Межправсовет ЕАЭС: участники обошлись без лишней дипломатии

Понедельник, 13 марта 2017 04:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

7 марта 2017 года в Бишкеке состоялось заседание Евразийского межправительственного совета. В нем участвовали премьер-министры Армении Карен Карапетян, Белоруссии – Андрей Кобяков, Казахстана – Бакытжан Сагинтаев, Киргизии – Сооронбай Жээнбеков, России – Дмитрий Медведев, а также председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян.

Как накапливающееся в атмосфере электричество разряжается грозой, так напряжение, явно усиливавшееся в последние месяцы в рамках Евразийского союза, прорвалось в речах участников саммита. Как и следовало ожидать, тон дискуссии задала белорусская сторона. Премьер Андрей Кобяков напрямую заявил, что не видит реальных успехов в интеграции на пространстве ЕАЭС. «Хотя новости о Евразийском союзе постоянно мелькают в передовицах газет, по-настоящему знаковых, прорывных успехов в развитии евразийской интеграции пока, к сожалению, не видно», – сказал он.

Правда, из его дальнейших слов стало ясно, что глава правительства РБ предпочитает разговору о проблемах Союза претензии к России. «Мы вынуждены констатировать, что двусторонняя нормативная база не исполняется», – заявил он. Попутно А. Кобяков раскрыл секрет Полишинеля, сообщив, почему в декабре прошлого года Александр Лукашенко не принимал участия в саммите ЕАЭС в Санкт-Петербурге: «На это были веские причины, которые существуют у нас в отношениях с Российской Федерацией».

Из дальнейших слов А. Кобякова стало ясно, что главная из этих причин – отказ России установить приемлемые с точки зрения Минска цены на газ, поставляемый в Белоруссию. «С 38% выросла разница до 110%. И прекрасно знают, что 98% процентов электроэнергии в Белоруссии производится на российском газе. О какой конкуренции можно говорить? Мы хотим двигаться вперед, но не делать вид, что двигаемся вперед», – аргументировал свое недовольство сложившейся ситуацией белорусский премьер. Что же, это не первый случай, когда власти Белоруссии пытаются совместить несовместимое: жить по внутрироссийским ценам, но при этом проводить «многовекторную», подчас недружественную по отношению к России политику.

Предвосхищая вопрос, надо ли смешивать отношения с одним, пусть и ведущим членом объединения и многосторонний диалог, премьер Белоруссии заявил, что «проблемы в двусторонних отношениях фундаментально влияют на наше участие в многосторонних интеграционных процессах» и «мы не разделяем два этих трека, потому что проблемы в двусторонних отношениях влияют искажающе на евразийскую интеграцию».

Звучит дипломатично, но по сути выглядит как «злоупотребление правом Союза», как шантаж. Именно таким образом оценил аргументацию своего коллеги Д. Медведев. «Интеграция имеет наднациональную природу, а не двухстороннюю», – заявил он, призвав не совершать «размен за общий счет».

Атмосферу заседания во многом определила полемика двух премьеров – Дмитрия Медведева и Андрея Кобякова

Надо признать, что Москва довольно долгое время терпеливо и сдержанно реагировала на такие попытки со стороны Минска. Последняя из них – демонстративный отказ главы Белоруссии подписать Таможенный кодекс ЕАЭС притом, что до самого момента саммита в Санкт-Петербурге, где должна была состояться предварительно согласованная со всеми членами Союза процедура, никаких внятных причин отказа Минском не озвучивалось. К слову, под проектом ТК, вынесенным для подписания на декабрьский саммит глав государств ЕАЭС, стоит подпись «обличителя» А. Кобякова. Иначе говоря, союзные интересы, заключающиеся в возможно более скором введении ТК в действие, были принесены в жертву интересам одной страны.

И такие ходы со стороны Минска далеко не единичны. Не случайно Д. Медведев отметил их как «крайне неприятную тенденцию». «Из-за проблем двухстороннего формата это переносится на площадку ЕАЭС. Интеграционный проект становится заложником специфических интересов. Это ситуация сродни шантажу: повлияйте, или мы ничего не подпишем», – напрямую высказался российский премьер. Совершенно ясно, что таким образом в отношении других членов ЕАЭС, не вовлеченных в двусторонний спор, возникает «недопустимая ситуация».

Пожалуй, участникам Евразийского межправительственного совета следовало бы прислушаться к призыву Д. Медведева не только не превращать процесс интеграции в заложника «специфически понимаемых» национальных интересов отдельных государств, но и акцентировать внимание, в первую очередь, на том, что удалось приобрести и приумножить благодаря интеграции.

А достижений немало, хотя складывание Евразийского союза совпало с неблагоприятными временами – экономическим кризисом, введением странами Запада санкций против России, падением мировых цен на нефтегазовые ресурсы, черные и цветные металлы. И все же, начиная с 2015 г., объем торговли в рамках ЕАЭС в рублях растет, что свидетельствует о пусть и не таком быстром, но зримом оздоровлении экономических связей внутри Союза.

Новые свидетельства этого процесса прозвучали и на настоящей встрече глав правительств. Страны – участницы ЕАЭС нарастили объемы экспорта на российский рынок. Это – прямой результат евразийской интеграции. Все страны получили значительные льготы на энергетическое сотрудничество. Производство в сфере сельского хозяйства в Союзе за прошлый год увеличилось, причем значительная часть этого прироста попадает на российский рынок. Преодолён спад промышленного производства, отдельные отрасли даже прибавляют в росте. Развивается промышленная кооперация. Налаживается рынок рабочей силы. Это по сегодняшнему дню совсем немало.

Тем же политикам, которые обращают внимание преимущественно на «узкие места» и ждут односторонних уступок со стороны РФ, Д. Медведев разъяснил, в каких экономических реалиях существовали бы наши страны, не создай они ЕАЭС. «Давайте прямо, без обиняков, – призвал глава российского правительства к нелицеприятному разговору, – если бы некоторые страны, присутствующие здесь, не входили в состав нашего Союза или вышли бы из него, они покупали бы сейчас газ по европейским ценам (1 тыс. куб. м – за $200, т.е. более 11,6 тыс. рублей. – Ред.)… И не надо ничего доказывать и упражняться в подсчетах, все было бы гораздо дороже».

Еще как дороже! Та же Белоруссия покупает газ у России по $133 за 1 тыс. кубометров (правда, ее руководство считает справедливой другую стоимость – $80 долларов). Между тем это самая низкая цена не только в Европе, но и в других странах СНГ и даже в других странах Евразийского союза.

«Об этом нужно помнить, когда принимаются решения, ставящие под сомнение интеграцию. И напомню, что никто никого в ЕАЭС насильно не держит», – подытожил Д. Медведев. Он призвал не проявлять излишней горячности, отметив, что проблемы между странами ЕАЭС «были, есть и будут, ничего в этом драматического нет, с учетом интенсивности сотрудничества».

Позицию премьера поддержал и Кремль. Комментируя слова А. Кобякова о том, что разногласия с Москвой по газу препятствуют участию Минска в многосторонних интеграционных процессах в рамках Евразийского экономического союза, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков отметил, что позиция России «весьма последовательная» и на рабочем уровне она «достаточно последовательно» доводится до белорусской стороны. Он напомнил слова главы Российского государства о том, что в Москве отношениями с Минском «очень дорожат». Представитель Кремля отметил также, что Владимир Путин традиционно рассматривает развитие ЕАЭС как один из главных приоритетов.

Глав делегаций принял президент Киргизии Алмазбек Атамбаев

…После грозы дышится легче. Будем надеяться, что более свободное «дыхание» обретут и двух-, и многосторонние отношения в рамках Евразийского союза. Ведь все мы – кто бы и что ни говорил – находимся в одной лодке, а вместе, особенно в шторм, грести всегда легче, чем в одиночку.

Источник: Ритм Евразии

Прочитано 238 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии