Арест экс-президента Армении: политическая вендетта или восстановление справедливости?

Воскресенье, 29 июля 2018 04:00 Автор  Айк Халатян размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

В Армении набирает обороты дело “1 марта”– расследование трагических событий 1-2 марта 2008 года в Ереване, когда силовым путём были разогнаны акции протеста оппозиции. В результате чего погибли 10 человек и около 200 были ранены.

Обвинения в адрес Кочаряна и Хачатурова

В четверг, в рамках расследуемого в Специальной следственной службе (ССС) уголовного дела о событиях 1-2 марта 2008 года, второму президенту Армении Роберту Кочаряну было предъявлено обвинение по статье 300 части 1 Уголовного кодекса Армении - в том, что он по предварительному сговору с другими лицами свергнул конституционный строй Республики Армения.

Уже ночью суд первой инстанции начал рассмотрение ходатайства следователя об аресте Кочаряна, и спустя почти сутки, принял решение об аресте экс-президента на два месяца.

Ранее обвинение в свержении конституционного строя в рамках уголовного дела по событиям 1 марта 2008 года было выдвинуто и в адрес экс-министра обороны Армении Микаела Арутюняна. Арутюнян, который находится за пределами Армении, решением суда был заочно арестован и объявлен в розыск.

В четверг, как и Кочарян, в качестве свидетеля в ССС для дачи показаний был вызван и генсек ОДКБ Юрий Хачатуров (в 2008 году он был начальником ереванского гарнизона). Однако на следующий день его статус изменился, и ему также было предъявлено обвинение в свержении конституционного строя. Однако в отличие от Кочаряна и Арутюняна, генсек ОДКБ был отпущен под залог в 5 млн драмов (10,4 тыс. долларов).

Кочарян о своем аресте

Еще в четверг, сразу после допроса в ССС, Кочарян в интервью телеканалу “Еркир Медиа” спрогнозировал свой арест.

“Да, я могу оказаться в тюрьме. Это сейчас самый вероятный сценарий. Но бежать не собираюсь. Сяду в тюрьму и буду бороться до конца. Это моя страна и мне некуда идти”, - заявил он.

Экс-президент назвал обвинения в свой адрес сфальсифицированными и подчеркнул, что в отношении него осуществляется политическое преследование, политическая вендетта. И якобы основной целью новых властей является нейтрализация политического оппонента.

“Я это расцениваю как попытку власти застраховать себя от моего возможно активного участия в будущих политических процессах. Ведь после смены же власти в Армении ожидаются досрочные парламентские выборы. Люди хорошо помнят, что в период моего правления экономика страны существенно выросла - в 5 раз за 10 лет. Средний рост был 10%. Хотя я сам неоднократно говорил, что не намерен заниматься политикой”, - сказал Кочарян. Добавив, что прежние власти в лице Сержа Саргсяна и РПА также опасались его возвращения в политику.

Юридические коллизии дела

При этом надо заметить, что есть юридические коллизии по данным уголовным делам. Так, Специальная следственная служба республики возбудила уголовные дела и привлекла в качестве обвиняемых Кочаряна и генералов по не существовавшей в 2008 году статье Уголовного кодекса Армении - статья 300.1 в качестве поправки была включена в УК лишь в 2009 году . А обвинение в свержении конституционного строя, предъявленное проходящим по делу “1 марта”, в 2008 году также предполагало уголовную ответственность, но по другой статье, которой сейчас нет из-за поправок в УК в 2009 году.

И адвокаты обвиняемых будут, естественно, делать акцент на конституционной норме, что “законы и иные правовые акты, ухудшающие правовое положение лица, обратной силы не имеют”.

Другой неясный момент – полномочия Кочаряна по ведению чрезвычайного положения. В 2008 году Конституция позволяла президенту вводить чрезвычайное положение, но в той же статье также отмечалось, что правовой режим чрезвычайного положения определяется законом. А закон о режиме чрезвычайного положения был принят лишь в 2012 году.

Кроме этого, согласно статье 140 Конституции, “президент в течение и после срока своих полномочий не может подвергаться преследованию и привлекаться к ответственности за действия, обусловленные его статусом”.

Реакция политических сил

Представители лидера протестов в 2008 году, экс-президента и лидера партии “Армянский национальный конгресс” (АНК) Левона Тер-Петросяна с ликованием встретили выдвижение обвинения в адрес Кочаряна. ”Это решение историческое в том плане, что народ Армении добивается правосудия. Для меня в деле «1 марта» всегда являлось критерием отношения родителей жертв тех событий. После добрых вестей я позвонил им, и мы поздравили друг друга”, - заявил Радио Азатутюн вице-председатель АНК Арам Манукян.

При этом надо отметить, что нынешней руководитель Армении премьер-министр Никол Пашинян в те дни был одним из видных деятелей в команде лидера протестов, экс-президента Левона Тер-Петросяна. После разгона акций протеста Пашинян был объявлен в розыск и сдался летом 2009 года правоохранительным органам. В январе 2010 года суд приговорил Пашиняна к семи годам лишения свободы за организацию с группой лиц массовых беспорядков. Но после начала президентом Сержем Саргсяном процесса “политического диалога” с лидером оппозиции Тер-Петросяном, в мае 2011 года Пашинян и другие осуждённые по мартовским событиям 2008 года вышли на свободу по амнистии.

В свою очередь, ставшая при Кочаряне правящей партией РПА выразила озабоченность по поводу уголовного дела в отношении второго президента и его возможного заключения под стражу.

“Выдвинутое обвинение оставляет впечатление исключительно политического преследования, а с правовой точки зрения оно абсурдно. Мы считаем создавшуюся ситуацию угрозой демократическому развитию Армении и ударом по процессам построения полноценного правового государства. Уголовное дело, возбужденное по политическим мотивам, и предъявленное обвинение ставят под угрозу конституционность Республики Армения», - говорилось в заявлении Исполнительного органа РПА.

Республиканцы также связали обвинения в адрес Кочаряна с карабахским конфликтом: “рассматриваем как попытку заставить замолчать оппонентов возможных событий, отличающихся от имеющегося на протяжении многих лет подхода к Арцахскому вопросу”.

Кочаряна поддержал и давний партнер РПА по коалиции, а ныне союзник Пашиняна в парламенте и правительстве АРФ Дашнакцутюн. В этой связи можно вспомнить, что в свое время именно Роберт Кочарян вновь разрешил деятельность запрещённой в годы президентства Левона Тер-Петросяна Дашнакцутюн, а также освободил из тюрем по политическим мотивам членов партии.

“Обвинения в адрес второго президента Армении Роберта Кочаряна и других бывших государственных чиновников в свержении конституционного строя «крайне тревожны и могут быть истолкованы как политическое преследование… Крайне важно, чтобы все процессы проходили в юридической плоскости, в соответствии с буквой и духом закона и не давали никаких оснований для различных толкований и политических спекуляций ”, - говорилось в заявлении Верховного органа “Дашнакцутюн”.

При этом интересна позиция самого влиятельного партнера Пашиняна в парламенте и правительстве – блока “Царукян”. Лидер партии Гагик Царукян, тесно связанный с фигурой Кочаряна и ставший в годы его президентства одним из богатейших олигархов Армении, а затем создавший по указанию второго президента партию “Процветающая Армения”, хранит молчание по данному делу. А представители его партии довольно позитивно оценивают уголовное преследование Роберта Кочаряна.

Источник

Прочитано 102 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии