Эдвард Сноуден: кошмар для президента

Четверг, 09 января 2014 11:28 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта
Эдвард Сноуден, пошедший по стопам основателя «Викиликс» Джулиана Ассанжа и предавший гласности секретные документы правительства США, свидетельствовавшие о массовой слежке за политическими деятелями вплоть до прослушивания их телефонов, становится все более важной фигурой. Никому не известно, в каком объеме и какими конкретно документами он располагает, но не остается сомнений, что их публикация способна выставить власти США в самом неприглядном свете.

Эдвард Сноуден, пошедший по стопам основателя «Викиликс» Джулиана Ассанжа и предавший гласности секретные документы правительства США, свидетельствовавшие о массовой слежке за политическими деятелями вплоть до прослушивания их телефонов, становится все более важной фигурой. Никому не известно, в каком объеме и какими конкретно документами он располагает, но не остается сомнений, что их публикация способна выставить власти США в самом неприглядном свете. Об этом пишет французский сайт Slate.fr, утверждая, что Сноуден – человек 2014 года.

Откровения бывшего сотрудника АНБ повлекли за собой более чем ощутимые последствия уже в этом году, однако в ближайшее время нам следует ждать еще больше разоблачений подобного рода.

Ровно год назад я предрекал, что 2013 год будет важной вехой в истории системы правительственного контроля. Но тогда я и представить себе не мог всех масштабов событий и последствий, которые повлекли за собой действия всего одного американца – Эдварда Сноудена.

В июне 30-летний Сноуден, который в прошлом работал аналитиком на АНБ, прославился на весь мир, признав, что именно он был источником необычайных откровений насчет охвативших весь мир правительственных шпионских программ. Разоблачения Сноудена (самая крупная в истории утечка сверхсекретной информации) пролили свет на тайную деятельность американского правительства и его союзников, рассказали о беспрецедентной слежке за огромным множеством людей. Кроме того, именно они послужили основой для давно назревавшего обсуждения растущих возможностей средств современной электронной разведки.

Все пришлось как нельзя кстати. Незадолго до первого громкого откровения Сноудена (речь шла о сборе АНБ телефонных данных миллионов клиентов оператора Verizon) был обнародован очередной ооновский доклад о защите свободы слова и мнения. В частности, в нем говорилось о все более широких возможностях правительств по «прослушиванию и записи телефонных разговоров и общения в Интернете в национальных масштабах». Как отмечалось в отчете, новые технологии облегчают «массовую и незаконную слежку за людьми, которые не в силах установить существование этой самой слежки и тем более оспорить ее».

Доклад ООН основывался на косвенных доказательствах существования тайных правительственных программ слежения за людьми. В целом существовало уже немало сведений, которые указывали на бурное развитие технологий массовой слежки. Тем не менее, у нас не было ни одного документа, в котором бы подробно описывались принципы их работы. В результате власти могли и дальше продолжать отрицать наличие подобных программ.

Материалы из первых рук

Сноуден же обнародовал большое число документов из первых рук и тем самым полностью изменил расклад. Теперь если кто-то говорит о существовании широкого спектра шпионских программ (и даже пытается бороться с ними в суде), его больше нельзя с легкостью обвинить в паранойе и мании преследования.

Первая сенсационная новость на основе документов Сноудена (речь идет о Verizon) позволила разоблачить программу, которая, как нам стало известно позднее, заключалась в сборе АНБ телефонных данных практически всех американцев. Она, кстати говоря, так и не была остановлена, несмотря на ощутимые последствия для США и заявление о ее неконституционности со стороны одного из федеральных судей.

Что касается международной арены, там всеобщее возмущение было направлено в первую очередь на массовую слежку за общением в Интернете, которую развернули специалисты АНБ и их британские коллеги из Центра правительственной связи в рамках таких программ, как Prism, XKeyscore, Tempora и Muscular. Все они обеспечили ежедневную запись переговоров миллионов людей.

Эти программы стали предметом детального следствия Европейского парламента и подтолкнули основных интернет-провайдеров к тому, чтобы обратиться к президенту Обаме с просьбой о реформировании политики мирового слежения. (Сформированная Белым домом комиссия для рассмотрения этого вопроса предложила серию реформ, которые в случае их принятия позволили бы расширить контроль над программами АНБ.)

Оценка последствий

Другие важные разоблачения пролили свет на агрессивные попытки АНБ и ЦПС обойти и ослабить шифрование, которое служит гарантом безопасности в Интернете. Специалисты по шифрованию выступили с критикой поведения разведслужб и заявили, что их действия «противоречат общественным интересам». Кроме того, утечки показали то, как эти агентства взламывают компьютерные системы правительств союзных стран и тайно проникают в их телекоммуникационную инфраструктуру.

Кроме того, нам стало известно, что проводимая слежка АНБ играет важную роль в тайной программе беспилотников ЦРУ и что американское агентство отслеживает координаты миллиардов мобильных телефонов. Это не говоря уже о всеобщей критике шпионажа американских и британских спецслужб и возмущенных заявлениях политических деятелей союзных государств (устроенная АНБ слежка за бразильским и немецким руководством даже повлекла за собой серьезный дипломатический кризис). Сейчас пока еще сложно сказать, какими будут последствия откровений Сноудена в долгосрочной перспективе. В настоящий момент бывший сотрудник АНБ по-прежнему скрывается в России и опасается мести американского правительства, если когда-нибудь решит вернуться в США.

В любом случае его действия повлекли за собой (пусть и частичные, но все равно очень важные) культурные перемены в отношении администрации Обамы к государственной тайне. Именно они способствовали рассекречиванию материалов о том, как АНБ удалось неоднократно нарушить закон и ввести в заблуждение судей, которые по долгу службы должны были его контролировать.

Споры, которые, «вероятно, были необходимы»

Разоблачения Сноудена играли и до сих пор играют важную роль в международном обсуждении методов контроля над тайными правительственными операциями в демократических режимах и подотчетности властей перед гражданами.

Так, например, 18 декабря в ООН была единогласно принята резолюция за ограничение массовой электронной слежки. И даже директор Национальной разведки США Джеймс Клеппер (по некоторой информации, он солгал на выступлении в Конгрессе) был вынужден признать, что вызванные откровениями Сноудена споры, «вероятно, были необходимы».

Как бы то ни было, со многих точек зрения мы стоим еще в самом начале. Первые существенные признаки политических и юридических преобразований начинают ощущаться только сейчас, через полгода после сенсаций Сноудена. Кроме того, несмотря на все прискорбные попытки некоторых правительств не дать журналистам говорить о сборе конфиденциальных сведений, статьи продолжат появляться и дальше. Я могу говорить об этом с большой долей уверенности, потому что мне довелось работать с бывшим журналистом The Guardian Гленном Гринвальдом, и я мог лично ознакомиться с переданными ему Сноуденом документами.

Поэтому готовьтесь к очередным откровениям, которые повлекут за собой новые судебные решения, парламентские слушания, скандалы и реформы. 2013 год был годом Сноудена, но готов поспорить, что тот заявит о себе и в будущем году.

ТПП-Информ

Прочитано 1004 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии