Вотум доверия правительству Армении – надежды общества на добрые перемены

Пятница, 30 июня 2017 04:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

На своем внеочередном заседании 22 июня Национальное собрание (парламент) Армении большинством голосов утвердило программу старого/нового правительства, которое было сформировано по итогам апрельских парламентских выборов без сколь-либо значительных кадровых изменений. Как и ожидалось, парламентское большинство в лице фракций Республиканской партии Армении (РПА) и АРФ-Дашнакцутюн консолидированно поддержало программу. Против проголосовали фракции «Блока Царукяна» и «Елк» («Выход»).

Характерно, что критика со стороны оппонентов в основном отличалась неконструктивностью. В частности, фракцию блока «Елк» больше интересовало не собственно содержание представленной программы, а то, останется ли нынешний премьер-министр Карен Карапетян на своем посту после апреля 2018 года, когда закончится срок легислатуры президента Сержа Саргсяна.

Утверждение программы означает, что правительство получило вотум доверия на весь срок полномочий, т.е. до 2022 г. С формальной точки зрения программа основана на послании президента Армении, предвыборных программах РПА и АРФ-Дашнакцутюн, основах коалиционного соглашения, а также на «прогрессивных идеях, которые обсуждаются в обществе». Она состоит из четырех основных разделов: система государственного управления и правовая система, внешняя политика и оборона, экономический прогресс, социальная сфера. В каждом разделе отражены также перечни реформ, представленные ведомствами с конкретными сроками, которые в долгосрочном аспекте, по мнению правительства, обеспечат развитие всей страны.

Правительственная программа отличается крайней скудостью цифровых индикаторов – только целевые, и это одна из причин снижения ответственности за ее реализацию со стороны правительства. Ведь чем конкретнее формулируются цифровые ориентиры, тем выше спрос за реализацию поставленных задач. Впрочем, правительство К. Карапетяна тут не «пионер», т.к. подобная тенденция наблюдалась и при создании предыдущих правительственных программ.

Самым серьезным упущением программы, по мнению ряда даже лояльных правительству экспертов, является то, что нигде не указаны источники финансирования тех или иных реформ. Поэтому совершенно неясно, будут ли они реализовываться за счет увеличения государственного долга, внутренних средств или каких-то иных ресурсов?

Нынешняя правительственная программа отличается сдержанностью по сравнению с предыдущими (в программе правительства 2008-2012 гг. указывался средний рост ВВП в 8-10%, в итоге средний рост ВВП составил 0,7%. Согласно программе 2012-2017 г., рост ВВП должен был составить 5-7%, в итоге составил 2,4%). В сложившейся ситуации экспертам и наблюдателям не остается ничего иного, как обратить внимание на представленные в программе цифровые показатели.

Главными из них являются те, которые ориентируются на обеспечение в 2017-2022 гг.:

- среднего ежегодного экономического роста в 5%,

- ВВП к 2022 г. в размере 12 млрд. долларов США (при нынешних «застойных» 10-10,5 млрд. долларов в год),

- повышения доли экспорта в ВВП до 40% (против нынешних 16%), т.е. экспорт должен оставить 5 млрд. долларов,

- повышения уровня номинальной минимальной зарплаты на 25%,

- снижения уровня бедности до 12% (при нынешних 32-33%).

У многих специалистов эти показатели вызывают естественный скепсис по ряду причин. Во-первых, повышение доли экспорта до 40% ВВП означает его более чем трёхкратный рост по сравнению с нынешними показателями. Для подобного роста необходимо ежегодно показывать минимум 30-процентный рост экспорта, что в нынешних условиях едва ли достижимо.

Во-вторых, бедность в 12% в Армении была зафиксирована накануне экономического кризиса 2008-2009 гг., но тогда она сопровождалась долгом в 1,5 млрд. долларов, в то время как в 2022 г. даже при благоприятном сценарии внешний долг составит 7 млрд. долларов. Получается, что через 5 лет Армения вернется к уровню бедности 2008-2009 гг., но уже в куда более неблагоприятных условиях.

Кроме того, программа правительства К. Карапетяна, по сути, замалчивает проблему растущего внешнего долга страны. Из содержания документа создается впечатление, что внешнего долга вообще не существует. Между тем это одна из основных финансово-экономических проблем страны. Так, согласно данным Национальной статистической службы (НСС), внешний госдолг республики на конец января 2017 г. составил более 4,8 млрд. долл., увеличившись за месяц на 30,9 млн.

Таким образом, правительственная программа воспринимается достаточно неоднозначно и узких мест в ней предостаточно. Тем более что на этом фоне нет никакой ясности с инвестициями. Ещё весной министр экономического развития и инвестиций Сурен Караян сообщил представителям СМИ, что в текущем году объем инвестиций в Армению составит 850 млн. долларов. Предполагалось, что в основном они пойдут в энергетику, горную и легкую промышленность, а также в фармацевтику и переработку продуктов питания. 23 июня С. Караян сделал заявление о том, что порядка 37-40% из запланированных на 2017 г. инвестиций уже осуществлены. При этом, сославшись на коммерческую тайну, он отказался сообщить, в какие именно проекты они пошли.

Как нам представляется, в сложившейся ситуации было бы целесообразно взглянуть на текущее состояние дел и оценить ряд ключевых экономических индикаторов. Проблема в том, что НСС пока не опубликовала окончательных данных по итогам за май месяц. Однако есть оперативные статистические данные, согласно которым экономическая активность в Армении за январь-май 2017 г. выросла на 6,4% по сравнению с тем же периодом 2016 г. Это достаточно высокий показатель, и в пересчете на ВВП он может дать 6,2-6,3%. Рост экономической активности (читай: ВВП) за отчетный период обеспечили три сферы – промышленность, сфера торговли и услуг.

Объем внешнеторгового оборота по итогам января-мая  составил почти 2,3 млрд. долл., увеличившись по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 23,1 %. Напомним, что согласно бюджету, рост ВВП страны на 2017 г. заложен в размере 3,2%. И еще об одном важном показателе: по итогам января-мая зафиксирована инфляция в 0,4% (для сравнения – инфляция в России с начала года составила 4,1%).

В целом на ближайшие несколько лет экономические перспективы Армении оцениваются как позитивные. В частности, директор проектной группы Евразийского фонда стабилизации и развития Алексей Черекаев заявил: «С учетом того, что потребительский спрос постепенно восстанавливается, экономический рост тоже восстанавливается. Согласно прогнозам, до конца 2017 года он составит 2,7% и 3,6% – в 2018 году, следовательно, мы смотрим на армянскую экономику позитивно. Это, наверное, один из лучших показателей в странах-членах ЕАЭС».

Предполагается, что рост экономики будет обеспечен путем роста потребительского спроса и экспорта. По мнению А. Черекаева, рост экспорта в первую очередь будет происходить за счет увеличения экспорта сельхозпродукции, возможности Армении в котором расширяются. Рост экспорта должен подхлестнуть рост ВВП. «Рост потребительского спроса также будет обеспечен с учетом того, что в том числе в России последствия кризиса немного сгладились и, следовательно, рост будет обеспечен за счет увеличения денежных переводов», – считает А. Черекаев.

В любом случае очевидно, что действующему правительству Армении благоприятствует конъюнктура, как внешняя, так и внутренняя. Кроме того, налицо определенное повышение финансовой дисциплины.

При этом, по-прежнему, более чем актуальны проблемы преодоления негативного влияния монополий и олигархической экономики в целом, а также все, что связано с внешним долгом. Можно предположить, что в правительственную программу изначально заложены относительно скромные показатели для того, чтобы смягчить возможное изменение благоприятной конъюнктуры.

Однако, кроме финансово-экономического аспекта происходящего, есть и политический. Дело в том, что вышеуказанные тенденции объективно усиливают позиции премьер-министра К. Карапетяна в предстоящих схватках за власть как с его потенциальными конкурентами внутри правительства, так и с их патронами. Это обстоятельство премьер прекрасно осознает, не случайно с трибуны Национального Собрания он в очередной раз отметил свою готовность и после апреля 2018 г. возглавить кабинет министров республики.

 

Источник

Прочитано 160 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии