Армения – Европейский союз: прагматика интересов (II)

Воскресенье, 17 сентября 2017 04:00 Автор  Армен Айрапетян, независимый эксперт размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Часть II. «Почём опиум для народа?» 

В предыдущей части мы отметили, что при отсутствии текста проекта Соглашения о всеобъемлющем и расширенном сотрудничестве между Европейским союзом и Арменией необходимо воспользоваться опытом «Восточного партнёрства» с другими государствами СНГ. Напомним, что в Соглашении 2014 года об ассоциации[1] среди общих ценностей, на которых основывается тесное и продолжительное взаимодействие Украины с ЕС (преамбула), а также целей политического диалога между указанными субъектами (п. «е» ч. 2 ст. 4) названа недискриминация лиц, принадлежащих меньшинствам. Предполагаем, что указанный принцип и цель политического диалога найдут своё отражение в Соглашении Армении с ЕС. Скорее всего, понятие меньшинств следует толковать довольно широко и отмеченные выше положения будут распространяться, в том числе и на представителей религиозных меньшинств.

Армения на закате советской эпохи и после выхода республики из состава СССР продолжила идти по пути светского государства. Так, в Декларации независимости 1990 года[2], которая признавалась основой для разработки новой конституции и нового законодательства (п. 12),  Армения провозглашала свободное и равноправное развитие своих граждан независимо, в т. ч. от вероисповедания (п. 4), и обеспечивала свободу совести (п. 9). Конституция Республики Армения 1995 года в изначальной редакции[3] также устанавливала равенство прав граждан независимо от вероисповедания (ст. 15),  признавала право каждого на свободу совести (ст. 23), которое могло быть ограничено только законом по предусмотренным конституцией основаниям, а именно если это было необходимо для защиты государственной и общественной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности общества, защиты прав и свобод чести и доброго имени других лиц. Конституция в редакции 2005 года[4] несколько по-иному сформулировала свободу совести. Провозглашалось право каждого на свободу мысли, совести и религии, что включало в себя свободу изменения религии или убеждений и свободу их проповеди, выражения посредством церковных церемоний и иных культовых обрядов как индивидуально, так и совместно с другими лицами (ст. 26). Допускалось ограничение выражения указанных прав только законом и только для защиты общественной безопасности, здоровья, нравственности общества или прав и свобод иных лиц (ст. 26). Одновременно с этим конституционная реформа 2005 года внесла ещё ряд серьёзных изменений. При конституционном провозглашении отделении церкви от государства и гарантировании свободы деятельности всех религиозных организаций, действующих в установленном законом порядке, признавалась особая роль Армянской Апостольской Святой Церкви. В текст Основного закона были включены формулировки о её исключительной миссии как национальной церкви в духовной жизни армянского народа, в деле развития его национальной культуры и сохранения национальной самобытности (ст. 8.1). Конституция Армении в действующей редакции[5] во многом сохранила приведённые положения. Отличия лишь в том, что религиозные организации объявлены равноправными и наделены самоуправлением (ч. 4 ст. 41), а также положения о гарантиях деятельности вместе с отделением религиозных организаций от государства и об особой роли Армянской Апостольской церкви расположены в разных статьях новой редакции Основного закона – статьях 17 и 18 соответственно.

Признание такого высокого положения Армянской Апостольской Церкви на конституционном уровне не случайно. К слову, в России особую роль православия в истории страны, в становлении и развитии её духовности и культуры отметили всего лишь в тексте преамбулы федерального закона[6]. Светский характер государственности не исключает разумного сотрудничества с религиозными организациями. Армянская Апостольская Церковь – одна из немногих христианских церквей, имеющих право осуществлять обряды в Храме Гроба Господня в Иерусалиме. Поэтому вполне логичным шагом со стороны государства видится признание особой роли церкви, при этом сохраняя светский характер. Но как мы видим, свобода совести не ограничивается только традиционными и всем известными религиями, но и распространяется также на различные организации сектантского типа. По официальной статистике Центра реабилитации жертв деструктивных культов, которую приводит Арман Гукасян (председатель Международной общественной организации гуманитарного развития), сегодня в Армении насчитывается порядка 65 религиозных организаций, из которых примерно 54 – секты, 200 религиозных организаций не зарегистрированы; в деятельность сект вовлечено около 350 тысяч жителей Армении[7]. Указанная цифра граждан Армении, являющихся членами различных сект, является большой (примерно десятая часть населения), если учитывать, что общее население страны стало меньше 3 млн. человек и одной из серьёзнейших проблем для республики является безвозвратная эмиграция. Сколько из этих 350 тыс. человек являются преподавателями в вузах, учителями в школах, чиновниками в органах государственной власти и местного самоуправления?

В экспертной среде подчёркивают, что различные религиозные организации по типу сект протестантского или иного толка часто недооцениваются – они выступают носителями и ретрансляторами нетрадиционной для стран СНГ в целом социокультурной идентичности, фактически выполняя роль неправительственных организаций – защитников иностранных геополитических интересов[8]. Среди основных сект и религиозных организаций, активно действующих в Армении, можно назвать «Церковь Иисуса Христа Святых последних дней», «Пятидесятников», «Хоран», «Мормонов», «Свидетелей Иеговы», «Евангелистскую церковь», «Слово жизни» и так далее. На пространстве СНГ данные религиозные организации занимаются не только тем, что «приводят» людей к «Богу», доводя до широких масс «смыслы» своих учений о вере, но активны в политической сфере. Так, например, на Украине кандидатуры Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко в своё время, а также Петра Порошенко были поддержаны не только Украинской православной церковью Киевского патриархата, Украинской греко-католической церковью и римокатоликами, но и рядом влиятельных протестантских церквей, являющихся ревнителями «европейских» и «евроатлантических» ценностей[8].

По итогам визита Сержа Саргсяна в Бельгию в феврале этого года и переговоров с Председателем Совета ЕС Дональдом Туском Президент Армении анонсировал старт диалога о либерализации визового режима республики с Европейским союзом, что, по его мнению, значительно поспособствует расширению и углублению связей между народами[9]. Как показывает содержание договора ЕС с Украиной в части положений о недискриминации меньшинств, Брюссель, скорее всего, может поставить перед Ереваном в качестве условия облегчения визового режима или даже его отмены по примеру Грузии и Украины дальнейшую либерализацию законодательства о свободе совести и религиозных организациях. Данное республиканское законодательство и без того либерализировано и предоставляет сектам довольно широкие возможности. Например, не раскрывается понятие такой запрещённой со стороны религиозных организаций деятельности как «прозелитизм» (арм. –  «вогеворсуцюн»), содержащееся в ст. 8 закона, умалчивается о возможности или запрете проведения публичных мероприятий со стороны сект в общественных местах и на улицах в ст. 7 закона, чем пользуются действующие в Армении  религиозные секты[7]. Тем не менее, со стороны Брюсселя в рамках уже подготовленного Соглашения могут прозвучать требования об изменении ряда положений законодательства о свободе совести и религиозных организациях, в частности, введённых в 1997[10] и 2001 году[11]. Речь может идти, например, о запрете финансирования религиозных организаций, духовные центры которых располагаются за рубежом, запрете взаимного финансирования партий и религиозных организаций (ст. 13), требовании иметь не менее 200 верующих членов для признания группы граждан  религиозной организацией (п. «д» ст. 5) и государственной регистрации их в качестве юридического лица (ст. 14), а также в уравнении всех иных религиозных организаций, в т. ч. и сект, в особых правах с Армянской Апостольской Церковью.

Основными проводниками улучшения положений сектантских религиозных организаций выступает ряд прозападных неправительственных акторов. Среди них можно назвать Хельсинский комитет Армении во главе с Аветиком Ишханяном и Ванадзорский офис Хельсинкской гражданской ассамблеи во главе с Артуром Сакунцем, а также отделение Фонда Сороса в Армении – Институт «Открытое общество» во главе с Ларисой Минасян.

Планы названных и многих неназванных НПО сводятся во многом к одному. Как считает тот же Аветик Ишханян, членство Армении в Европейском союзе, «если не полностью, то определенно играет сдерживающую роль в вопросе прав человека, хотя бы в не усугублении проблемы». По его мнению, определённые успехи последних лет разных политических групп, движений позволяли бы настроиться на оптимистичный лад, если бы Армения не вступила в ЕАЭС[12]. Подобная позиция прекрасно иллюстрирует выводы армянского независимого журналиста Давида Петросяна об очевидности наличия у союза Армении и России противников и их крайней заинтересованности в том, чтобы данный союз «либо распался, либо оказался бы в достаточной степени расшатанным». Целью развязанной и ведущейся системно и активно против этого союза сейчас информационной войны «является вытеснение России из Армении и, собственно, из региона бывшего советского Закавказья»[13]. Однако деятельность многих НПО направлена не только против интересов и позиций России в регионе, но также представляет угрозу национальной безопасности Республики Армения.

В планах Фонда Сороса наступившей осенью проведение исследования внутриполитической ситуации в Республике с целью формирования искажённого информационного поля. В задачи данного исследования входит обоснование необходимости принятия армянами неприемлемых для них законодательных изменений. Речь не только о расширении прав представителей нетрадиционных для Армении религиозных течений, но и признании особых прав сексуальных меньшинств. Понимание неготовности граждан Армении к таким изменениям и новым «европейским» и «евроатлантическим» ценностям может повлечь за собой увеличения финансирования для соответствующей работы по линии т. н. «мягкой» силы. Возможные последствия для республики имеют долгосрочный характер. В их число можно отнести постепенное разрушение армянской национальной идентичности в следующих поколениях. Ущерб от такой деятельности понесёт не только Армения, но и Диаспора, сохраняющая в массе своей связи с Родиной. Поэтому разрушение армянской идентичности в республике прямо пропорционально снижению влияния Диаспоры за рубежом.

Карл Маркс определял религию как «опиум народа»[14], с. 415], Владимир Ленин, развивая эту формулу, относил религию и религиозные организации к органам буржуазной реакции, служащим защите эксплуатации и «одурманению» рабочего класса[15], с. 416]. Если убрать классовую сущность из марксистских формулировок и оставить только инструментальный функционал, то он полностью описывает суть существования большинства религиозных сект, действующих в Республике Армения. И в отличие от Армянской Апостольской Церкви, столетиями боровшейся за армянское национальное государство, большинство из сект, которые в рамках нового Соглашения о сотрудничестве с ЕС могут получить довольно широкие возможности, преследует цели, не совместимые с задачами сохранения и развития армянского государства, для них само его наличие не является ценностью. Содержание ст. 1 Конституции: «Республика Армения – суверенное, демократическое, социальное, правовое государство» – может оказаться горьким ответом на вопрос о цене нового Соглашения с ЕС: «Почём опиум для народа?». 


Примечание

[1]. Угода про асоціацію між Україною, з однієї сторони, та Європейським Союзом, Європейським співтовариством з атомної енергії і їхніми державами-членами, з іншої сторони учинено в м. Брюссель 27 червня 2014 року // Офіційний вісник України. – 2014. – № 75 (том 1), ст. 2125.

[2]. Декларация о независимости Армении от 23.08.1990 г. // Национальное Собрание Республики Армения. Официальный сайт. URL: http://www.parliament.am/legislation.php?sel=show&ID=2602&lang=rus (дата обращения 01.09.2017).

[3]. Конституция Республики Армения принята на референдуме 05.07.1995 г. // Конституции государств-участников СНГ. – М.: НОРМА, 2001. – С. 83–112.

[4]. Конституция Республики Армения (с изменениями) [на армянском, русском и английском языках]. – Ереван: Иравунк, 2010. – 260 с.

[5]. Конституция Республики Армения принята на референдуме 05.07.1995 г. (в ред. от 06.12.2015 г.) // Национальное Собрание Республики Армения. Официальный сайт. URL: http://www.parliament.am/law_docs5/06122015.pdf (дата обращения 20.08.2017).

[6]. Федеральный закон от 26.09.1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (в ред. от 06.07.2016 г. N 374-ФЗ) // Собрание законодательства РФ. – 1997. – N 39, ст. 4465; 2016. – N 28, ст. 4558.

[7]. Гукасян А. НКО и религиозные секты в Армении и практика законодательного регулирования их деятельности // Центр поддержки Русско-Армянских стратегических и общественных инициатив. Официальный сайт. – 2017. – 22 июля. – URL: http://russia-armenia.info/node/40670 (дата обращения 01.09.2017).

[8]. Ишин А. В.  Глава 2. Конфессиональные аспекты в развитии украинского государства // Украина: проблемы территориально-государственного развития: коллективная монография / под ред. С. С. Жильцова. – М.: Издательство ВКН, 2015. – С. 103-151.

[9]. Заявление Президента Сержа Саргсяна по итогам встречи с Председателем Совета ЕС Дольдом Туском от 27.02.2017 г. // Президент Республики Армения. Официальный сайт. URL: http://www.president.am/ru/press-release/item/2017/02/27/President-Serz-Sargsyan-met-with-President-of-the-European-Council-Donald-Tusk/#prettyPhoto (дата обращения 20.08.2017).

[10]. Закон Республики Армения от 10.09.1997 г. «О внесении изменений и дополнений в закон Республики Армения «О свободе совести и религиозных организациях»» // СДЗ РА. –  1997. –  Том 1.

[11]. Закон Республики Армения от 03.04.2001 г. «О внесении изменений и дополнений в законы Республики Армения «О свободе совести и религиозных организациях» и «О печати и других средствах массовой информации»» // СДЗ РА. –  2001. –  Том 5.

[12]. Ишханян А. Состояние прав человека в Армении: системные проблемы в свете старой и новой конституций // Lragir.am. –  2016. –  28 января. – URL: http://www.lragir.am/index/rus/0/right/view/46591 (дата обращения 01.09.2017).

[13]. Петросян Д. Армения-Россия: к 20-летию договора «О дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи» // Интернет-журнал «Военно-политическая аналитика». – 2017. – 29 августа. – URL: http://vpoanalytics.com/2017/08/29/armeniya-rossiya-k-20-letiyu-dogovora-o-druzhbe-sotrudnichestve-i-vzaimnoj-pomoshhi/ (дата обращения 01.09.2017).

[14]. Маркс К. К критике гегелевской философии права // К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. – Государственное издательство политической литературы, 1955. – С. 414-429.

[15]. Ленин В. И. Об отношении рабочей партии к религии // Полн. собр. соч.: в 55 т. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1961. – Т. 17. –  С. 415-426.

 

Источник

Прочитано 133 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии