«Латинский фактор» многовекторности внешней политики Казахстана

Суббота, 29 апреля 2017 04:00 Автор  Армен Айрапетян, независимый эксперт размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

В своей апрельской статье «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания»[1] первый президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев в качестве конкретного проекта третьей модернизации страны объявил о необходимости поэтапного перехода казахского языка на латиницу.

С 2025 года, по мысли президента, казахский язык должен начать функционировать на основе новой графики: ведение делопроизводства, выпуск периодических изданий, учебников и все остальные официальные сферы употребления государственного языка должны осуществляться на латинице. С 2017 года объявляется подготовительный этап к переходу казахского языка на новый алфавит, в рамках которого правительством республики должен быть разработан чёткий график такого перехода и до конца этого года необходимо с привлечением научной и широкой общественности принять единый стандарт казахского алфавита в новой графике. Нурсултан Назарбаев дал поручение с 2018 года начать подготовку кадров для преподавания нового алфавита и учебных пособий для средней школы, а в ближайшие 2 года провести необходимую организационную и методическую работу.

Следует заметить, что это не первый подход президента Казахстана к указанной теме. Так, в выступлении на ХІІ сессии Ассамблеи народов Казахстана в 2006 году президент отмечал, что нужно вернуться к обсуждению вопроса о переходе на латиницу казахского алфавита. Одним из аргументов, приведённых Н.Назарбаевым, являлось доминирование латинской графики в глобальном коммуникационном пространстве, а также опыт постсоветских стран, перешедших на латиницу: «Обучение наших детей английскому языку уже предполагает латинский алфавит»[2]. В своём послании от 14 декабря 2012 года (Стратегия «Казахстан-2050»)[3] президент назвал переход казахского языка на латинскую графику принципиальным, потому что данная мера должна позволить модернизировать государственный язык, и сослался на советский опыт латинизации казахской письменности. Назарбаев указал, что подобный шаг создаст условия для интеграции Казахстана в мир, лучшего изучения «маленькими» гражданами республики английского языка и языка интернета.

Сейчас же (в апреле 2017 года) во многом аргументы в устах президента Назарбаева те же. Так, ссылаясь на обязательность изучения в казахстанских школах английского языка, он не видит возможности возникновения для молодёжи в будущем каких-либо проблем.

Во многом указанные мысли были повторены и развиты в предварительной аналитической справке, подготовленной Комитетом науки Министерства образования и науки Республики Казахстан в 2007 году[4]. В данном документе в пользу перехода на латиницу были упомянуты самые разные причины: от лингвистических до политико-идеологических. Указано на несоответствие кириллицы особенностям звукового состава казахского языка и её ассоциацию с «советской (колониальной) идентичностью». Документ изобилует ссылками на положительный пример Турции и ряда постсоветских государств и в целом пропитан откровенно русофобскими идеями.

Нурсултан Назарбаев в своей недавней статье пришёл к выводу, что «история изменения алфавита казахского языка определялась в основном конкретными политическими причинами», а нынешняя необходимость замены графики алфавита «имеет свою глубокую историческую логику», определяемую особенностями современной технологической среды, коммуникаций в современном мире и научно-образовательного процесса в XXI веке.

Что касается России, то Конституционный Суд РФ ранее в постановлении от 16.11.2004 г. № 16-П[5] пояснил, что установление определённой графической основы алфавита государственного языка (кириллицы, латиницы или другой), как свидетельствует исторический опыт, обусловливается не только и не столько особенностями фонетики языка, сколько происходящими в обществе переменами социально-культурного и национально-исторического характера, а также интересами государства на разных этапах его развития, в том числе в сфере международных отношений. Соответственно, по мнению судей Конституционного Суда, смена графической основы алфавита государственного языка должна осуществляться с учётом исторических и политических факторов, национальных и культурных традиций, быть научно обоснованной и отвечать общественным ожиданиям, что, в конечном счёте, требует проявления суверенной воли государства. Таким образом, при регулировании общественных отношений в сфере официального использования языка в части употребления графики алфавита политический фактор в процессах выбора графической основы алфавита является ключевым.

Если вкратце посмотреть на советскую языковую политику в отношении графики алфавитов народов СССР, то можно обратить внимание на несколько ключевых факторов. При переводе на кириллицу казахского языка и иных языков народов СССР советская власть решала задачу создания единой основы письменности для родного и русского языков, что облегчало изучение и освоение обоих языков[[6]; С. 617]. Обязательное введение в 1938 году русского языка в качестве предмета изучения во всех школах[7], по сути, означало закрепление за всеми гражданами СССР обязанности знать русский язык. Подобная языковая политика не была продиктована мотивами ассимиляции или русификации. Она отвечала ряду потребностей советского государства в сфере управления и экономики. Ему необходимо было наличие грамотных специалистов, которые должны были быть готовы применить свои знания в любой точке страны. Подобную мобильность в языковом плане мог обеспечить только русский язык. При этом родной язык иных народов в этой политике занял свою нишу и выступал на определённом этапе как средство усвоения русского языка. Поэтому большинство языков было переведено с латиницы на кириллицу. Основная цель заключалась, таким образом, в обеспечении при помощи русского языка и кириллицы единства экономического пространства СССР.

Ещё один политический аргумент сводился к культурному влиянию стран Запада, которые могли использовать «международный характер» латиницы в целях отрыва целых республик от общей семьи народов СССР[8]; С. 192]. Так считали не только в Союзном центре, но и на местах, в частности, в случае, например, с молдавским языком, латинский алфавит которого воспринимался как средство румынизации, а, следовательно, создавал поле для влияния зарубежной иностранной державы[9]; С. 397]. Для тюркских народов СССР кирилизацию письменности их языков можно объяснить дополнительно сильным влиянием Турецкой Республики, которая латинизировала турецкую письменность ещё в 1927 году. В 1930-1940-е гг. Турция позиционировалась как геополитический соперник Советского Союза. Дипломат, доктор исторических наук, эксперт по истории Турции и консультант внешнеполитического ведомства СССР Анатолий Миллер (1901-1973 гг.) проводил чёткую разницу между Турцией 1930-40 гг. и Турцией периода национально-освободительной войны, отмечая существенную эволюцию национальной турецкой буржуазии, превращение народно-республиканской партии Турции в реакционную силу после смерти Мустафы Кемаля Ататюрка[10]; С. 20]. Таким образом, кирилизация языков тюркских народов была призвана оградить последних от культурного влияния Турецкой Республики.

Нынешний этап предполагаемой латинизации казахского языка также имеет под собой сугубо политические причины и мотивы. С одной стороны, борьба ведётся не между русскими и казахами, а внутри казахстанских элит (между русскоязычными казахами и казахоязычными казахами) за распоряжение ресурсами нового государства[11]; С. 419]. С другой стороны, латинизация казахского языка может быть проявлением многовекторности внешней политики Казахстана, суть которой сводится к выбору в пользу турецкой модели развития и тюркского мира с попыткой выстраивать примерно равноудалённые отношения с другими центрами силами, оказывающими влияние на регион Центральной Азии: Россией (ЕАЭС), Китаем и Западом (в лице США и ЕС). Тем самым, Казахстан пытается дать понять, что процессы евразийской интеграции для него с общими рынками в разных сферах так и останутся только в экономической плоскости и Астана не готова и не желает распространения интеграционных процессов в сферу политики и культуры.

Реакция на латинизацию казахского языка представляется чересчур эмоциональной. Так, представитель Президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой назвал решение казахстанского руководства ничем иным как «отсечением значительного количества людей от русского языка», подобные шаги, по его мнению, «кардинальным образом меняют ситуацию с русским языком в любой стране»[12]. Безусловно, по позициям русского языка в Казахстане нанесён ощутимый удар – это шаг назад. Тем не менее, решение казахстанского руководства ограничивает и сужает поле русского языка в республике, но пока не ликвидирует его. В конце концов, идею трехъязычия, компонентом которой является русский язык, никто не отменял. Необходимо понимать и осознавать статус Казахстана в качестве суверенного и независимого государства, поэтому воспринимать жёсткую линию на латинизацию следует в т.ч. в качестве недоработки российской «мягкой силы» в республике. Следует также понимать, что прагматизм в стратегическом и даже союзном взаимодействии Москвы и Астаны всё равно останется.

К сожалению, как представляется, ни авторы инициативы, ни возможные исполнители перевода казахского языка на латинскую графику алфавита до конца не представляют масштаб предстоящих изменений. Во-первых, активное противодействие реформе будут оказывать самые грамотные представители общества, много пишущие и читающие, которым труднее всего будет перестраиваться по психологическим причинам[13]; С. 184-185]. Во-вторых, успешными факторами таких масштабных реформ как смена графики алфавита являются крупные потрясения вне языка (революции, войны, распад государства и т. д.)[13; С. 187] и низкий уровень образования населения (этим объясняется успешный пример латинизации турецкого языка). В-третьих, изменение графики алфавита казахского языка, даже несмотря на параллельное его функционирование какое-то время на латинице и кириллице, потребует масштабной работы по замене всех вывесок, афиш, наименований, табличек, знаков отличия и прочей визуальной информации, исполненной на государственном языке. Помимо этого речь пойдёт о переводе всей казахской литературы с кириллицы на латиницу: от художественной до научной. Сказанное государству придётся сделать, чтобы не отрезать будущие поколения казахстанских граждан от уже готового наследия на казахском языке. В обязательном порядке потребуется перевод на латиницу всех принятых и действующих нормативно-правовых актов Республики Казахстан, актов Конституционного Совета и актов Верховного Суда (в особенности тех, в которых содержатся правовые позиции), исполненных на государственном языке. В противном случае правовая система будет работать полностью только на официальном русском языке, а на государственном языке – лишь отчасти. Указанные мероприятия уже будут требовать серьёзных финансовых затрат государства, точный подсчёт которых ещё только предстоит.

Ещё один аспект, который упускается из виду, заключается в том, что русский язык воспринимается в большинстве экспертных мнений, высказываний политиков и комментариев к теме исключительно как фактор внешний, характеризующий состояние и характер двусторонних отношений России и Казахстана. Конечно же, нельзя отрицать стратегического интереса России в сохранении Казахстана как части русскоязычного пространства. Более того, этот интерес зафиксирован как в Концепции внешней политики страны[14], так и в Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи 1992 года[15]. Тем не менее, русский язык – это ещё и составляющая внутригосударственной жизни Казахстана, один из государствообразующих факторов республики. Указанное зафиксировано действующей Конституцией Казахстана 1995 года[16] в ст. 7, где сказано о казахском языке как государственном, а также равном с ним официальном использовании русского языка в государственных организациях и органах местного самоуправления. Это, по сути, означает предоставление русскому языку правового режима официального. Указанные нормы размещаются в главе «Общие положения», где содержатся нормативно закреплённые и реально существующие устои жизни общества и государства, а если говорить более простым языком, то, без чего государство не мыслит собственного существования. Следовательно, официальное казахско-русское двуязычие является одной из основ современной государственности Казахстана, поэтому переход на латиницу усложнит жизнь людей, для которых казахский язык является родным, поставит значительные затруднения для развития казахско-русского и русско-казахского двуязычия. Такая реформа не вписывается в логику интеграционных процессов, частью которых являются культурное взаимодействие и сотрудничество. Латинизация казахского языка несёт в себе серьёзные риски для будущего казахстанской государственности. Американским политологом Збигневым Бжезинским Казахстан именовался частью так называемых «Евразийских Балкан», «котлом этнических противоречий», страной, могущей столкнуться с проблемой территориального отделения и распада[17]; С. 169]. Однако выбор при проведении национально-языковой политики руководством республики в лице Нурсултана Назарбаева в пользу казахско-русского двуязычия внёс свой вклад в обеспечение межнационального мира и согласия в Казахстане и позволил избежать реализации негативного прогноза американского государственного деятеля. Латинизация же актуализирует риски, обозначенные Збигневым Бжезинским.

 

Источник

[1]. Назарбаев Н. А. Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания // Президент Республики Казахстан. Официальный сайт. – 2017. – 12 апреля. – URL: http://www.akorda.kz/ru/events/akorda_news/press_conferences/statya-glavy-gosudarstva-vzglyad-v-budushchee-modernizaciya-obshchestvennogo-soznaniya (дата обращения 20.04.2017).

[2]. Выступление Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева на ХІІ сессии Ассамблеи народов Казахстана от 24 октября 2006 г. // Ассамблея народов Казахстана. Официальный сайт: URL: http://www.assembly.kz/predsedatel-assamblei-naroda-kazaxstana/item/677 (дата обращения 01.03.2011).

 [3]. Послание Президента Республики Казахстан — Лидера Нации Н.А. Назарбаева народу Казахстана от 14 декабря 2012 г. «Стратегия «Казахстан-2050»: новый политический курс состоявшегося государства» // Казахстанская правда. – 2012. – 15 декабря.

 [4]. Предварительная аналитическая справка Рабочей группы Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан 2007 г. «О переходе казахской письменности на латинскую графику» // Законодательство Республики Казахстан – бесплатно. URL: http://www.zakon.kz/4452604-predvaritelnaja-analiticheskaja-spravka.html (дата обращения 01.04.2017).

 [5]. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.11.2004 г. N 16-П по делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 10 закона Республики Татарстан «О языках народов Республики Татарстан», части второй статьи 9 закона Республики Татарстан «О государственных языках закона Республики Татарстан и других языках в закона Республике Татарстан», пункта 2 статьи 6 закона Республики Татарстан «Об образовании» и пункта 6 статьи 3 закона Российской Федерации «О языках народов Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина С.И. Хапугина и запросами Государственного Совета Республики Татарстан и Верховного Суда Республики Татарстан // Собрание законодательства РФ. – 2004. – N 47, ст. 4691.

 [6]. Докладная записка директора Института языка и письменности народов СССР АН СССР В. Петросяна секретарю ЦК ВКП(б) А. А. Жданову об унификации алфавитов народов СССР от 25 февраля 1941 г. // ЦК ВКП(б) и национальный вопрос. Книга 2. 1933-1945. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2009. – С. 616-619.

 [7]. Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 13.03.1938 г. «Об обязательном изучении русского языка в школах национальных республик и областей» // ЦК ВКП(б) и национальный вопрос. Книга 2. 1933-1945. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2009. – С. 391-394.

[8]. Докладная записка заведующего отделом науки, научно-технических изобретений и открытий ЦК ВКП(б) К. Я. Баумана секретярям ЦК ВКП(б) А. А. Андрееву и Н. И. Ежову о языковом строительстве в национальных районах СССР [не позднее 16 мая 1936 г.] // ЦК ВКП(б) и национальный вопрос. Книга 2. 1933-1945. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2009. – С. 191-196.

[9]. Докладная записка и. о. заведующего отделом ЦК КП(б) Украины Середенко секретарям ЦК КП(б)У Н. С. Хрущёву и М. А. Бурмистенко о переводе молдавской письменности с латинского на русский алфавит [не позднее 25 марта 1938 г.] // ЦК ВКП(б) и национальный вопрос. Книга 2. 1933-1945. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2009. – С. 396-397.

[10]. Миллер А. Ф. Турция и проблема проливов. Стенограмма публичной лекции, прочитанной 9 января 1947 года в Лекционном зале в Москве. – М.: Правда, 1947. – 24 с.

 [11]. Марусенко М. Я. Языки и национальная идентичность: современные вызовы национальному единству и территориальной целостности. – М.: Научно-политическая книга, 2015. – 575 с.

 [12]. Швыдкой: Переход Казахстана на латиницу отсечет людей от русского языка // Российская газета. – 2017. – 18 апреля. – URL: https://rg.ru/2017/04/18/shvydkoj-perehod-kazahstana-na-latinicu-otsechet-liudej-ot-russkogo-iazyka.html (дата обращения 20.04.2017).

 [13]. Кронгауз М. А. Русский язык на грани нервного срыва. – М.: Знак, 2009. – 232 с.

 [14]. Указ Президента РФ от 30.11.2016 г. N 640 «Об утверждении Концепции внешней политики Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 2016. – N 49, ст. 6886.

 [15]. Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Казахстан подписан в г. Москве 25.05.1992 г. // Дипломатический вестник. – 1992. – N 15-16.

 [16]. Конституция Республики Казахстан принята на республиканском референдуме 30.08.1995 г. (в ред. от 10.03.2017 г. № 51-VI ЗРК) // Ведомости Парламента Республики Казахстан. – 1996. – N 4, ст. 217; Казахстанская правда. – 2017. – 14 марта.

 [17]. Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы / Перевод с английского О. Ю. Уральской. – М.: Международные отношения, 2009. – 280 с.

Прочитано 146 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии