Сквозная нефтяная артерия Россия-Абхазия-Грузия: реестр выгод и прецедентов

Вторник, 03 октября 2017 04:00 Автор  Алексей Балиев размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

В ходе заседания Алжирско-Российского Делового совета (Москва, 13 сентября с.г.) отмечалось, что из Батуми в Магриб поступают небольшие партии российских нефти и нефтепродуктов. В Батуми эти грузы поступают морем – в основном из Новороссийска. В неофициальном порядке автору сообщили, что давний проект нефтепровода из России через Абхазию в Грузию (по линии Новороссийск – Сухум – Батуми) вызывает интерес в экспертной среде РФ и Грузии, в том числе в российско-грузинской рабочей группе по экономическому сотрудничеству. Кроме того, данный проект – по крайней мере, географически – вписывается в наметившуюся реализацию соглашения РФ и Грузии по торговым коридорам.

Схожую информацию сообщил автору на днях кандидат технических и экономических наук Валерий Дабаев (г. Москва), участвовавший в восстановлении упомянутого проекта в начале 2000-х: «Грузия заинтересована в большем транзите нефти и газа, как и в большей загрузке крупного Батумского НПЗ, нефтегазового терминала в Озургети и в стабильной загрузке планируемых НПЗ меньшей мощности севернее Батуми. Новороссийский же порт часто перегружен, и это тоже плюс – во всяком случае, косвенный в пользу «трубы» от него к Батуми. Также можно будет ускорить передислокацию части нефтегрузов с Новороссийска на Туапсе. Повысится также транзитная роль Абхазии в Черноморском бассейне. Разумеется, в проекте весьма важны экологические факторы, а их соблюдение увеличит капиталоемкость проекта. И вполне можно использовать, в экологическом плане, успешный опыт создания и использования нефтепроводов из Азербайджана к Супсе/Поти и Джейхану, из Тихорецка к Новороссийску».

Напомним, в этой связи, что основной нефтегазотранзитный «поток» в Грузию поступает в настоящее время из Азербайджана. И пока нет оснований полагать, что этот объем сократится в обозримой перспективе. Но некоторые эксперты высказывают мнение о том, что если РФ предложит менее высокие транзитные тарифы для азербайджанских углеводородов (пока эти тарифы минимум на 10% дороже в сравнении с грузинскими), транзит нефти и газа Азербайджана через Грузию может сократиться.

Еще в мае 2013 г. министр энергетики Грузии Каха Каладзе заявил, что «для Грузии имеют большое значение энергонезависимость и диверсификация. Наше правительство делает всё, чтобы появились два, три, четыре поставщика (нефти и газа – прим. ред.) На рынке тогда будет больше конкуренции, и вопрос тарифов будет интереснее».

Практической реализации эта концепция пока не получила, но характерно, что, по последним данным торговой статистики и сайта «Спутник-Грузия», в первом полугодии 2017 г. эта страна импортировала из РФ нефть и нефтепродукты в объеме 81,6 тыс. тонн; нефтяные газы и газообразные углеводороды – до 76 тыс. тонн. Эти показатели примерно на 15% больше уровня аналогичного периода 2016 г. В результате, доля РФ в грузинском импорте нефтяной продукции в середине 2017 г. превысила 25% против 21%; доля же азербайджанских поставок осталась прежней – около 50%. Скажем, во втором квартале с.г. общая стоимость экспорта из РФ нефти и нефтепродуктов в Грузию составила 30,4 млн. долл. – против 19,9 млн. долл. в том же периоде-2016.

При этом совокупный транзит нефти и нефтепродуктов обеспечивает, по ряду данных, около 20% доходной части госбюджета Грузии, а ее географическое положение – базовый фактор дальнейшего роста нефтегазотранзита через территорию страны.

Что касается общерегионального политико-экономического контекста нефтепроводного проекта Россия – Абхазия – Грузия, напомним, что эти страны (в том числе де-факто Абхазия) участвуют в реализации проекта ОЧЭС – прибрежного черноморского автодорожного кольца (ввод его в действие планируется на 2020-2021 гг.). «Отторжения» в Тбилиси этот проект отнюдь не вызывает. Трасса же нефтепровода Новороссийск – Сухум – Батуми запроектирована почти параллельно российско-абхазско-грузинскому сектору упомянутого кольца. Кроме того, проект ОЧЭС по созданию общего энергетического рынка в регионе (с участием тех же и других стран – официальных членов ОЧЭС) предусматривает, в том числе и обеспечение надежного нефтеснабжения всех стран Причерноморья.

В настоящее время через порты Поти и Батуми и далее по железной дороге в Армению поступают нефтепродукты из РФ. По данным «Интерпост ньюс», для нужд Армении среднемесячные объемы поставок нефтепродуктов из РФ через Поти ныне составляют 32 тыс. тонн, через Батуми – 20 тыс. тонн. По экспертным же оценкам, нефтепроводные поставки в Поти и Батуми из РФ более чем на треть удешевили бы эти перевозки, в сравнении с действующей схемой: сперва по железной дороге до Новороссийска, Туапсе и/или порта Кавказ, затем – морем до Поти/Батуми.

В этой связи, напомним, что 10 лет назад, летом 2007 года Грузинская международная нефтяная корпорация (GIOC) провела в Москве коммерческие переговоры с Минэнерго РФ и «Транснефтью» о создании нефтепровода Новороссийск – Туапсе – Сухум – Поти – Батуми. При этом со ссылкой на российское агентство «Постфактум» сообщалось, что «интерес к проекту высказал президент России Владимир Путин, который уже дал соответствующее поручение своему энергетическому ведомству». А три года тому назад это предложение Тбилиси было отвергнуто.

Президент GIOC Георгий Чантурия ещё в 2004 и 2005 гг. говорил, что российской стороне (в том числе МИДу) были переданы предложения Тбилиси по строительству и использованию нефтепровода Новороссийск – Туапсе – Сочи – Адлер – Сухуми – Поти – Батуми, с возможной веткой Батуми – Турция и нефтепродуктопроводным ответвлением Батуми – Армения. По утверждению Чантурия, в случае реализации проекта Россия смогла бы ежегодно получать за счет нефтяного экспорта и транзита свыше 300 млн. долл., а Грузия за счет нефтетранзита – до 150 млн. долл. Нефтетранзитные доходы Абхазии составили бы не меньше 50 млн. долл. в год «при том, что ее годовой бюджет не превышает (на начло 2000-х годов – Прим. ред.) 3,5 млн. долл.». Предварительная инвестиционная стоимость реанимированного в 2007 году проекта (без продлений в Турцию и Армению) почти достигает 5 млрд. долл. (в ценах первого десятилетия 2000-х), годовая пропускная способность – 15-20 млн. тонн. Сообщалось также и о подготовке юридических решений, позволяющих Абхазии получать нефтетранзитные доходы, – например в рамках общеабхазской свободной экономической зоны.

Уже в 2006-2007 гг. обозначилась и стала расти перегруженность портов Новороссийск и Туапсе, что было главной причиной согласия Москвы на обсуждение данного проекта. В дальнейшем эти переговоры не получили развития ввиду резких изменений военно-политической обстановки в регионе, августовской войны 2008 года и признания Российской Федерацией Республики Южная Осетия и Республики Абхазия в качестве независимых государств. Вместе с тем, последующие тенденции, в том числе частичная нормализация торгово-экономических отношений России и Грузии, свидетельствуют о потенциальной востребованности взаимовыгодных экономических проектов (конечно же, с учётом политико-правовых реалий современного Кавказа).

Истоки этих проектов мы находим в 1970-х годах: по сути, речь идет о доработке подготовленного еще во второй половине 1970-х годов в СССР проекта нефтепровода Новороссийск – Туапсе – Сочи – Адлер – Сухуми – Поти – Супса – Озургети – Батуми (около 700 км) и далее в Турцию, с ответвлением из Батуми в Армению. Вблизи Поти эту артерию предполагалось сомкнуть с нефтепродуктопроводом Баку – Тбилиси – Батуми, что сформировало бы российско-закавказско-турецкую нефтепроводную сеть.

Данный проект впервые был предложен премьер-министром СССР А. Н. Косыгиным в ходе его визитов в Турцию в начале 1970 годов. Анкара не возражала, и к 1976 году в СССР была подготовлена необходимая документация. Но по многим причинам, в том числе из-за «опалы» Косыгина со второй половины 1970-х годов, реализован он так и не был.

Очевидно, что трубопроводная артерия Новороссийск – Батуми усилит «присутствие» российской нефти в Закавказье, одновременно повысив транзитную значимость Абхазии для Грузии и РФ, а также транзитные доходы Грузии.

 

Такой проект, по крайней мере, теоретически вписывается в российско-грузинское соглашение о торговых коридорах. Имеются и примеры «деполитизированной» эксплуатации такого рода артерий. Это, например, нефтепровод Баку – Тбилиси – Супса/Поти, в центральной части де-факто проходящий через Южную Осетию; нефтепровод из независимого ныне Южного Судана в Республику Судан (к НПЗ и экспортному терминалу в Порт-Судане); действующий пока российско-балканский газопровод (РФ – Украина – Молдова – Румыния – Болгария – Греция/Турция), проходящий через Приднестровье.

Значимость Грузии для России (а также Ирана и ЕС) обусловлена возможностью строительства через её территорию нефтегазовых коммуникаций. Несовпадение интересов местных и макрорегиональных игроков в нефтегазовой сфере не мешает взаимовыгодному сотрудничеству по вопросам электроэнергетики. Например, в конце декабря 2015 г. официальные представители России, Грузии, Ирана и Армении подписали «Меморандум о сотрудничестве в сфере энергетики», открывшего перспективы для совместного развития энергетических систем участников. Документ предполагает совместную работу энергосистем Армении, Грузии, Ирана и России в целях повышения управляемости перетоков электроэнергии. Нельзя исключать также создания координационного совета и регионального диспетчерского центра, в задачи которых, входило бы и реагирование на кризисные и чрезвычайные ситуации. Новый формат взаимодействия призван способствовать развитию транзита и торговли электроэнергией[1].

Несмотря на общую неблагоприятную политическую среду, бизнес с российской «пропиской» достаточно широко представлен в энергетическом секторе грузинской экономике[2]. Конечно, взаимодействие в сфере энерготранзита будет непростым, так как военно-политические реалии Кавказа не способствуют исчезновению разделительных линий в регионе, порождённых авантюристичной политикой режима Саакашвили и его зарубежных спонсоров, приведших в 2008 году к изменению карты региона. Однако обсуждение взаимовыгодных проектов в сфере энергетике, хотя бы на экспертном уровне, может способствовать хотя бы частичной разрядке имеющейся напряжённости.


Примечания

[1] Дёгтев А.С., Маргоев А.Р., Токарев А.А. Экономика Грузии в пространстве противоречий региональных держав // Вестник МГИМО Университета. 2016. № 2 (47). С. 219-233.

[2] Кривицкий В.О. Геоэкономические интересы Российской Федерации в Республике Грузия // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Международные отношения. 2013. № 2. С. 76-82.

 

Источник

Прочитано 45 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии