ЕС в Центральной Азии: Европу пишем, США – в уме

Воскресенье, 11 марта 2018 05:00 Автор  Ольга СУХАРЕВА размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Долгие века Центрально-Азиатский регион оставался для великих держав terra incognita, лишь в XIX веке став ареной геополитической борьбы. Богатейшие ресурсы, стратегическое положение на перекрестках важнейших торговых путей и многообразие населяющих его народов привлекали многочисленных западных искателей колониальной ренты. Новый период в борьбе за влияние в ЦА начался после распада СССР, когда Евросоюз снова устремился на завоевание «мягкого подбрюшья России».

Чего-то хочется, а чего – не знаю

Как и прочие бывшие республики СССР, государства Центральной Азии уже в начале 90-х гг. были «охвачены» сетью договоров о партнерстве и сотрудничестве с ЕС. В Казахстан, Узбекистан, Киргизию и Таджикистан вслед за дипломатами и бизнесом пришли и различные «строители демократии». Даже закрытый Туркменистан не обошло внимание европейцев, разыскивающих, где бы наложить лапу на нефть и газ.

Прямой доступ к каспийским и центральноазиатским энергетическим ресурсам – краеугольный камень интересов Объединенной Европы к региону. На данный момент в разработке нефти и газа Центральной Азии принимают участие компании Shell (Голландия), Total Fina Elf и Schlumberger (Франция), ENI и Agip (Италия), British Petroleum и Lasmo (Великобритания), REPSOL (Испания), Wintershall (Германия), Petrom (Румыния) и Statoil (Норвегия).

Другой объективный интерес, сподвигнувший Европу на развитие отношений с ЦА – обеспечение транспортировки грузов между Европой и Китаем. В последнее десятилетие после трудов Вашингтона и НАТО по взращиванию международного терроризма на первый план вышло и сотрудничество в сфере обеспечения безопасности. В то время как США благополучно отсиживаются за океаном, Европа страдает от последствий создания в Евразии «дуги нестабильности» так же, как и Центральная Азия.

Будучи союзником США, Европейский союз долгое время шел в русле общей политики трансатлантического сообщества в отношении бывшего советского региона, потому основные задачи ЕС в Центральной Азии во многом повторяют политику США. Ее основная направленность – вытеснение России и соперничество с Китаем. Именно в этом контексте следует рассматривать европейские инициативы типа INOGATE и TRACEKA, конкурирующие с китайским проектом Шелкового пути.

Формально Брюссель принимал собственную стратегию развития отношений с ЦА, которая так и осталась на бумаге, поскольку руководили процессом в Вашингтоне. Чего же, собственно, хотел от региона сам ЕС? Похоже, он до сих пор и сам толком не знает. Действующая стратегия построена по принципу «за все хорошее и против всего плохого» без всякой конкретики. И лишь сейчас, когда отношения Европы и США начали портиться, в Брюсселе задумались о проведении самостоятельной политики.

Как пишет, в частности, европейский информационно-аналитический центр «Европа – Центральная Азия» (EUCAM), «печально выглядит новый документ ЕС на фоне программ России, Китая и США в регионе. Например, Соединенные Штаты взаимодействуют с центральноазиатскими странами в формате C5+1, Россия связана с республиками двусторонними договорами и через ЕАЭС и ОДКБ, а Китай активно инвестирует в развитие региона через инициативу «Один пояс – один путь».

Мы выбираем, нас выбирают, как это часто не совпадает

Взаимный интерес в развитии сотрудничества присутствует с обеих сторон. 22-23 февраля в Астане прошла конференция «25-летие отношений Европейский союз – Центральная Азия: от прошлого к будущему», которая собрала более 150 участников, включая госслужащих, представителей дипломатического корпуса, лидеров общественного мнения, международных экспертов, гражданское общество, бизнес-ассоциации, международные организации и СМИ. В ходе мероприятия спецпредставитель Европейского союза по Центральной Азии П. Буриан заявил, что «Центральная Азия становится все более интересным рынком с растущим потенциалом для инвестиций и торговли. Мы готовы сотрудничать с теми, кто искренне заинтересован в процветании Центральной Азии. ЕС может помочь трансформации и модернизации экономик стран Центральной Азии».

В свою очередь, министр иностранных дел Казахстана К. Абдрахманов призвал «Европейский союз быть более амбициозным и расширить присутствие в Центральной Азии в рамках новой стратегии». Напомним, что 19 июня 2017 г. министры иностранных дел стран Европейского союза договорились о формировании новой внешнеполитической стратегии ЕС для Центральной Азии к концу 2019 г., что было подтверждено на конференции.

Проблема в том, что интересы государств Центральной Азии не совпадают с намерениями Европы. В соответствии с видением EUCAM, европейская помощь должна быть направлена, прежде всего, на защиту прав человека и разработку энергоресурсов, а центральноазиатские государства нуждаются в инвестициях, диверсификации экономики и развитии высокотехнологичных производств. По словам главы МИД Казахстана, для его республики представляется перспективным взаимодействие с ЕС в сфере повышения энергоэффективности, продолжение сотрудничества в области образования, охраны окружающей среды, рационального использования водных ресурсов и противодействия изменению климата, развития транспортно-логистической инфраструктуры. Словом, регион ждет денег, а не «добрых» советов.

О параллелях и перпендикулярах

Повышение активности ЕС в Центральной Азии, как и политика США, в значительной степени могут привести к дестабилизации региона, разрушая живую ткань исторически сложившихся человеческих и экономических связей и союзов. Так, П. Буриан крайне позитивно охарактеризовал будущую встречу лидеров центральноазиатских стран, отметив, что ЕС хотел бы, «чтобы они сели вместе, без каких-либо партнеров, и обсудили бы приоритеты сообща и, возможно, могли бы развить свои собственные региональные стратегии, чтобы преодолеть вызовы». Европейский дипломат, очевидно, «забыл», что все государства ЦА связывают обязательства в рамках СНГ, ЕАЭС, ОДКБ и ШОС, и «преодоление вызовов», как их видит Запад, является торпедированием региональных союзов. Эти призывы к «сепаратной интеграции» очень перекликаются с американским форматом С5+1, направленным на разрушение процессов евразийской интеграции.

Не менее одиозны и другие европейские инициативы. ЕС не оставляет надежды через Южный энергетический коридор получить энергетические ресурсы Каспия и Центральной Азии в обход России. Как указывает Европейский совет, «в энергетическом, инфраструктурном и транспортном секторах в приоритете сотрудничества между ЕС и Центральной Азией должна быть интеграция стран Центральной Азии друг с другом и в международные рынки и транспортные коридоры. ЕС будет и впредь стремиться к расширению «Южного газового коридора» до Центральной Азии».

EUCAM в своем докладе об энергетическом сотрудничестве с ЦА еще в 2009 г. писал о том, что Европа должна активно вытеснять РФ с энергетического рынка Центральной Азии. Там можно, например, узреть следующий перл: «Правительству Туркменистана необходимы железные контрактные гарантии, чтобы противостоять России». Почти в точности повторяют эту позицию США, которые считают необходимым «создание южного энергетического коридора, по которому в обход России будут экспортироваться в Европу каспийские нефть и газ».

Откровенно антироссийский характер имеет и строительство транспортного коридора «ЦА – Кавказ – Украина – Европа» в рамках проекта TRACEKA. Путь, на котором лежит два моря, явно экономически нецелесообразен, что и показал тестовый поезд с Украины, «потерявшийся» по дороге и вернувшийся из Китая пустым ввиду отсутствия заказов. Если же посмотреть с геополитической точки зрения, ТРАСЕКА составляет конкуренцию для российско-иранско-индийского коридора «Север-Юг». Кроме того, оба проекта по-разному выстраивают будущую конфигурацию межгосударственных отношений. Если ТРАСЕКА будет отсекать «исламским буфером» Россию от Индии, Ирана и других стран Южной Азии, то «Север-Юг» напротив, сшивает распавшееся после развала СССР экономическое взаимодействие государств СНГ, а также решает проблемы безопасности многих государств.

Атака на ценности

Там, где присутствует Запад, всегда возникает сеть подтачивающих государственность НКО. И европейские «благотворительные» фонды в этом плане ничем не отличаются от американских. Во всех государствах Центральной Азии присутствуют, в частности, европейские фонды, различные доброхоты от Совета Европы, ОБСЕ, ЕБРР и т.д. Они проникают не только в структуры гражданского общества, но и в государственную власть.

Например, в Кыргызстане Фонд Фридриха Эберта, имеющий также представительства в Казахстане, Узбекистане и Таджикистане, работал с министерством юстиции, министерством внутренних дел и Генеральной прокуратурой. В стране, традиционно открытой для международных НПО, работают также Центр по международной миграции и развитию (CIM), Федеральное физико-техническое учреждение (PTB), Фонд Ханса Зайделя (HSS), Фонд Фридриха Эберта (FES), Служба старших экспертов (SES), Немецкая ассоциация народных университетов (Dvv International), Немецкая ассоциация кооперативов Райфайзен (DGRV), KfW – Германский банк развития, Германское общество международного сотрудничества (GIZ), Академия Немецкой Волны (Deutsche Welle-Akademie) и т.д.

Чем они заняты, выяснить несложно. Так, в Казахстане и Киргизии осуществляется проект «История репрессий». В его рамках осуществляется реабилитация Туркестанского легиона СС, коллаборанты которого якобы были бесчеловечно репрессированы Сталиным. В свою очередь, Берлинский фонд науки и политики (SWP) подготовил фантастический роман о том, что после смерти президента Казахстана Н. Назарбаева произойдет вторжение российских войск в республику. Заодно уж «клятые москали» оккупируют и Таджикистан. Это откровенная попытка провокации антироссийских настроений и страха перед РФ, направленная на разрушение добрососедских отношений между Россией, Казахстаном и Таджикистаном.

Европейские фонды, подобно своим американским коллегам, атакуют основополагающие ценности азиатского общества. В частности, в докладе Фонда Фридриха Эберта «Борьба с коррупцией в Казахстане» в качестве системных недостатков общества названы «сверхпрезидентская власть, которая выражается в расположении президента над политической системой, устойчивый патернализм и патриархально-традиционная политическая культура». Виновными в приверженности традициям, как всегда, оказались союзники Казахстана, находящегося-де «в окружении государств, для которых характерны патриархально-традиционные формы социальных интеракций. Это приводит к тому, что в Казахстане отсутствуют активные внешние стимулы к политической модернизации».

Да-да, Казахстану очень не хватает майданов, горящих покрышек, АТО и гей-парадов.

А нужна ли многовекторность?

Как ни печально, руководство центральноазиатских государств зачастую поддерживает геополитические происки «евроатлантического сообщества», пытаясь повысить свою значимость игрой на противоречиях ведущих мировых игроков. А ведь цена «многовекторности» хорошо известна, например, по судьбе В. Януковича…

Российская сторона неоднократно подчеркивала, что с пониманием относится к внешнеполитической активности своих центральноазиатских союзников при условии соблюдения ими взятых на себя договорных обязательств. В случае развития сотрудничества с ЕС совершенно не обязательно противопоставлять Европу России и Китаю. Как отметил министр иностранных дел РФ С. Лавров, «что касается ЦА, то наблюдаются случаи, когда европейские инвестиции носят политически мотивированный характер, а основная цель оказываемой финансовой помощи – одностороннее открытие рынков стран региона для товаров из ЕС. Гораздо более перспективным в плане обеспечения устойчивого развития всего евразийского континента нам видится начало предметной работы по формированию общего экономического и гуманитарного пространства от Лиссабона до Владивостока с опорой на принципы неделимости безопасности и широкого сотрудничества».

Европа также является частью евразийского пространства, потому наиболее конструктивным сценарием, в том числе и для ЦА, стало бы осуществление «интеграции интеграций» вместо попыток стравливания на своей территории соперничающих между собой главных акторов международной политики.

 

Источник

Прочитано 180 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии