«Молдавские демократы продают русофобию на Запад»

Воскресенье, 14 января 2018 05:00 Автор  Алексей Грязев размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

В Молдавии утвердили закон, ограничивающий вещание российских каналов

Парламент Молдавии принял закон, ограничивающий вещание российских СМИ на территории страны. Против инициативы активно, но безуспешно выступал президент страны Игорь Додон. По мнению экспертов, Демократическая партия Молдовы, принимая этот закон, рассчитывает повлиять на исход приближающихся парламентских выборов и ослабить ориентированные на пророссийский электорат партии.

Несмотря на усилия президента Молдавии Игоря Додона, спикер парламента страны Андриан Канду утвердил закон об изменении Кодекса о телевидении и радио. Теперь он запрещает транслировать в республике новостные и информационно-аналитические передачи российских каналов. Принятый 10 января закон формально носит название «О борьбе с пропагандой». В тексте документа нет прямого упоминания российских СМИ — запрещается информационный контент, произведенный в странах, не ратифицировавших Европейскую конвенцию о трансграничном телевидении. Россия к этой конвенции не присоединилась.

В новый год со старыми конфликтами

Этот закон органично вписывается в модель отношений между Россией и Молдавией, формировавшуюся последний год. Новый виток напряжения начался после того, как Молдавия в мае прошлого года объявила персонами нон грата пятерых российских дипломатов. В качестве ответной меры российская сторона также выслала соответствующее число сотрудников молдавской дипмиссии в Москве. Позже «нежелательной» персоной также был объявлен еще и вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин.

Летом политики Молдавии обсуждали возможность введения визового режима с Россией. Закончился же год тем, что Молдавия отозвала из России своего посла на неопределенный срок. Масло в огонь подлила и Россия: в декабре Басманный районный суд Москвы заочно арестовал молдавского бизнесмена и председателя правящей Демократической партии Молдовы Владимира Плахотнюка, обвиняемого в покушении на убийство.

При этом еще в начале 2017 года казалось, что отношения Москвы и Кишинева, испортившиеся после ратификации парламентом Молдавии договора об ассоциации с ЕС в 2014 году, напротив, начнут улучшаться.

В конце 2016 года в результате первых в стране за 20 лет прямых президентских выборов на пост был избран пророссийский кандидат от партии социалистов Игорь Додон.

Додон настаивал на необходимости решения Приднестровской проблемы с учетом позиции Москвы и интеграции Молдавии в российский проект ЕАЭС и даже пообещал поддержать отмену ассоциации Молдавии с ЕС в случае соответствующего результата национального референдума по этому вопросу. Его первым зарубежным визитом стала поездка в Москву, после чего он прилетал в РФ еще несколько раз. Додон в 2017 году даже стал единственным иностранным лидером, приехавшим в Россию на День Победы.

Однако, на практике личные симпатии Додона к России никак не смогли повлиять на политику страны. Из-за особенностей политической системы вся власть в стране сосредоточена в руках парламента, оппозиционного Додону. Поэтому, несмотря на то, что у власти в Молдове уже год находится «пророссийский» президент, ему мало что удалось сделать для улучшения отношений с Москвой.

«С одной стороны, Додон настроен на взаимодействие с Россией и углубление сотрудничества. С другой стороны, есть парламент, который противостоит президенту и фактически лишил его многих прав», — комментировал «Газете.Ru» заместитель директора Института стран СНГ Владимир Евсеев.

Принятие закона, ограничивающего возможности российских телеканалов для вещания, является наглядной иллюстрацией внутриполитических конфликтов в Молдавии.

Сам Додон заявлял, что это решение «представляет собой откровенное посягательство на свободу граждан». Он дважды отказался подписать этот закон. Однако молдавская конституция определяет довольно незначительную роль президента в процессе принятия законов.

Фактически, для того чтобы в Молдавии начал работать тот или иной закон, подпись президента не нужна.

У главы государства есть только отлагательное вето, но полностью заблокировать закон он не в силах.

Удар по русскоязычному населению

По словам президента Института национальной стратегии Михаил Ремизов, «политический кризис будет разрешаться, в том числе, в ходе предстоящих парламентских выборов в Молдавии».

В Молдавии очень большое число граждан смотрят российское телевидение. По оценкам специалистов, это может быть около половины городских жителей, для которых русский язык является родным. При таких раскладах принятие ущемляющего интересы столь большой группы населения закона перед выборами выглядит недальновидным шагом Демпартии.

Однако, по словам эксперта Международного института гуманитарно-политических исследований Владимира Брутера, Демократическая партия Молдовы, чей рейтинг сейчас низок как никогда, ведет более тонкую игру, нежели простое принятие популистских законов.

«Очевидно, что если у Демократической партии рейтинг в пределах прохождения в парламент, она не рассчитывает за оставшиеся до выборов полгода увеличить его в четыре раза», — полагает Брутер.

Молдавский электорат, по сути, поделен на пророссийский, который устойчиво составляет от 50 до 55%, и ориентированный на Румынию и Европу, составляющий около трети. Еще 15% — нейтральный электорат, который может склоняться в ту или иную сторону, подчеркивает эксперт.

«Это соотношение не изменится серьезно независимо от каких-либо действий власти. Эти цифры можно считать обязательными», — пояснил Брутер.

Исходя из этих факторов, правящая партия вовсе не рассчитывает, что решение о запрете на трансляцию российских новостей принесет ей больше голосов, полагает эксперт.

Власть надеется, что закон поможет расстроить планы социалистов, осложнив доступ к информации для пророссийского электората, который за партию социалистов и голосует.

«Любой российский информационный контент в преддверии парламентских выборов в той или иной степени будет играть на пророссийский электорат и на партию социалистов, которые будут этим пользоваться, — рассуждает Брутер в разговоре с «Газетой.Ru». — И неважно, будут или не будут российские медиа вмешиваться в парламентские выборы. Они просто будут отражать такую действительность, которая в целом соответствует видению партии социалистов и их избирателей».

На руку демократам играет тот факт, что грядущие парламентские выборы впервые пройдут в Молдавии по смешанной системе, как и в России в 2016 году. Соответственно, индивидуальный фактор будет играть существенную роль. В этих условиях Демпартия может использовать имеющийся у нее сейчас административный ресурс, чтобы усложнить задачу социалистов. По сути — ввести в заблуждение их избирателей за счет неочевидности новых правил.

Именно для реализации этих планов Демократической партии Молдовы и нужно изолировать население от российского информационного поля. «Им нужно, чтобы пророссийский электорат никто не смог организовывать и направлять», — считает эксперт.

Впрочем, кроме внутриполитических целей, у принятого закона есть и более понятные внешнеполитические мотивы.

«Молдавские демократы пытаются продавать русофобию на Запад, показывая таким образом, что «мы тут главные русофобы, а вы нас должны за это поддержать», — поясняет Брутер.

Запад покупает русофобию, иначе бы ее никто не продавал, продолжает эксперт. Вопрос только в том, хочет ли Запад купить молдавскую русофобию в комплекте с нынешней правящей группой, теми, кто принимает сейчас эти законы. Поэтому дальнейшие действия Демпартии Молдовы в рамках предвыборной программы будут зависеть, в том числе, от позиции Запада, считает Брутер.

В Госдуме РФ также считают, что парламент Молдавии откровенно «играет на руку русофобским настроениям». По словам зампреда комитета Госдумы по международным делам Алексея Чепы, «это все-таки скажется на наших отношениях». «Мы вынуждены будем каким-то образом реагировать», — отмечает депутат.

Однако, применить зеркальные меры, как это было в случае с США, и ограничить молдавский контент на российском телевидении не получится — такого контента в России практически нет.

«Однако, решение вопроса российского влияния на Молдавию не обязательно должно быть краткосрочным, оно может быть и отложено. Оно может быть и длинным и опираться на какие-то последующие факты. Самое правильное решение здесь и сейчас — говорить о произошедшем как о запрете на информацию, говорить о том, что эти люди всегда играют не по правилам. И делать акцент на том, что тем самым они и создают проблемы в отношениях между Россией и Западом, которые разрешить практически нельзя», — считает Брутер.

 

Источник

Прочитано 28 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии