СУРЕН МИРЗОЯН. «СТАЛИНГРАД ПОДНЯЛСЯ КАК ПРИВИДЕНИЕ»

Вторник, 08 мая 2018 04:00 Автор  Елена Шуваева-Петросян размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

«Мой Город-Герой Сталинград – моя историческая гордость и богатство», – одно из любимых выражений Героя Великой Отечественной войны, Гражданина Мира Сурена Гарегиновича Мирзояна. Он родился 6 мая 1923 года в в Армении, в городе Караклис (в советское время этот город был известен под названием Кировакан, сейчас – Ванадзор), но отмечал день рождения в День Великой Победы.

Сурен Гарегинович Мирзоян – кандидат исторических наук (диссертация «Участие армянского народа в Сталинградской битве»), автор нескольких книг и множества публикаций. Он был членом Союза писателей России, Армении, Международной Ассоциации Военных писателей, Союза журналистов России. Работал в разных организациях, занимался изучением истории Второй Мировой войны, систематически вел военно-патриотическую работу среди населения, студентов. По их просьбе около 1300 его книг было разослано по учебным учреждениям и более чем 7000 книг передано лично для использования в военно-патриотических работах. Более 60 лет работал в различных архивах, музеях, библиотеках в Москве, Подольске, Ленинграде, Киеве, Сталинграде, Ессентуках, Пятигорске, Тамбове, Николоеве, Волновахе, Новороссийске, Новочеркаске, Ростове, Крыму, Калининграде, Донбассе, Ереване, Тбилиси, Баку, Крас-нодаре, Тамане, Клетске, Чернышевске, Одессе, Риге, Таллине, Арцахе, Алма-Ате, Ташкенте, Свердловске, Куйбышеве, Ейске и др., вел поисковую работу по материалам, бывал на местах прошедших боев.

Предки Сурена Гарегиновича из Сасуна и Муша (Западная Армения), один из дедов из Карабаха. В 1941 году будущий герой только окончил среднюю школу имени Степана Шаумяна и в сентябре того же года добровольцем ушел на фронт. С самого начала и до конца, под шефским знаменем «От Комсомольцев Краснознаменного Сталинграда», которое дошло до Берлина и сейчас экспонируется в Государственном музее обороны города-героя Сталинграда, участвовал в боях Крымского, Северо-Кавказского, Южного, Сталинградского, Юго-Западного фронтов, был десантником-разведчиком против фашистских войск фельдмаршалов Фон Паулюса и Манштейна. В ходе боев был четырежды тяжело ранен и контужен, в результате чего получил инвалидность 2-ой группы. За боевые заслуги 27 раз был награжден орденами и медалями СССР. Но самыми дорогими для Сурена Гарегиновича были медаль «За отвагу» за форсирование Дона и медаль «За оборону Сталинграда.

«Бои начались с 16 июля 1942 года, – рассказывает Сурен Гарегинович Мирзоян, – за Доном, в Донских степях южнее Клетского и Перелазовского района вокруг реки Чир и Куртулак и до станицы Чернышевск (ныне Советская). В ожесточенных и кровопролитных боях наши войска отступали к городу Сталинграду. Здесь они должны были стоять насмерть и не пропустить врага, так как по приказу Гитлера город Сталинград должны были захватить 25 июля 1942 года и 1-го августа провести парад Победы на площади «Павших Бойцов» (по данным разведки). Для гвардейцев каждый дом, каждый переулок, каждый подвал и каждый камень имели большое значение, и защищали они ценой своей жизни».

На войне не приходится долго ждать. Гвардейцы услышали команду начальника разведки майора Семёна Антоновича Глущенко: «Наступаем, всем расстегнуть воротнички гимнастерок, закатать рукава, гимнастерки заправить в брюки: с танков придется прыгать на ходу, одежда не должна стеснять движений. Ребята, нам самым первым в дивизии довелось ударить по фашистам. Оправдаем же это доверие...» Он выждал мгновение и приказал: «По машинам! – И окликнул разведчиков: – Мирзоян, Гречаный, вы со мной, на головную машину».
Бойцы быстро устроились на танках, облепили их ветками. Двигатели рыкнули из-под гусениц, взметнулись облака пыли. Покачивая длинными стволами орудий, танки, один за другим, покатили в пустынную и тихую предрассветную степь.

Разведчик Григорий Гречанов вспоминает о том, как на Сталинградском фронте разведчики 33-ей гвардейской стрелковой дивизии 62-ой армии доставили из штаба немецкой 16-ой танковой дивизии первого «языка».
«Танк, на который мы сели с Мирзояном, был назначен в передовой дозор, мы двигались впереди остальных машин, приблизительно в километре от них...

Ехали час-полтора. Стало светло. Невдалеке от станицы мы задержали двух гражданских лиц, которые сообщили, что в станицу прибыла немецкая воинская часть... Готовят еду, отдыхают. Многие солдаты и офицеры разошлись по домам, наверное, спят. Глущенко приказал мне и Мирзояну скрытно выдвинуться к станице, взять пленного, а если случится неудача, то отходить к танкам, которые будут находиться в засаде. Соблюдая все меры предосторожности, дошли до станицы. Прислушались: тишина. Только где-то петух покрикивал да кто-то из офицеров на гармошке играл нашу «Катюшу». Переглянулись мы с Суреном Мирзояном – берем его. По картошке поползли к саду, откуда слышалась гармошка. В саду ползли от дерева к дереву, фриц все играет и играет, а мы все ползем и ползем. Вот уже совсем близко до него, за кустами смородины наигрывает. Играй, играй, будет тебе сейчас «Катюша»! Сурен поднялся, шагнул за куст, я за ним. Слышу – удар, вздох. Смолкла гармошка. Ну и кулак у Сурена! Заталкиваю фрицу пилотку в рот, вижу, вроде и не дышит фашист: «Ничего, очухается, – шепчет Мирзоян. – Айда быстренько назад...» Хорошенькое дело – «быстренько!» Фриц оказался здоровенный, толстый, и где только успел брюхо такое отрастить? Тянем мы его через сад, через огород, а сами ждем: вот-вот всполошатся фашисты – отчего это гармошка смокла? Да врежут по нам из пулеметов. Мука – тащить «языка». К тому же вижу – мертв фриц. «Давай бросим, – говорю Сурену,– я же его совсем не сильно ударил...» И, верно, прошло еще полчаса, мы уже за станицей были: волочем фрица, уродуемся, вдруг шевельнулся он, завертел глазами. «Ух, гад, притворялся! – проворчал Мирзоян. – На нас вздумал кататься?» Стоим мы с Мирзояном, гимнастерки от пота хоть выжимай, лица мокрые, дышим, как загнанные. «Вот как дам сейчас!» – говорит Сурен и сжимает свой железный кулачище. «Постой», – говорю. А фрицу: «А ну, гад, бегом!» Помчались по степи, устроили кросс «языку». Наверное, он на пуд похудел, запомнит, если жив будет, ту пробежку по донской степи...»

В книге «Сталинградцы – творцы Победы» Сурен Гарегинович подробно, день за днем, рассказывает, что творилось в Сталинграде и на подступах к городу: «В ночь на 16-17 июля рота разведчиков и автоматчиков во главе с Глущенко прорвали с северо-восточной стороны села линию обороны противника. В тоже время с юга в село вошли танки, открывшие ураганный огонь по врагу, а за ними цепочкой продвигались десантники, казаки, сибиряки-уральцы, гвардейцы-кавказцы, тихоокеанские моряки, североморцы, отважные танкисты, незаменимые «Боги войны» – артиллеристы, минометчики «Катюша», бронебойщики Донбасса, автоматчики и разведчики Сталинградского фронта... Наши стойкие танкисты наводили ужас на противника. Танк «За Родину» Дмитрева, танк «Суворовец» Сагателяна, танк «Уралец» Иванова, танк «За Сталинград» Харченко и Самсонова. Немцы в панике бросились бежать, не ожидая такого нападения. Отныне смерч пронесся по донской степи...»

Противник был напуган таким напором. Секрет успешного продвижения советских войск крылся во внезапных нападениях на врага, четком взаимодействии всех атакующих групп из средств поддержки и непрерывном руководстве.

На следующий день, 18 июля 1942 года, в боевых листовках можно было прочесть: «Передовые ударные отряды 88-го гвардейского, стрелкового полка, под командованием коммуниста, отважного подполковника Петра Васильевича Евдокимова (в этих боях героически погибшего) с 17-го июля 1942 г. штурмовали и освободили станицу Чернышевский от немецко-фашистских захватчиков, отбили 3 яростные атаки врага, уничтожили 20 танков, 2 батальона мотопехоты, 18 автомашин с продовольствием, 8 противотанковых пушек, 4 бронемашины, 3 мотоцикла, взято много трофеев». Дальше в листовке были написаны следующие слова: «Помни присягу свою, будь беспощаден и стойким в бою, трусы погибают, орлы побеждают, будем орлами, ни шагу назад!»

«Навсегда запомнился мне день 19-го июля 1942 года, когда многочисленные защитники Сталинграда начали героическую эпопею, которая ошеломила и восхитила весь мир, – вспоминает Сурен Гарегинович Мирзоян. – Для каждого воина 19 июля 1942 года стал священным и незабываемым днем, а для советской армии переломным пунктом великой битвы на Волге».

Внезапное появление этих могучих потенциальных сил в то время стало поводом для английской газеты «Стар», которая написала: «Сталинград поднялся как привидение...»

...И снова обратимся к страницам неизданной книги Сурена Гарегиновича Мирзояна, которую он закончил незадолго до смерти. Вот что он пишет первых днях Сталинградской битвы: «В тот же день на наш участок фронта хлынул невиданный до сих пор огненный град. Противник перешел в наступление, подняв в воздух более 70 «юнкеров», тени черных хищников, шедших в сопровождении «мессеров», будто преградили путь солнечным лучам. Мы припали к родной земле, которая, как нам казалось, должна была вывести нас из этого страшного ада, ибо в создавшейся ситуации стиралась грань между жизнью и смертью, а надежда не умирала. Знойное солнце безжалостно жгло донские степи. Земля накалялась от неистовово огненного смерча, от разрывов бомб. Казалось, ничто не может выдержать этот ураганный шквал.

Вслед за бомбардировщиками в направлении Чернышевской послышался страшный грохот неприятельских машин. Фашистские танки и бронемашины в сопровождении пехоты двинулись на юго-восток. Противник перешел в атаку, создав своеобразную цепь из воздушных и сухопутных сил, из огня и металла. Каждый шаг гитлеровцам приходилось завоевывать ценою огромных потерь. Чем ближе подходили гитлеровские войска к городу, тем напряженнее становились бои, тем бесстрашнее дрались наши гвардейцы».

В книге К. К. Рокоссовского «Великая победа на Волге» автор вспоминает события этого периода так: «С утра 21-го июля противник предпринял сильную атаку, потеснив автоматчиков, и вошел в соприкосновение с главными силами отряда. Здесь наступавшие танки гитлеровцев были встречены организованным огнем орудий, выставленных для стрельбы прямой наводкой, и огнем окопанных танков... Когда отдельные танки врага прорывались в глубь обороны отряда, на них обрушивался огонь орудий и противотанковых ружей, а также противотанковые гранаты и бутылки с горючей смесью. За день боя отряд подбил несколько вражеских танков и захватил в плен четырех гитлеровцев.

Не добившись успеха в атаках на фронтах, противник в ночь на 22 июля стал обходить передовой отряд с флангов. Учитывая это, командир отряда решил снова прикрыться на занимаемом рубеже автоматчиками с противотанковыми ружьями. Здесь передовой отряд также оказал превосходящим силам врага решительное сопротивление. Только угроза обхода крупных сил гитлеровцев с севера и юга заставила передовой отряд начать отход к главным силам своей дивизии. Боевые действия отряда носили исключительно напряженный характер.

Несмотря на трудные условия, передовой отряд 33-ей гвардейской стрелковой дивизии шесть суток сдерживал натиск 113-й пехотной и 16-й танковых дивизий противника, и тем самым выполнили поставленную перед ним боевую задачу».

Немецкая армия с первых же дней сражения понесла большие потери. Армия генерал-полковника Фон Паулюса и 295-ая немецкая дивизия к моменту подхода к Дону имела 13 тысяч человек, после нескольких боев не осталось и половины личного состава.

Вот как описывает герой Мирзоян форсирование Дона (за эти бои он был награджен медалью «За отвагу», которой гордился больше всего!): «В июле-августе 1942 года наша героическая 33-я дивизия оказалась в самом центре боевых действий Сталинградского фронта. Мы прикрывали южные подступы к Дону. Мне особенно памятен день 2 августа, когда гитлеровцы предприняли новую атаку с целью захвата Дона. Но несколько обрушительных вражеских атак для захвата Дона увенчались провалом, так как мужественные, стойкие и героические наши воины оказались непроходимой стеной для врага. Вспоминается в особенности батальон бесстрашного капитана Константина Ивановича Артышука вместе с 650-ым отдельным танковым батальоном, артиллеристами молодого и стройного майора Ивана Захаровича Савельева, и минометчиками политрука Ковасева, которые героически сдерживали наступление гитлеровцев...

Когда же фашистам удалось ценою огромных потерь вклиниться в нашу оборону, командир полка Г. П. Барладян прислал в подкрепление роту автоматчиков И. С. Лебедева из имеющегося резерва. Обстановка была очень напряженной, так как гитлеровцы стремились и могли бы кратчайшим путем выйти к Дону. Бои продолжались, мы сдерживали атаки, и к этому времени поступил приказ командира полка: во что бы то ни стало выбить фашистов с наших позиций. Приказ был успешно выполнен».

В это же время между послом Германии Фон Папеном и премьер-министром Турции Сарадж-оглы состоялись переговоры, во время которых последний заявил, что «страстно желает уничтожение России. Уничтожение России является подвигом Фюрера, равный которому может быть совершен раз в столетии. Русская проблема может быть решена только Германией, если будет убито, по меньшей мере, половина всех живущих в России русских».

Для армян, переживших Геноцид от турецкого ятагана, поражение могло обернуться катастрофическими последствиями: уже к началу войны Турция, являясь союзником Германии, сконцентрировала на границе Советской Армении 26 вооруженных дивизий и выжидала удобного случая для нападения. К слову, в Великой Отечественной войне приняло участие более 500 тысяч армян: из них 300 тысяч были из Армении, а остальные из других советских республик, не вернулось с войны 200 тысяч.

Боевая характеристика Сурена Гарегиновича Мирзояна заслуживает великого уважения. Есть там описание и такого геройского поступка: «13. 09. 1942 года при сильной контузии комиссара И. В. Жданова С. Г. Мирзоян вынес его из поля боя. «Жить или умереть вместе с Вами», – так ответил на просьбу комиссара вынести его из зоны огня». А вот выписка из наградного листка: «За боевые действия, проведенные в боях против немецких оккупантов, тов. Мирзоян С. Г. показал себя смелым и отважным командиром – неоднократно рискуя собственной жизнью. Он являлся примером мужества и отваги для всех его окружающих. Правительство оценило его заслугу, наградив медалью «За отвагу». В июльских боях 1943 года тов. Мирзоян снова показал свое мужество и отвагу, когда 18 июля 1943 года он занял место башенного стрелка в одном из танков и с группой танков под командованием заместителя командира танкового полка капитана Дмитриева, участвовал в атаке на деревню Мариновка (Донбасс), там врезался в неприятельские укрепления, и тов. Мирзоян открыл из пулемета ураганный огонь, облегчив возможность продвижения нашим частям.

В боях под деревней Каламовской тов. С. Г. Мирзоян вместе с пехотными частями поддерживал наступление соседней части и, когда противник начал ее теснить тов. Мирзоян, заражая своим мужеством остальных бойцов, поднял их в атаку, помогая восстанавливать прежнее положение. За дни боев тов. Мирзоян уничтожил не один десяток фрицев. 5-6 августа 1943 года во время атаки тов. Мирзоян был тяжело ранен, лишившись одного глаза.
За свою удаль в бою, за уничтожение живой силы противника тов. Мирзоян достоин представления его к Правительственной награде – ордену Красной Звезды.

Комендант штаба 6-ой гвардейской механизированной Волновахской бригады, гвардии старший лейтенант Смирнов».

19 сентября 1942 года, в самые тяжелые и критические дни Сталинграда, на Мамаевом Кургане – Главной Высоте России, 19-летнему секретарю комсорга роты 33-ей гвардейской стрелковой дивизии 62-ой армии Сурену Мирзояну довелось докладывать о боевых действиях своей дивизии командующему 62-ой гвардейской ордена Ленина легендарной армии, прославленному генералу В.И. Чуйкову. «Этот день был знаменателен для меня еще и тем, что при защите Мамаева Кургана, во время непрерывных боев, я вступил в ряды коммунистической партии, стал гвардии старшим сержантом и удостоился благодарности Верховного Главнокомандующего Вооруженных Сил СССР И. В. Сталина», – вспоминает в своих мемуарах Мирзоян.

Фашистская авиация сбросила на Сталинград до миллиона бомб общим весом около 100 тысяч тон, артиллерия выпустила по городу несколько миллионов снарядов и мин. После окончания битвы здесь было насчитано до 150 тысяч воронок от авиабомб и снарядов, в том числе более 40 тысяч на территории тракторного завода. Полностью были разгружены 309 промышленных предприятий, взорваны и выжжены свыше 41000 домов – девять десятых до военного жилого фонда. В сельских районах не стало 21 МТС, более 2000 колхозных животноводческих построек, 1200 тракторов и комбайнов, свыше 298000 голов общественного скота, полностью и частично были разрушены 17130 зданий. Общий материальный ущерб, причиненный жителям, предприятиям, организациям, учреждениям, колхозам составил более 19 миллиардов рублей. Гитлеровцам не удалось сломить железную стойкость героического Сталинграда и захватить Город-Герой на Волге. 2 февраля 1943 года фашистские войска, в том числе 24 генерала и фельдмаршал Паулюс, капитулировали. Победа в Сталинградской битве стала переломной во всей войне.

Работая с архивными документами, сохранившими сведения о битве под Сталинградом, Сурен Гарегинович с большой радостью вычитал слова дважды Героя Советского Союза, Маршала Советского Союза, бывшего начальника штаба 62-й легендарной армии Николая Ивановича Крылова. В своих воспоминаниях в книге «Сталинградский рубеж», спустя 37 лет, он достойно охарактеризовал героические подвиги бойцов.
Летом 1943 год Сурен Гарегинович принял участие в Курской битве в составе 2-го гвардейского механизированного корпуса. 5 августа 1943 года в одном из решающих сражений в районе балки Шереметьево был тяжело ранен и контужен, потерял правый глаз. Длительно лечился в госпиталях и был демобилизован по инвалидности. Но война для героя Сурена Гарегиновича Мирзояна не закончилась: в тяжелый для своей исторической Родины период, в 1989 году, он направился в Карабах, где принимал участие в боях, был ранен и контужен.

В 1993 году Сурен Мирзоян с семьей перехал на постоянное жительство в Сталинград. Именно Сталинград. Он никогда не называл этот город Волгоградом. Только Сталинградом. Только Городом-Героем с большой буквы.

Прочитано 1215 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии