширные планы работ на 2019 год. Так, планируется поставка оборудования для модернизации четвертого турбоагрегата и оборудования для модернизации других систем АЭС. Будут осуществлены подготовительные работы, после чего начнется установка в период запланированного с июня планово-предупредительного ремонта. Помимо работ в машинном зале, будут заменены элементы информационно-вычислительных систем, модернизирована система управления и защиты реактора, системы внутриреакторного контроля, отремонтирована реакторная установка и подготовлен восстановительный отжиг корпуса реактора. Количество специалистов «Росатомсервиса», имеющих опыт проведения аналогичных работ в России, на Украине, в Финляндии и других странах, планируется увеличить с 400 до 600.

Разумеется, значительное внимание уделяется вопросам безопасности, особенно после катастрофы на японской АЭС «Фукусима-1», после которой были введены новые, повышенные нормативы. По просьбе руководства Армении действующая под эгидой МАГАТЭ специальная комиссия в составе представителей восьми стран (США, Великобритании, Франции, Венгрии, Финляндии и др.) провела углубленную проверку станции. Согласно выводу комиссии, «риск, который представляет Мецаморская АЭС, является приемлемым». Добавим к этому, что после повторного пуска ААЭС еще в середине 1990-х годов выбросы в окружающую среду сократились по сравнению с периодом до 1989 года в 2,5 раза. Тем не менее, и по сей день МАГАТЭ самым внимательным образом отслеживает работу Мецаморской АЭС и регулярно проводит ее тестирование.

Это особенно важно в связи с пропагандистским давлением, оказываемым на Ереван недружественными соседями. Реализуя на своей территории масштабные проекты по строительству АЭС (Турция) либо задумываясь о подобной перспективе (Азербайджан), при поддержке ряда ангажированных европейских организаций и групп они настаивают на скорейшем закрытии Мецаморской АЭС, периодически инициируя различного рода дезинформационные мероприятия. Более того, в сентябре 1999 года между Ереваном и Брюсселем было подписано заведомо нереализуемое соглашение о закрытии станции уже в 2004 году. При вступлении в 2001 году в Совет Европы армянские власти также были вынуждены давать соответствующие обязательства, в то время как тогдашний глава дипломатической миссии ЕС в Ереване Траян Христеа недвусмысленно заявлял о том, что «досрочное закрытие АЭС и ее вывод из эксплуатации по-прежнему остаются главной целью Евросоюза». При этом выводы экспертов МАГАТЭ в расчет не принимались и не принимаются, что лишний раз свидетельствует о политизированном характере требований Брюсселя. Как указывают армянские эксперты, Мецаморская АЭС является ключевым объектом российского экономического влияния в Армении, обладая примерно таким же значением, как и дислоцированная в Гюмри и Ереване 102-я военная база. И потому вполне естественно, что геополитические конкуренты Москвы прилагают максимум усилий для того, чтобы закрыть станцию, тем самым проложив путь к деградации российско-армянского сотрудничества в энергетической (и в целом в экономической) сфере.

Можно высказать уверенность, что, в отличие от Украины, армянские власти не будут «стрелять себе в ногу», подрывая энергетическую безопасность страны в угоду чьим-то корыстным планам или же наивным мечтаниям (тем более что развивать солнечную и другую альтернативную энергетику можно и нужно, вовсе не отказываясь от «мирного атома»). Напомним, после «бархатной революции» – не исключено, что по мере продвижения в органы государственной власти выходцев из проевропейских неправительственных структур – поползли упорные слухи о скором отказе кавказской страны от атомной энергетики. Однако 3 сентября 2018 года решением главы правительства был сформирован специализированный орган – Совет безопасности атомной энергии, главой которого стал член Консультационного совета МАГАТЭ Адольф Биркхофер. Этот авторитетный германский специалист выражал уверенность в том, что и «сегодня Армянская АЭС соответствует лучшим международным нормам безопасности», которую можно и дальше повышать при содействии Москвы.

Хотя упомянутый совет лишен контролирующей функции (скорее это международная экспертная платформа представителей стран, активно развивающих «мирный атом», при отсутствии «Евроатома»), сам факт его формирования свидетельствует о том, что атомная энергетика по-прежнему рассматривается в контексте обеспечения энергетической безопасности страны. Ранее Никол Пашинян говорил о необходимости продления срока эксплуатации Армянской АЭС до 2040 года параллельно шагам по возможному строительству нового энергоблока при поддержке России. Этот вопрос периодически дискутируется в специализированной литературе. По прогнозам Министерства энергетики и природных ресурсов РА, ожидаемый к 2030 году спрос на электроэнергию (с учетом экспорта) может достичь 23 млрд кВт.ч (правда, по оптимистичному сценарию).

Армянская энергетическая система обладает серьезными возможностями как по поставкам электроэнергии в соседние страны, так и по обеспечению ее транзитных перетоков по мере формирования соответствующей инфраструктуры, о чем мы писали на страницах «Ноева Ковчега». Как отмечают специалисты, «разработка новых механизмов управления организацией взаимодействия всех заинтересованных сторон даст возможность привлечения дополнительных инвестиций для развития различных отраслей энергетики республики. Причем чем больше спектр инвесторов, тем больше шанс стать одним из ключевых игроков на энергетической карте». И хотя экономическая целесообразность строительства новой АЭС находится под вопросом в связи с имеющимися геополитическими вызовами и рисками, модернизацию действующего второго энергоблока едва ли стоит рассматривать исключительно с позиций финансово-экономической целесообразности. Дальнейшее развитие атомной энергетики будет способствовать вовлечению Армении в региональную и международную научно-технологическую кооперацию, содействуя усилению экономических позиций страны в Закавказье и за рамками региона.


Источник: vpoanalytics.com, автор: Андрей Арешев, по материалам Ноев Ковчег

Прочитано 240 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии