Антииранская политика США с прицеливанием в ЕАЭС

Воскресенье, 21 января 2018 05:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Демонстративная поддержка со стороны США недавних беспорядков в Иране обусловлена не только «неприятием» Вашингтоном постмонархической Исламской Республики Иран со времени ее провозглашения в 1979-м.

Дело еще и в том, что Тегеран становится одним из важнейших участников переустройства, причем с участием России и ЕАЭС, общемировой политико-экономической системы в направлении многополярности. Ирано-евразийский контекст этого тренда – предстоящие создание зоны свободной торговли Иран–ЕАЭС и ввод в действие нового евроазиатского транзитного коридора «Север-Юг».

Напомним в этой связи, что небезызвестный проект судоходного канала Каспий – Иран – Персидский залив, геополитически и экономически выгодный Ирану, России и ЕАЭС в целом, а также многим другим странам, остаётся с 1997-го под санкциями США. Но, похоже, эти санкции и, образно говоря, общеполитическое недовольство американской администрации постшахским Ираном пока не срабатывают, поэтому с точки зрения Вашингтона требуются куда больший прессинг и нарочитое вмешательство в ее внутренние дела. Тем более в условиях всё более активного ее сближения с РФ и ЕАЭС. Во всяком случае, известные события в Иране произошли в канун заключения полномасштабного торгового соглашения между Ираном и Евразийским союзом.

Как заявил в середине января с. г. официальный представитель Иранского агентства по развитию торговли Бехруз Хасан Олфат, «Евразийский экономический союз и Иран 21 января 2018 года подпишут соглашение, которое впоследствии должно привести к образованию зоны свободной торговли между ними». Он пояснил, что речь идет о временном соглашении, обеспечивающим «действие преференциального режима торговли в отношении пока ограниченного перечня товарной номенклатуры. В общей сложности преференциальный режим будет распространяться на 200-250 видов товаров».

Такой документ будет действовать три года, в течение которых, по словам Б. Олфата, стороны должны будут провести переговоры по заключению «полноформатного долгосрочного соглашения о свободной торговле». Он отметил также, что по итогам переговоров стороны «пришли к консенсусу по товарам горнорудной промышленности, сельхозпродукции и промышленной продукции для упомянутого перечня».

По оценкам многих российских и иранских экспертов, соглашение 21 января приведет к росту объемов торговли между Ираном и ЕАЭС более чем на треть в сравнении с уровнем 2017-го. Причем на 13-15% увеличится совокупный экспорт из ЕАЭС в Иран высокотехнологичной продукции, притом что ее доля и сегодня в этом экспорте остаётся высокой (свыше 55%).

Едва ли такой сценарий устраивает США. В связи с чем неудивительно, что сперва Вашингтон возражал, напомним, против создания Евразийского союза, затем – против коллективного вступления его стран-участниц в ВТО. Ну а выход ЕАЭС в общемировое экономическое пространство, да еще с участием Ирана, тем более попрек горла американской администрации.

Выход, действительно, международный. В первом квартале наступившего года вступает в эксплуатацию евроазиатский коридор «Север-Юг». «Контейнерные перевозки грузов из Индии в Россию через Иран и Азербайджан, используя международный транспортный коридор «Север-Юг», стартуют в начале 2018 года», – заявил в конце декабря 2017 г. комиссар Центрального совета акцизов и таможен Индии Сандип Кумар. Он уточнил, что «этот путь сокращает время доставки из Индии в Россию с 35 до 17 дней (в сравнении с маршрутом через Суэцкий канал – Босфор – Дарданеллы. – Ред.). Индия впервые совершит поставку в Россию через иранский порт Бендер-Аббас (на побережье Индийского океана. – Ред.).

Было также заявлено, что «коридор «Север–Юг» – это сеть, объединяющая морские, железнодорожные и автомобильные маршруты, которая используется для доставки грузов в Индию, Россию, Иран, Европу и Центральную Азию». Если точнее, это – совокупность транзитных сухопутных, морских и транскаспийских паромных магистралей через Иран, Азербайджан и Россию. Морской участок – маршрут Индия – Иран; железнодорожный и автомобильный – маршрут через Иран; железнодорожный, автомобильный и паромный между каспийскими портами РФ и Ирана проходит через Азербайджан и Россию. Ключевое железнодорожное звено, стыкующее друг с другом стальные магистрали РФ, Азербайджана и Ирана, – участок Решт – Казвин – Астара Иранская – Астара Азербайджанская (около 250 км). Последний намечено ввести в постоянную эксплуатацию не позже февраля 2018 года.

Фото https://cont.ws/@moria4ok/410091

Комментируя не только двухстороннюю (т.е. российско-иранскую), но и евразийскую значимость этого проекта, иранская Hamshari (29.03.2017) подчеркнула, что «сотрудничество двух стран входит в новую фазу – фазу реализации крупнейших проектов, значимых не только для двух стран, но и всего региона. В данном случае подразумевается, прежде всего, грандиозный проект транспортного коридора «Север-Юг», в который будет так или иначе вовлечен весь Евразийский континент».

Напомним, что ввиду роста спроса на евроазиатский грузотранзит, в конце 1990-х – начале 2000-х Россия, Азербайджан, Иран, Индия и Оман договорились о формировании евроазиатского коридора вдоль каспийского побережья РФ, Азербайджана и Ирана. Нынешний коридор минимум в полтора раза короче традиционных маршрутов по этому направлению (Суэцкий канал – Босфор – Дарданеллы; Суэцкий канал – порты экс-Югославии; Суэцкий канал – Гибралтарский пролив – порты Бельгии/Голландии).

8 ноября 2017 г. первый замначальника Белорусской железной дороги Игорь Шилов, вице-президент ОАО «РЖД» Вячеслав Павловский, зампредседателя ЗАО «Азербайджанские железные дороги» Игбал Гусейнов и член правления Иранских железных дорог Хусейн Ашури подписали в Баку соглашение «О развитии международного транспортного коридора «Север-Юг». Документ предусматривает ежеквартальную корректировку единых транзитных тарифов в этом коридоре, скоординированные ставки аренды грузовых вагонов и продолжение совместных мероприятий по повышению пропускной способности коридора на территориях означенных стран.

По оценкам И. Гусейнова, в 2018-м объем грузоперевозок в данном коридоре прогнозируется на уровне 1,5-2 млн. тонн, в 2020-2024 гг. – до 5 млн.т/год в обоих направлениях. При этом азербайджанский участок коридора от Астары до иранской границы и мост через реку Астарачай уже полностью готовы к эксплуатации.

Кстати, еще весной 2000 г. российско-иранская компания ИРСОТР осуществила прогон пробной партии пяти 40-футовых контейнеров от Бомбея до Москвы за 21 день. В результате транспортировка грузов по этому коридору обошлась не только примерно на треть быстрее, но и на 20% дешевле, чем через Суэцкий канал. По оценкам Минтранса РФ, перевозки грузов по маршруту «Север-Юг» в перспективе могут составить до 20 млн. тонн в год, причем без учёта транзита нефти и нефтепродуктов.

Словом, очевидны не только экономические (прежде всего, транзитные доходы), но и геополитические преимущества данного коридора для России, Ирана, других стран-участниц и пользователей означенного коридора. Не говоря уже об укреплении, благодаря этой евроазиатской артерии, политико-экономического партнерства тех же стран.

Растущее полномасштабное экономическое взаимодействие РФ и ЕАЭС с Ираном, всё активнее приобретающее – в том числе в рамках транзитного проекта «Север-Юг» – евразийский контекст, никак не может устроить США, по-прежнему уповающие на однополярный (в их лице) мир. Отсюда – антироссийские санкции, об усилении которых в ближайшие недели уже объявлено за океаном. Отсюда – поддержка Вашингтоном любых антигосударственных группировок в Иране. Расшатывание этой страны явно нацелено и на предотвращение формирования общеевразийского экономического пространства.

 

Источник

 

Прочитано 232 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии