Филатов и Армения

Пятница, 13 апреля 2018 04:00 Автор  Елена Шуваева-Петросян размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Филатов и Армения… Это основная тема нашей беседы, с мыслями об этом я шла в Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ на улице Космонавтов, 18, который создал и более 20 лет возглавляет любимый многими молодыми писателями Сергей Александрович Филатов — российский государственный, политический и общественный деятель.

В 1991 году он был Секретарем Президиума Верховного Совета РСФСР, возглавлял депутатский штаб обороны Белого дома, несколько лет руководил Администрацией Президента Ельцина.

Блестящая политическая карьера, высокие должности и безукоризненное имя… Сергей Александрович Филатов прошел долгий путь служения государству, причем бок о бок со своей спутницей жизни и соратницей Галиной Николаевной, с которой они вместе уже 60 лет, а в конце 90-х он, сын поэта Александра Филатова да и сам человек пишущий, создал Фонд и занялся поддержкой и продвижением молодых писателей. Собственно так мы и познакомились в 2009 году. Филатов пригласил меня на книжную выставку, а затем на Форум молодых писателей в Липках. Помню, он подошел ко мне и спросил: «Ну как там, в Армении?» Арменией он интересовался с каким-то пристрастием в глазах, хотя внешне выглядел холодным и отстраненным. А через несколько лет, когда Филатов организовал Форум молодых писателей в Цахкадзоре, тайна была раскрыта… Филатов и Армения… Нелепо звучит, потому что Армения в крови Сергея Александровича, ибо его мама — Мария Арутюновна Арушанова — тифлисская армянка.

«Моя мама родилась в Тифлисе 1 сентября 1909 года, — рассказывает Сергей Александрович. — В начале 20-х годов, после массовой резни армян в Западной Армении (ныне Турции), было тревожно в Грузии, и мамина семья переехала в Иран. В Тегеране при посольстве была русская школа, в которой мама училась и там же вступила в ряды Международного юношеского движения. Через два года наше посольство маму с ее матерью и сестрой отправило в Москву. Моего деда уже не было в живых. Дали им небольшую комнату в коммуналке».

Мария Арутюновна закончила летное училище, летала на самолете (во время войны на фронт ее не взяли, т.к. на тот момент у нее было трое детей) и имела значок «Ворошиловский стрелок». Она была директором научно-технической библиотеки на заводе «Серп и Молот», а потом стала директором Дворца культуры завода. Но самое главное: она была единственной женщиной-волочильщицей в Советском Союзе и работала на станке, который волочил провод. Дело это не из легких, и уж тем более не женское — из толстого, высоколегированного провода вытягивать более тонкий...

«Все делалось вручную: наконечник отточить, вставить, прицепить, потом вытянуть оттуда... — рассказывает Сергей Александрович. — Смазки употреблялось очень мало, что утяжеляло работу. Помню как сейчас, мама носила красненькую косыночку, потому что была ударницей труда. В дальнейшем, когда я работал в институте, мы создали волочильный стан, который все это делал автоматически».

«Моя мама была дважды замужем, — вспоминает Сергей Александрович. — Первый муж был русским, он занимался партийной работой, от него родилась моя сестра Тамара. А когда он умер, моя мама познакомилась с моим будущим папой. Он был моложе ее на пять лет. Он тоже работал на заводе «Серп и Молот» вольцетокарем. Это когда прокалывают горячий металл, он входит в два волка, на горячем металле остается профиль... Так вот, когда волки изнашиваются, их можно, так сказать, восстановить, это делает вольцетокарь, который снимает определенные размеры, восстанавливает геометрию... Это была его работа, пока он не стал... профессиональным поэтом, не вступил в СП СССР... Папа выпустил довольно много сборников стихов. Его кредо — писать предметно. Он не представлял себе стихи без опыта. В последующем он вел занятия в литературных кружках — на заводах «Серп и Молот», «Фрезер», в КГБ и т.д. В этом плане он был очень востребованным человеком».

Именно на заводе, в цехе столкнулись Александр и Мария. Молодой человек влюбился с первого взгляда, когда же он признался, что неравнодушен, женщина, у которой недавно умер муж, рассердилась: «Нет у тебя, — говорит, — ни стыда, ни совести! Что люди скажут, ты подумал?» Но все-таки через год они поженились. А еще через год у Марии и Александра родился сын Сергей (назвали в честь Есенина!), затем дочка Беллочка.

***

Филатов впервые побывал в Армении в сентябре 1991 года, когда проходил Референдум по независимости, на котором решался вопрос о независимости республики от СССР. По итогам поездки он написал статью, которую не опубликовало ни одно издание, объяснив, что «очень проармянская и с историческими искажениями». Но Филатов отказался переделывать. «Что написал, то написал, — тогда он отметил в своем дневнике. — Думаю, что они не правы, просто не хотят быть одернутыми из Кремля». Этот материал вошел в его книгу «По обе стороны».

Тогда Сергей Александрович, пролетая над Араратом, который видел впервые, подумал: «Когда-то этот двуглавый исполин был расположен в центре Армянского государства. А сейчас возведенный в предгорье еще во времена СССР простенький забор, обозначающий границу с Турцией, отделял его от Армении. А для нас, россиян, с этой стороны Арарат стал за двойной границей. Да и тот край, куда лечу, — тоже за двойной границей. Нагорный Карабах… Арцах… Сегодня он отделен и от Армении и от Арарата, восточной окраиной которого когда-то являлся».

Перед поездкой Филатов пролистал газеты, заглянул в интернет, запросил МИД — везде превалировала информация официальных органов со стандартным набором слов «незаконные выборы», «самопровозглашенная республика», «непризнанная республика».

«Нагорный Карабах полыхнул первым еще в «братской семье» в самый разгар горбачевской перестройки, — позже напишет в своей статье политик. — Огонь войны опалил южные окраины великой державы СССР, прошел Приднестровье, Абхазию, Таджикистан, и вскоре добрался до Российской Федерации — вспыхнула война в Чечне.

Сегодня многие ищут причину этих войн в сепаратизме, не желая оглянуться на политику жесточайшего тоталитарного режима тех лет, когда без разбора уничтожались и унижались целые народы. Армяне — не исключение.

В результате Геноцида 1915 года погибло более 1,5 миллиона армян. Политика советской власти не способствовала восстановлению прав и земель этого народа, хотя возможности для этого возникали неоднократно, и сегодня многие с сожалением рассуждают о том, что территория Армении в ХХ веке уменьшилась в десять раз, а о населении и говорить нечего. Трудно представить, что при нормальной жизни миллионы армян стали бы переселяться из своей страны за границу или в различные регионы России. Значит, жизнь была не нормальной, и сама ее атмосфера вытесняла жителей из родных мест».

Размышляя об истории, относящейся к тому времени, когда Нагорный Карабах в качестве автономии был передан молодому государству под названием Азербайджан, Филатов говорит: «Да, так вершились многие дела в те времена, и никого не интересовала ни история, ни мнение народа. 95 процентов армян, проживающих на территории Нагорного Карабаха, в одночасье и надолго оказались приписанными к Азербайджану».

До сих пор многие озабочены проблемой Нагорного Карабаха как неразрешенного конфликта, а карабахцы живут себе так, будто нету никакой угрозы их шаткому миру. Это я отмечала про себя много раз, когда бывала в Арцахе. Удивительный феномен. Но самое удивительное, что почти также было и в 91-ом. «Нагорный Карабах, несмотря на множество проблем, жил обычной жизнью — люди работали, хотя с рабочими местами были большие проблемы, жили бедно, но радовались миру, — вспоминает Сергей Александрович. — У многих была ностальгия по Союзу, по России. Об этом говорили при встречах. А они были у каждого избирательного участка, где кучковались люди, пришедшие на голосование. Это вызывало недоумение, ведь в 1991 году на референдуме, за независимость проголосовало что-то около ста процентов, а голосовали почти все. Люди объясняли это тем, мы хотели вернуться в лоно Армении, воссоединиться со всей нацией... В Азербайджане их сильно притесняли».

Несмотря на плотный рабочий график, Филатов объехал очень много мест, побывал у армянских родственников — в Армении на тот момент жила сестра бабушки — тетя Роза Папян, у которой было три сына и с которыми Филатов поддерживал тесные отношения. Армянские родственники часто гостили у них в Москве. Старший брат был партийным работником, второй брат — командиром отряда в ереванском аэропорту, а третий брат Владимир Папян снял более 30 картин, которые сейчас известны многим — это «Дела сердечные», «Приезжая», «Срочный вызов», «Белый ворон», балетный фильм «Анна Каренина» в главной роли с Маей Плисецкой.

Во второй раз Филатов приехал в Армению и Нагорный Карабах на первые выборы. «Карабах был охвачен войной, — вспоминает он. — Я встречался с Левоном Тер-Петросяном, с Робертом Кочаряном, насколько мог, помогал то горючим, то бронетехникой. Я делал это не потому, что я армянин, а для того чтобы восторжествовала справедливость». К тому времени Филатов очень хорошо изучил историю, сверил старые и новые карты, отмечая, что в угоду каким-то политическим вещам Сталин менял конфигурацию, раздаривал целые районы и очень не любил Армению. Как-то проезжая со Светланой на машине по Армении, Иосиф Виссарионович бросил такую фразу: «Надо сделать все, чтоб этого народа здесь не было». Но для того, чтобы восторжествовала историческая справедливость, нужно потратить слишком много сил и чаще, к сожалению, пролить крови.

…Возвращаясь в Москву и пролетая над Араратом, а затем над Эльбрусом по другую сторону Кавказского хребта, Филатову невольно пришла мысль: «По обеим сторонам хребта живут народы, взбудораженные войнами, конфликтами. На этой стороне продолжается кровавая война в Чечне, растет напряжение в наших отношениях с Грузией, а там — мир, люди строят свое государство. Так не лучше ли перенести все спорные вопросы, нерешенные проблемы вокруг Нагорного Карабаха на потом, хотя бы на одно-два поколения, не обремененных памятью войны, горем и обидами?», а затем выразил надежду, что «мировое сообщество должно услышать голос маленького, но мужественного Арцаха — Нагорного Карабаха!»

***

Мало кто знал об армянских корнях Сергея Александровича Филатова — об этом он впервые рассказал в мае и декабре 2012 года на Форуме в Цахкадзоре и на встрече со студентами в Российско-Армянском (Славянском) университете. В советское время как-то не принято было говорить о предках и корнях вообще, поэтому многие ценные сведения остались глубоко похороненными и забытыми. К сожалению, и Филатов знает свою родословную не очень хорошо. В один из своих приездов в Армению он по счастливому стечению обстоятельств нашел еще одну родственницу — Лиану, которая работает в Союзе писателей.

У многих, кто уже знает об армянских корнях Филатова, возникает вопрос, знает ли он армянский язык. Нет, не знает. Одно из ярких воспоминаний Сергея Александровича — это приезд армянской бабушки из Кировабада, которая плохо говорила по-русски. «Когда она с моей мамой говорила на армянском, мы все, отец и сестры, очень сильно возмущались, потому что нам казалось, что они обсуждают нас, — вспоминает Филатов. — Видимо, это было одним из факторов, лишивших нас возможности вообще знать армянский язык».

Трижды в армянском Цахкадзоре проводился филатовский Форум молодых писателей, по итогам которого армянские писатели были рекомендованы к публикации в таких толстых литературных журналах, как «Октябрь», «Знамя», «Дружба народов», а также в сборнике Фонда СЭИП «Новые писатели», многие впервые были переведены на русский язык, что помогло обрести более широкий круг общения. В октябре 2018 года пройдет четвертый фестиваль.

Тепло и с энтузиазмом идею проведения Писательского форума в Цахкадзоре принял председатель Союза писателей Армении, деятельный и оптимистичный Левон Захарович Ананян, с которым очень подружился Сергей Александрович. Эти два учителя, не оставляющие вне поля своего зрения, молодых творцов, многих поддержали и вывели в литературу. Левон Захарович до конца своих дней (умер он неожиданно для всех, можно сказать, на рабочем посту) поддерживал связь с Сергеем Александровичем и всегда ждал в гости, как друга и земляка.

Мовсес Манукян — директор пансионата «Дом Творчества Писателей» в Цахкадзоре, в стенах которого проводился форум, еще один энтузиаст и хранитель писательского очага, проникся глубокими чувствами и идеями Сергея Александровича, на протяжении трех лет он поддерживал форум. А вообще всегда ждет писателей из разных стран в гости, чтобы показать свою родную Армению.

Многие ребята из Армении — назовем их воспитанниками Сергея Филатова — благодарны, что их пути пересеклись, что стало поворотным событием в их творческой жизни.

Филатов и Армения… Он мало об этом говорит, но Армения у него в крови, Армению он впитал вместе с молоком матери. К своему 80-летию Сергей Александрович написал книгу мемуаров «Жизнь продолжается», в которой одна из главных глав посвящена его маме — Марии Арутюновне Арушановой. «Я сегодня многое бы отдал, чтобы быть с ней рядом, чтобы хотя бы на мгновение взять в свои ладони её натруженные руки, прикоснуться губами к её тёплой щеке», — говорит Филатов так нежно и проникновенно, что трудно сдерживать слезы.

Прочитано 222 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии