ЕАБР — инвестиции в развитие и интеграцию

Вторник, 12 февраля 2019 05:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Евразийский банк развития был учрежден в 2006 году, и в числе его основных задач – содействие экономическому росту государств-участников, расширение торгово-экономических связей, развитие интеграционных процессов. Можно ли сейчас подвести какие-то промежуточные итоги? Что удалось успешно реализовать, что не очень? Какие осуществленные проекты можно было бы отметить особо?

— В 2006 году учрежден банк двумя государствами – Россией и Казахстаном. Сейчас наших акционеров шесть: присоединились Армения, Кыргызстан, Беларусь, Таджикистан. Все члены ЕАЭС плюс Таджикистан. Это как показатель востребованности той работы, которую ведет ЕАБР, и правильности поставленных перед нами задач.

Нас знают. Нас приглашают к сотрудничеству. Это главное.

Банк, на мой взгляд, ведет эффективную работу по привлечению капиталов. Из 7 миллиардов долларов уставного капитала, нашими учредителями оплачено лишь полтора. При этом сегодня наш кредитный портфель – 2 миллиарда долларов, а инвестиционный – 3 миллиарда, я бы очень хотел, чтобы до конца года стало 4 миллиарда, для этого есть определенные основания, но окончательные итоги мы будем подводить в начале 2019 года, и тогда поймем, угадал я или нет. Важно не гнаться за увеличением этого показателя, а проводить аккуратную работу.

Чем мы, как институт развития, выгодно отличаемся от коммерческих банков? Во-первых, мы имеем возможность финансировать долгие проекты, мы можем финансировать и пятнадцатилетние, и двадцатилетние проекты. Здесь мы являемся комфортным партнером и для концессионеров, и для государства. С точки зрения процентных ставок в отличие от коммерческих банков мы не ставим перед собой задачу максимизировать прибыль. Хотя при этом мы себе не можем позволить и убыточную деятельность, потому что у нас серьезные акционеры, и ответственность перед ними у нас очень велика. По итогам прошедшего 2017 года мы показали прибыль 41,2 миллиона долларов.

Наша задача — обеспечить реализацию проектов на экономически выгодной основе. Для банка экономически выгодная основа означает покрытие наших затрат и покрытие тех рисков, которые возникают. Когда применяются механизмы концессии, государственно-частного партнерства, мы имеем возможность снизить нашу процентную ставку.

Но хотелось бы большего: у нас большое желание, компетенция, а денег не хватает. Одна из приоритетнейших задач – под имеющийся портфель заказов нам нужно добывать деньги. В основном рассчитываем на внешние источники финансирования, у государств-участников свои проблемы, бюджетные правила, поэтому мы в значительной степени ориентируемся на внешние заимствования. Прежде всего мы работаем с нацбанками стран-учредителей.

Повышенный спрос идет в локальных валютах. Конкретно, это рубль, это тенге. Заемщики боятся брать на себя обременение в валютах, таких как доллары и евро, и просят рубли, тенге, просят локальные валюты. Мы сейчас заняты активным поис­ком и позиционируем себя на рынке локальных валют. Для нас это задача не стратегическая, а абсолютно тактическая.

— Деятельность ЕАБР подразумевает работу с экономиками нескольких стран, то есть стран – участниц Банка. Сложно ли учитывать экономические интересы разных государств, а также бывают ли сложности, связанные с национальным менталитетом участников?

— Думаю, экономические интересы все же у всех одинаковые – это поступательное развитие. Другой вопрос, что экономики стран действительно разные.

Я приведу сухие цифры статистики. Сегодня 43,5 % нашего инвестиционного портфеля приходится на Казахстан, 40 % — на Россию, 11,1 % — Беларусь, Армения – 2,1 %, 2 % — Кыргызстан, 0,2 % — Таджикистан. Наверное, этими данными можно охарактеризовать особенности работы банка в наших странах. Здесь и объем экономик, и востребованность инвестиций в проекты развития. Хотя, конечно, и нам надо быть более активными в работе с партнерами.

Сегодня у банка в разном статусе работает восемь офисов. Штаб-квартира организации располагается в Алматы, филиал – в Санкт-Петербурге. В Москве, Астане, Бишкеке, Душанбе, Ереване, Минске открыты представительства. И мы повышаем эффективность наших региональных представительств. Мы избавляем их от функции почтальонов, даем дополнительные функции по проведению предварительных переговоров, предварительным параметрам сделок. Поскольку мы начали открывать расчетные счета для наших клиентов, в наших представительствах это можно будет сделать, как говорится, «не отходя от стола». Нашим представительствам мы больше доверяем в надежде, что это будет способствовать нашему дальнейшему развитию.

— Направления проектной деятельности Банка охватывают множество отраслей, среди которых инфраструктура, электроэнергетика, химическая, нефтехимическая, нефтегазовая, металлургическая и горнодобывающая промышленность, финансовый сектор, информационные технологии… Какими критериями руководствуется Банк, принимая решение о реализации того или иного проекта? И, учитывая реалии, какие из отраслей будут наиболее перспективны в будущем для успешного выполнения поставленных Банком целей? Есть ли и другие, не менее интересные для ЕАБР направления в контексте финансирования, а также получения интеграционного эффекта?

— В феврале 2018 года была одобрена новая стратегия развития банка до 2022 года, 22 июня совет банка ее утвердил. Банк как был крайне консервативным игроком, так им и остался, мы крайне аккуратно относимся к выбору своей деятельности, не можем себе позволить входить в какие-то авантюрные проекты. Наверное, я бы назвал нас «махровыми консерваторами».

Мы фокусируемся на проектах, которые имеют интеграционный эффект для экономик государств-участников банка. И это, прежде всего, движение товаров и услуг через границы, увеличение товарооборота и движение капиталов. В качестве наглядного примера такого проекта можно назвать сделку с белорусским производителем горных самосвалов «БелАЗ», который поставляет свою продукцию российским производителям угля в Кузбассе.

Нам очень интересно участвовать в создании транспортной инфраструктуры. Мое личное глубокое убеждение, что странам ЕАЭС следует отдать приоритет развитию железнодорожных перевозок и в меньшей степени ориентироваться на использование грузовых автомобилей для этих целей. В таких странах, как Казахстан и Россия, обладающих гигантскими пространствами, грузовые автомобильные перевозки уступают в своей эффективности железнодорожным. Мы уже зафиксировали себя подписанными документами в работе над высокоскоростной железной дорогой Москва – Казань, в проекте Белкомур – Белое море – Коми – Урал – железнодорожная магистраль, соединяющая Архангельск, Сыктывкар и Соликамск.

Кстати в упомянутой новой стратегии указаны отрасли, в которых раньше мы себя не особо проявляли. Это агропромышленный комплекс и информационные технологии. Пожалуй, именно информационные технологии можно отнести к числу перспективных. Создание IT-инфраструктуры, например. Здесь речь может идти о строительстве центров обработки данных, суперкомпьютеров и широкополосных каналов передачи данных. Если рассматривать рынок центров обработки данных в глобальном разрезе, лидером на нем являются США с долей 44%, еще 10% вычислительных мощностей расположено в Китае, на остальные страны из лидирующей десятки приходится 4 – 5% мощностей. Ни одна из стран-членов ЕАБР в топ-10 не входит. Строительство центров обработки данных при поддержке банка может быть перспективным направлением. В отрасли ограничения — невысокая доходность проектов, которая критична для частных инвесторов в IT-инфраструктуру. Но они, эти ограничения, не являются критичными для банка развития.

Что касается других направлений для получения интеграционного эффекта… ЕАБР намерен стать межбанковским расчетно-клиринговым центром. У нас для этого есть и программный продукт, и возможности. Мы начали в тестовом режиме проводить транзакции, открывать расчетные счета нашим клиентам. Это в том числе предполагает расчеты в национальных валютах. В мире уже началось бегство от доллара, или, скорее, пока только ходьба. И мы тоже идем. Уверен, что в будущем страны ЕАЭС смогут отказаться от доллара во взаимных расчетах, в том числе с помощью Евразийского банка развития.

— Сейчас ЕАБР объединяет Россию и Казахстан (как учредителей), а также (как участников) Армению, Беларусь, Кыргызстан и Таджикистан. Есть ли планы по включению других государств? Какие перспективы имеются на пути географического расширения деятельности Банка?

— Мы декларируем открытость банка для членства. Но принятие решения о новых членах – это вне уровня наших компетенций. Это уровень правительств наших государств.

Что касается международного сотрудничества, то сегодня Евразийский банк развития рассматривает возможность открытия представительства в Узбекистане, будет наращивать инвестиции в эту страну. Хотя Узбекистан пока не является нашим членом, очень хотим там начать работу и в аграрном секторе, и в промышленности, и в добывающих отраслях.

Активно стараемся выстраивать работу с Китаем. Для нас самих очень важно присутствовать в качестве представительства в Китае, мы видим в Китае для себя серьезный рынок ликвидности, желание с их стороны участвовать в проектах на территории ЕАЭС не только деньгами, но и технологиями.

К сожалению, началу сотрудничества с другим крупным государством Азии – Индией – препятствует недостаточный опыт взаимодействия инвесторов из ЕАЭС с бизнес-сообществом этой страны. Но мы работаем над этим.

— Достаточно ли квалифицированных кадров для достижения поставленных целей и реализации текущих задач Банка, учитывая сложность и многогранность этих задач? Принимает ли Банк какое-то участие в подготовке соответствующих специалистов?

Честно говоря, немного удивлен, чем может быть продиктован такой вопрос. Я считаю, что в нашем банке трудятся лучшие банковские кадры – граждане стран-участников.

Что касается подготовки специалистов: любой желающий прямо на сайте банка может заполнить анкету и стать кандидатом на прохождение у нас стажировки. Кстати, сейчас ждем студентов из университета имени Плеханова.

— Банк имеет статус международной организации и, соответственно, является субъектом международного права. Более того, Банк является наблюдателем в Генеральной Ассамблее ООН, в Евразийской группе по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ), в Совете по торговле и развитию ЮНКТАД ООН, в Международном инвестиционном банке. Имеются ли сложности, связанные с текущей политической ситуацией в мире?

— Наверное, говоря о политической ситуации, Вы имеете ввиду те действия, которые США с сателлитами предпринимают по отношению к России?

Ситуация на евразийском пространстве крайне выигрышная. И я бы сказал за это господину Трампу спасибо. Усиление внешнего давления позволило обратить внимание на исключительно высокий внутренний потенциал стран ЕАЭС. Мы немного нагло, агрессивно ведем себя на евразийском пространстве, и сейчас очевидно, что внутри Евразийского экономического пространства есть структуры, позволяющие смотреть в будущее спокойно. Мы способны создать региональную расчетную единицу. Для меня это рубль.

В настоящее время ряд многосторонних банков развития, например, Группа организаций Всемирного банка, ЕБРР, ЕИБ, приостановили свою деятельность на территории Российской Федерации. Наша задача – заместить их деятельность. В этом году ЕАБР предоставил допфинансирование на сумму 1,3 млрд рублей для завершения проекта ЕБРР по модернизации водоканала Якутска. Мы заместили кредит ЕБРР по проекту «Западный скоростной диаметр» на сумму 193 млн евро. Результатом проводимой нами работы стало то, что ЕАБР начиная с 2016 года является крупнейшим международным финансовым институтом по объемам предоставляемого кредитования компаниям частного сектора Российской Федерации.

Что же касается тех международных организаций, которые Вы упомянули, то никаких сложностей здесь нет. Все же мы – международный финансовой институт, а не представители банковского сектора какой-нибудь конкретной страны. К примеру, в этом году ЕАБР и Программа развития ООН – ПРООН – приступили к реализации совместного проекта «Укрепление потенциала в целях устойчивого развития финансирования в регионе СНГ». Планируется софинансирование подготовки технико-экономических обоснований проектов для финансирования ЕАБР. Здесь со стороны ПРООН будет оказываться содействие банкам второго уровня, которым предоставляет кредиты ЕАБР.

— Определяя свои приоритеты, ЕАБР учитывает экономические потребности каждого из государств – участников. Какие задачи актуальны для каждой из стран, насколько они различны или, наоборот, схожи?

— В принципе на этот вопрос я ответил чуть выше. Но могу подчеркнуть, что для всех государств-участников банка актуально повышение конкурентоспособности национальной экономики, модернизация предприятий, повышение экспортного потенциала. В наших странах по-прежнему остра проблема высокого уровня безработицы, бедности и низкой производительности труда.

Необходимо привлечение капитала, технологий, высококвалифицированной рабочей силы. Следует развивать инфраструктуру, которая способствует формированию сферы торговли и услуг.

— Можно ли перечислить наиболее значимые социально-экономические эффекты, полученные на пути содействия развитию, модернизации и диверсификации экономик государств – участников Банка?

— Все финансируемые Евразийским банком развития проекты имеют положительные социально-экономические эффекты. Собственно, для этого банк и работает. По нашим оценкам, благодаря нашим проектам создано или будет создано в ближайшее время более 26 тысяч постоянных рабочих мест. Только проекты прошлого года обеспечивают создание свыше трех тысяч новых рабочих мест.

Наши проекты могут создавать порядка 6,5 млрд долл. дополнительного валового выпуска продукции в экономиках государств-участников ЕАБР. Инвестиционный портфель ЕАБР по состоянию на 31 декабря 2017 года обладал потенциалом создания взаимных торговых потоков в объеме 3,5 млрд долл. в год. Общий рост взаимных инвестиций, обеспеченный проектами инвестиционного портфеля банка за весь период его деятельности, составил свыше 1,9 млрд долл.

— Среди крупных ключевых проектов ЕАБР в настоящее время –строительство третьего энергоблока Экибастузской ГРЭС-2 (Казахстан), строительство автомобильной дороги «Западный скоростной диаметр» (Россия), строительство Белопорожских ГЭС-1 и ГЭС-2 в Республике Карелия, строительство автомобильной дороги ЦКАД-3 (Россия) и многие другие. Есть ли уже в перспективе не менее значимые проекты и какие?

— ЕАБР готов поддержать строительство в Беларуси газотурбинных генераторов для БелАЭС. В августе банк подписал меморандум с компанией «Русатом — Международная сеть». Один из возможных проектов — строительство пиковых подстанций газотурбинных генераторов на 800 МВт. Сейчас этот проект рассматриваем вместе с партнерами в Беларуси. Пиковые подстанции служат для подстраховки, если, например, на плановый ремонт остановился энергоблок.

Еще один из новых проектов — финансирование банком строительства автозавода полного цикла в Усть-Каменогорске, в партнерстве с «АвтоВАЗом». Мы подписали на Московском автосалоне с компанией «Азия-Авто Казахстан» соглашение о расширенном производстве автовазовской продукции на территории Казахстана. Что парадоксально для многих, но только не для нас, это то, что эта компания, производя автомобили в Казахстане, серьезно расширяет свою дилерскую сеть в Российской Федерации. Над этим тоже стоит задуматься: если кто-то хочет зарабатывать, он зарабатывает

Банк намерен инвестировать 2,12 миллиарда рублей в проект по улучшению туристической привлекательности Санкт-Петербурга, в развитие речного туризма. На эти деньги будут созданы 5 причалов и пассажирский вокзальный комплекс нового речного пассажирского порта.

Я уже упомянул два железнодорожных проекта, в которых мы готовы участвовать: Белкомур и ВСМ Москва — Казань. Пока они в начале своего пути, но мы нацелены на самую серьезную работу здесь.

Нам надо очень серьезно входить в тему утилизации твердых бытовых отходов, это сверактуально не только для России, но и для остальных стран ЕАЭС. Более того, это не какие-то благотворительные проекты, они окупаемые. К сожалению, таких проектов у нас в активе пока нет, но мы над этим работаем.

— Можно ли узнать подробнее о Евразийском фонде стабилизации и развития, где ЕАБР наделен функциями Управляющего средствами и Секретариата? Как принимаются решении о финансировании и грантах, есть ли у Фонда партнеры и совместные с ними проекты?

— Евразийский фонд стабилизации и развития – ЕФСР – это такой региональный финансовый механизм. С его помощью участники – а это те же страны, что и участники ЕАБР –  оказывают друг другу финансовую помощь: поддержка бюджета, платежного баланса, проектное финансирование. Кстати проектное финансирование – уникальный для таких фондов инструмент. ЕАБР осуществляет административное управление ЕФСР, включая функции Секретариата Совета ЕФСР.

Объем ЕФСР составляет более 8,5 млрд долларов США. При этом фонд не привлекает средств на рынках капитала, а финансирование происходит из чистой прибыли.

Совет ЕФСР состоит из министров финансов стран-участниц. Это высший орган принятия решений ЕФСР по всем вопросам использования средств фонда и любым другим вопросам, связанным с ЕФСР. Средства фонда предоставляются странам-участницам в виде льготных кредитов и грантов.

В целом, портфель программ и проектов ЕФСР по состоянию на 1 сентября 2018 года составляет 5,6 млрд. долларов США, из которых к текущим относятся 2,8 млрд долларов США, а к завершенным – 2,6 млрд долларов США.


Источник: https://eabr.org/

Прочитано 287 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии