Молдова и ЕАЭС: на перекрёстке интеграций

Среда, 31 мая 2017 04:00 Автор  Александр Цуркан, МГЮА, исследователь Центра евразийских исследований размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

О современных тенденциях и перспективах развития экономического сотрудничества Республики Молдовы с Евразийским экономическим союзом

В последние несколько лет на фоне всеобъемлющих процессов глобализации, последовательно укрепляют свои позиции тенденции регионализма, в том числе «нового регионализма», которые постепенно ведут к децентрализации системы глобального управления с её известными центрами силы. В связи с этим ещё больше представляется необходимым сосредоточение внимания заинтересованных лиц с научно – интеллектуальным  потенциалом на текущем этапе функционирования, пожалуй, самого последовательного в части реализации собственных инициатив регионального интеграционного проекта на постсоветском пространстве в XXI веке – Евразийском экономическом союзе (далее — ЕАЭС или ЕВРАЗЭС) [1] . Являясь международной организацией региональной экономической интеграции, обладающей международной правосубъектностью, ЕАЭС постепенно расширяет векторы своей международной деятельности, о чём свидетельствует вступившее в законную силу Соглашение о зоне свободной торговли (далее – ЗСТ) с Социалистической Республикой Вьетнам в октябре 2016 года, завершение работы совместной исследовательской рабочей группы ЕАЭС и Исламской  Республики Иран по изучению вопроса о целесообразности заключения ЗСТ и проведение переговоров по заключению такого соглашения, изучение целесообразности заключения ЗСТ с Республикой Индией на основе результатов аналогичных  исследовательских рабочих групп, заключение в перспективе соглашения о торгово – экономическом сотрудничестве с Китайской Народной Республикой (КНР), а также комплекса иных международных соглашений, подтверждающих самоценность международных отношений формата ЕВРАЗЭС – КНР в духе всеобъемлющего партнёрства [2].

Однако наряду с выстраиванием взаимовыгодных экономических отношений с бесспорно ключевыми игроками в своих регионах ЕВРАЗЭС необходимо произвести комплексный анализ инициатив, поступающих из страны, чей текущий уровень экономического развития не позволяет оценивать её в качестве глобального или даже крупного регионального игрока. Кроме того, несмотря на малочисленное население и территорию, данное государство не отличается социально – политической стабильностью и имеет два автономно – территориальных образования, институциональное устройство и общественные настроения которых свидетельствуют о высоком уровне ирредентизма по отношению к Российской Федерации и евразийскому вектору развития в целом. Речь пойдёт о Республике Молдова, российско–молдавских двусторонних отношениях (далее – Молдова или Молдавия) и будущих форматах её взаимодействия с ЕАЭС.

Проанализировав обзоры внешнеполитической деятельности в рамках российско–молдавских двусторонних отношений за период 2008-2016 годов необходимо отметить, что исключительно положительный и последовательный импульс для всестороннего экономического сотрудничества между Россией и Молдавией был задан лишь в 2016 году. Об этом свидетельствует проведение первого после четырёхлетнего перерыва заседания Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству (Москва, ноябрь 2016 года), в ходе которого был подписан план действий по развитию торгово-экономического сотрудничества на 2016-2017 годы [3]. Кроме того в 2016 году осуществлялось активное взаимодействие на уровне внешнеполитических ведомств «на полях» заседаний СМИД СНГ в Бишкеке и СМИД ОЧЭС в Сочи [4]. Однако ещё два — три года назад между нашими странами не существовало солидарного взаимопонимания в части развития, как двусторонних экономических отношений, так и диалога в формате Молдова – ЕАЭС. Подобная тенденция сложилась в результате подписания молдавской стороной в июне 2014 года соглашения об ассоциации с Европейским Союзом (далее – ЕС), важным условием которого являлась гармонизация законодательства Молдовы в соответствии с правом ЕС и открытие национального рынка для европейских товаров. Нацеленность молдавских коллег на европейский вектор экономического развития отчасти подтверждается участием страны в ЦЕФТА – Центрально–Европейском соглашении о ЗСТ с 2007 года. Данное интеграционное объединение является своеобразной предтечей к полноформатному участию в ЕС. Считаем необходимым детально оценить фактор сотрудничества Молдовы в рамках ЦЕФТА ведущими евразийскими экспертами в виду участия в данном соглашении одного из наиболее важных российских партнёров, с которым ведутся переговоры о создании ЗСТ с ЕВРАЗЭС – Республикой Сербией.

Активная направленность Молдовы в сторону европейской интеграции с 2013 года, когда было парафировано соглашение об ассоциации с ЕС, уже в 2014 году привело к заметному – на 30% — снижению российско-молдавского товарооборота [5]. Определённое снижение товарооборота произошло и во взаимоотношениях Молдовы с тогда ещё существовавшим Евразийским экономическим сообществом (ЕврАзЭС) ввиду необходимости защиты общего рынка стран сообщества. Прошедшие три года с момента подписания Молдовой соглашения об ассоциации с ЕС и введение безвизового режима для поездок в страны Шенгенского пространства не привели даже к синергетическому эффекту в части роста экономического благополучия молдаван и республики в целом, а, напротив, превратили страну в зависимую от импорта энергоресурсов и банковских переводов трудящихся за рубежом молдавских граждан. Таким образом, можно констатировать негативные статистические и динамические эффекты от подобной интеграции, описание которых ещё в своё время было дано американским экономистом канадского происхождения Джейкобом  Вайнером [6]. За три года ассоциации с ЕС в Молдове не произошло так называемого “trade creation” – эффекта создания торговли, ведущего к увеличению роста  национальной экономики [7]. Говоря о  негативных динамических эффектах от интеграции можно отметить отток национального капитала Молдовы в более благополучные страны и уменьшение возможности влиять на регулирование внешней торговли в условиях перманентного экономического кризиса в стране во многом благодаря указанному ранее соглашению об ассоциации с ЕС. В данной связи хочется вспомнить ключевую позицию экономистов, заложивших основы так называемого «структурализма» (Г. Мюрдаль, Ф. Перру, П. Уайлз), относительно пространства «четырёх свобод» в интеграционных объединениях. Они утверждали, что пространство «четырёх свобод» ввиду опасности создания диспропорции в развитии и перемещении производства создаёт неравенство в доходах населения [8]. Данный тезис отчасти подтвердился на практике как раз в описанной выше ситуации в Молдавии.

Проанализировав евразийский вектор развития Молдовы необходимо отметить несколько событий, имевших место в этом году. Во-первых, в апреле в Кишинёве состоялся международный форум «Евразийский экономический союз – Республика Молдова», в рамках которого был подписан Меморандум о сотрудничестве между республикой и ЕАЭС. Данный документ запустил процесс разработки Положения о статусе государства – наблюдателя при ЕАЭС и последующем предоставлении соответствующего статуса Молдавии [9]. Решение принято на уровне Высшего Евразийского экономического совета 14 апреля. Подобный статус позволит нашим молдавским коллегам присутствовать по приглашению на заседаниях органов ЕАЭС, получать принимаемые органами ЕАЭС документы, не носящие конфиденциального характера. Однако позиция «наблюдателя» не даёт права молдавской стороне участвовать в принятии решений на уровне ЕАЭС. В дополнение к данному ограничению государство – наблюдатель обязано воздерживаться от любых действий, способных нанести ущерб интересам ЕАЭС как интеграционному объединению, отдельным участникам ЕАЭС, объекту и целям Договора о ЕАЭС [10]. Во – вторых, в рамках вышеуказанного форума Президентом Республики Молдовы был высказан следующий тезис, свидетельствующий о высокой степени заинтересованности молдавской стороны в дальнейшей интеграции в евразийское пространство: «Наш интерес к процессам, происходящим в Евразийском экономическом союзе, — это не просто интерес наблюдателя. Мы следим не для того, чтобы быть в курсе происходящего, но для того, чтобы активно сотрудничать со странами Евразийского экономического союза. С правовой точки зрения Молдова является третьей страной. Но нас связывает длительная и глубокая история, а также и чисто человеческие отношения»[10]. Углубляясь в историю участия Молдовы в региональных организациях евразийского спектра необходимо отметить её членство в СНГ, а также подписанный 18 октября 2011 года Договор о ЗСТ СНГ, закрепивший принцип свободы транзитных перевозок, предоставление участникам соглашения национального режима в отношении внутренних налогов, сборов, законов, правил, относящихся к купле – продаже, перевозке, распределению, использованию, переработке товаров на внутринациональном рынке, полную отмену нетарифных ограничений (отмену количественных ограничений во взаимной торговле в форме квот, лицензий и др.) [11]. Полагаем, что наработанная база взаимодействия в рамках договора о ЗСТ СНГ станет подспорьем для российско-молдавских евразийских экспертов в части возможного будущего процесса гармонизации законодательства Молдовы в соответствии с правом ЕАЭС.

В заключении отметим, что на территории Республики Молдовы (точнее — на границе с ЕС)  расположен свободный порт Джурджулешты, который имеет статус свободной экономической зоны до 2030 года и соответственно предлагает национальным и зарубежным инвесторам льготные условия для ведения бизнеса. Месторасположение порта на левом берегу Дуная в непосредственной близости к Чёрному морю, Украине и Румынии (члену ЕС) является во многом стратегическим и одновременно символичным, особенно ввиду обсуждения в деловых кругах масштабного проекта по сопряжению ЕАЭС и ЕС в контексте так называемой «интеграции интеграций».


Библиографический список:

  1. На заседании Высшего Евразийского экономического совета 31 мая 2016 года в Астане главы государств – членов достигли неформальной договорённости об использовании аббревиатуры ЕВРАЗЭС в отношении Союза наряду с аббревиатурой ЕАЭС, зафиксированной в Статье 1 Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 г. Ранее аналогичный по звучанию термин – ЕврАзЭС – употреблялся в отношении Евразийского экономического сообщества, прекратившего свою деятельность с 1 января 2015 г.;
  2. Решение Высшего Евразийского экономического совета от 26 декабря 2016 г. № 18 «Об Основных направлениях международной деятельности Евразийского экономического союза на 2017 год»; режим доступа: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71552304/#ixzz4gZtMCY4s ;
  3. Российско – молдавские отношения — режим доступа:  http://www.mid.ru/ru/maps/md/?currentpage=main-country;
  4. Там же. ;
  5. Обзор МИД России «Внешнеполитическая и дипломатическая деятельность Российской Федерации в 2014 году» — режим доступа: http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/1252251;
  6. Электронный архив людей – режим доступа: http://people-archive.ru/character/dzheykob-vayner;
  7. Kurbanov R. A. Eurasian Law. Theoretical foundations: monograph / Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of Russian Federation. – M.: UNITY – DANA, 2015. – 847 p. ;
  8. Там же. ;
  9. Sputnik Moldova – режим доступа:  https://ru.sputnik.md/news/20170403/11943219/moldova-dodon-memorandum.html;
  10. Лекция ЕЭК в НИУ ВШЭ спецкурса по евразийской интеграции «Сотрудничество ЕАЭС с третьими странами и международными организациями» (16.03.2017); режим доступа: http://eurasian-studies.org/archives/2774;
  11. Интернет – портал СНГ / Основные документы направления сотрудничества зоны свободной торговли СНГ; режим доступа: http://www.e-cis.info/zst.php.

 

Источник

Прочитано 217 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии