Мы стали ощущать реальный эффект от присоединения к ЕАЭС – экс-вице-премьер Кыргызстана

Вторник, 03 апреля 2018 04:00 Автор  Олег Панкратов размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

12 августа 2015 г. вступил в силу Договор о присоединении Кыргызской Республики к ЕАЭС. Кыргызстан стал полноправным членом союза наряду с Арменией, Беларусью, Казахстаном и Россией, что сняло для Бишкека барьеры на пути движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

За два с половиной года как Кыргызстан, так и ЕАЭС смогли оценить обоюдные выгоды от присоединения страны к союзу. Подробнее о них, а также об экономических планах Кыргызстана на 2018 г. и отношении киргизского общества к ЕАЭС в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал экс-вице-премьер Кыргызской Республики Олег Панкратов.

- Олег Михайлович, Россия и Казахстан – традиционные партнеры для Кыргызстана. Однако вступление в ЕАЭС открыло возможности для более тесной интеграции, например, с Беларусью. Что сегодня сближает Бишкек и Минск?

- Присоединение Кыргызской Республики к ЕАЭС повлекло изменение процедур и механизмов регулирования внешней торговли. Правила экономического объединения позволяют получить облегченный доступ на общий рынок, и, как следствие, логично ожидать увеличения объема взаимной торговли.

Хотя Беларусь для нас не являлась целевым рынком, общий эффект получился ожидаемый, и статистика взаимной торговли с Республикой Беларусь показывает устойчивый рост.

Произошло и потепление политического взаимодействия, которое было несколько подпорчено в связи с тем, что отстраненный экс-президент Кыргызстана К. Бакиев нашел пристанище именно в Минске. Но общие экономические интересы в рамках ЕАЭС несколько сгладили взаимные обиды и упреки, и наши взаимоотношения значительно улучшились. Кроме того, в лице белорусских партнеров мы нашли союзников при обсуждении многих экономических вопросов, рассматриваемых на площадке ЕАЭС. У нас во многом сходятся экономические интересы, и мы вмести их отстаиваем во время работы органов управления союза.

- В каких сферах экономики заметен прогресс между Минском и Бишкеком? Каков товарооборот между странами?

- Сегодня ЕАЭС – это еще в значительной степени Таможенный союз, поэтому из всех степеней свободы в большем объеме реализована свобода обращения товаров. И хотя, как вы правильно отметили, Беларусь для нас не являлась значимым торговым партнером (доля в общем объеме торговли Кыргызской Республики в 2016 г. составляла всего 0,9 %), в 2017 г. мы наблюдали рост объемов взаимной торговли на 191,4%. При этом рост нашего экспорта значительно опережал рост импорта. Наш экспорт вырос на 260,6%, тогда как импорт вырос на 186,3%. Хотя, справедливости ради, нужно отметить, что торговое сальдо далеко не в нашу пользу, и в номинальном исчислении мы покупаем намного больше, чем продаем.

Кроме торговли мы видим активизацию деловых контактов между предпринимателями наших стран. И очень важно, что Беларусь как индустриально развитая страна рассматривает возможности взаимодействия с нашими бизнесменами и выходит с предложениями по организации новых производств и расширению бывших, основанных на принципах выстраивания кооперационных связей. Речь идет, к примеру, об узловой сборке белоруской сельхозтехники в Кыргызстане. Но самое важное – это то, что предприятия Республики Беларусь размещают заказы на производство комплектующих деталей на наших предприятиях. Так, если мы посмотрим структуру нашего экспорта в Беларусь, 92,2% экспорта составляют запасные части к транспортным средствам. Для нас это очень важно, потому как это стимулирует создание новых рабочих мест и выпуск товаров с высокой добавленной стоимостью.

- Как экономика страны адаптировалась к вступлению в ЕАЭС? Каковы последствия для экономики Кыргызстана от вступления в ЕАЭС?

- Перед вступлением в Евразийский экономический союз мы много раз анализировали возможные последствия, проводили исследования, прогнозировали результаты, в том числе и воздействие этого шага на макроэкономические показатели страны. У нас не было ожиданий резкого роста ВВП или, к примеру, кратного увеличения взаимной торговли. Но прогнозы были позитивные. У нас было проработано 3 сценария, оптимистичный, базовый и пессимистичный. Хочу отметить, что наше вступление в ЕАЭС по времени совпало с резким падением цен на нефть и, соответственно, серьезным ухудшением экономических показателей у наших партнеров. И эта ситуация несколько смазала первоначальный положительный эффект от нашего присоединения. Но тем не менее наши прогнозные цифры оказались верными, более того, по истечении времени мы видим реализацию сценария, который ближе к оптимистичному.

Хочу особо отметить, что позитивная динамика в экономике поддерживалась и благодаря механизмам, которые были реализованы в процессе нашего присоединения. В первую очередь это создание нового института развития, российско-кыргызского фонда, который позволил привлечь в нашу экономику ранее невообразимые по доступности (имеется ввиду процентная ставка и сроки кредитовании) кредитные ресурсы. И естественно, не могу не сказать слова благодарности в адрес Российской Федерации, которая оказывает нам техническую помощь по адаптации нашей таможенной инфраструктуры и инфраструктуры качества к нормативным требованиям Евразийского экономического союза. Общая сумма такой помощи составит $200 млн. Но есть и проблемные вопросы, которые на сегодняшний день являются предметом переговоров с нашими партнерами по ЕАЭС.

Нужно признать, что в ЕАЭС не всегда есть понимание приоритетности общих экономических интересов, и, следовательно, возникает излишняя конкуренция у стран – участниц ЕАЭС, которые видят потенциал своего развития в том числе и через занятие торговых ниш на рынке Российской Федерации.

Скорее всего, это временное явление, так сказать, болезнь роста, но это сегодняшняя реальность, и это нужно признать. Так называемый экономический прагматизм, который объявлен национальным принципом построения внешней экономической политики у некоторых участников ЕАЭС, становится причиной возникновения необоснованной и контрпродуктивной практики по ограничению доступа на общий рынок через механизмы выстраивания барьеров в торговле по отношению к партнерам по экономическому союзу.

- В прошлом году сумма торговых сделок Кыргызстана со странами-партнерами по ЕАЭС составила $2,4 млрд. По сравнению с 2016 г., объемы увеличились на 16,6%. Какие цели ставит перед собой Бишкек в 2018 г.?

- 2017 год стал переломным после кризиса, возникшего вслед за мировым обвалом цен на нефть. Все страны ЕАЭС показали положительные цифры роста ВВП. Это говорит о восстановлении экономик, особенно экономик стран, добывающих и экспортирующих значительные объемы углеводородных энергоресурсов. Экономический рост был сопряжен с ростом потребительского рынка, отсюда и увеличение товарооборота.

Именно в 2017 г. мы стали ощущать реальный эффект от присоединения и получили ожидаемые дивиденды от участия в ЕАЭС. Это выразилось и в росте нашего экспорта в ЕАЭС, и в реальном улучшении положения наших граждан, которые активно реализовывают свои возможности на общем рынке труда, и другие ожидаемые позитивные эффекты.

Должен отметить, что рыночная аксиома о том, что спрос рождает предложение, на примере нашего вступления в очередной раз была подтверждена. Мы (на преференциальных условиях) стали участниками общего рынка емкостью в более чем 140 млн потребителей, и спрос, который существует на этом рынке, стимулировал генерацию предложений от наших предпринимателей. Отсюда и рост экспорта, и самое главное, рост промышленного производства.

Но не все зависит только от доступа на рынок. Во многом рост экономики обусловлен правильным применением как экономических, так и административных рычагов регулирования со стороны Правительства страны. Кроме того, снижение уровня коррупции, улучшение работы судебной системы, правоохранительных органов во многом могут стать драйверами роста. Но и ошибки в этих вопросах чреваты негативными последствиями для предпринимательской и в первую очередь инвестиционной активности в стране. Хочется выразить надежду, что наше правительство сможет правильно расставить акценты, и мы увидим прогресс и позитивную динамику в экономике Кыргызской Республики.

- Как сегодня настроено киргизское общество в отношении ЕАЭС? Что показывают опросы?

- Присоединение Кыргызстана к Евразийскому Союзу проходило далеко не просто, если говорить о внутриполитических процессах в стране. Нужно сказать, что имелось достаточное число как сторонников, так и противников интеграции. И если сторонники руководствовались в основном экономическим мотивами, то противники во главу угла ставили политические вопросы. И у тех, и у других были весомые доводы, которые имели под собой серьезную аргументацию. Политическая воля руководства страны здесь стала решающим фактором. И это решение было поддержано подавляющим большинством населения.

Противники интеграции остались в меньшинстве, но это объясняется в большей степени отсутствием у них достаточных ресурсов по продвижению свей позиции. Как мы понимаем, при наличии ресурсов общественное мнение можно изменить на диаметрально противоположное. И важно понимать, что внутриполитическое противостояние по этому вопросу продолжается и сейчас.

Каждый промах, каждую ситуацию, связанную с возникновением споров и противостояний между странами ЕАЭС, политические оппоненты обязательно раскручивают и используют для формирования негативного отношения к интеграционным процессам в рамках ЕАЭС.

Пока позитивные эффекты от интеграции позволяют сохранять превалирующую поддержку участия Кыргызстана в ЕАЭС как у предпринимателей, так и у простых граждан страны. При этом мы понимаем, что, если будут происходить негативные сдвиги в экономике, будут продолжаться торговые войны внутри ЕАЭС, и самое главное, если противники евразийской интеграции получат в свое распоряжение достаточно количество ресурсов, общественное мнение может и поменяться.

- Каким вы видите будущее ЕАЭС? На ваш взгляд, присоединятся ли к этому интеграционному объединению другие страны Центральной Азии в ближайшем будущем?

- Будущее ЕАЭС я вижу в сопряжении этого экономического проекта с экономическими инициативами Китайской Народной Республики. Такой тандем позволяет рассчитывать на полноценное участие наших стран в глобальных экономических процессах, при этом участие в качестве субъектов правоотношений. Другими словами, у ЕАЭС есть шанс стать одним из игроков, которые могут претендовать на участие в выработке правил мировой торговли.

Тогда наше интеграционное объединение будет привлекательно не только для стран постсоветского пространства, но может стать центром притяжения для других крупных экономик и объединений. На сегодняшний день работа по этому направлению активно ведется, и я очень хочу верить в ее результативность. Но в отрыве от этих глобальных процессов, в региональном разрезе, я думаю экономические расчеты помогут нашим соседям, я имею в первую очередь Таджикистан и, конечно же, Узбекистан, определиться в приоритетах и сделать выбор в пользу интеграции. Это может быть постепенное участие, на первом этапе через институт наблюдателей, но движение будет очевидно в сторону сближения. Вероятно, похожие процессы мы сможем наблюдать и в Азербайджане.

 

Источник

Фото: sputnik.kg

Прочитано 695 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии