Россия – Иран: стратегическое партнёрство или временный тактический союз?

Понедельник, 09 апреля 2018 04:00 Автор  Александр Марьясов размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Последовательное проведение Россией и Ираном независимой внешней политики, активная поддержка ими универсальных норм международного права, а также твёрдое отстаивание своих национальных интересов вызывает резкое неприятие и растущее противодействие со стороны США и их западных союзников.

Усиливается военно-политическое, дипломатическое, санкционные и информационно-пропагандистское давление на Москву и Тегеран. Что это – временный тактический союз или стратегическое партнёрство?

Сегодня отношения между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран характеризуются возросшей активностью и динамикой, всё более плотным наполнением ткани политико-дипломатических, экономических, культурных, публично-общественных и других связей. И это вполне закономерно.

Последовательное проведение Россией и Ираном независимой внешней политики, активная поддержка ими универсальных норм международного права, а также твёрдое отстаивание своих национальных интересов вызывает резкое неприятие и растущее противодействие со стороны США и их западных союзников. Усиливается военно-политическое, дипломатическое, санкционные и информационно-пропагандистское давление на Москву и Тегеран. На наши страны пытаются возложить ответственность за возникновение кризисных ситуаций в различных уголках мира, хотя такие ситуации порождаются и активно раскручиваются самими западными государствами и их региональными сателлитами.

В этих условиях объективно возрастает необходимость более тесной координации наших внешнеполитических действий, согласования позиций по актуальным международным и региональным проблемам, активизации торгово-экономических связей, усиления контрпропагандистской работы. Достижению этих целей способствуют регулярные встречи президентов России и Ирана, постоянное тесное взаимодействие между нашими внешнеполитическими и военными ведомствами, активизация контактов по торгово-экономической линии.

Особенно успешным является российско-иранское сотрудничество в борьбе с международным терроризмом. Что бы не утверждали политические деятели и СМИ Запада, сегодня Россия и Иран являются наиболее решительными и последовательными борцами с террористической угрозой. Наглядный пример тому – эффективное военно-политическое взаимодействие по стабилизации обстановки в Сирии. Его главным результатом стал разгром основных отрядов ДАИШ* и других террористических группировок, прекращение кровопролития на большей части территории Сирии и создание благоприятных условий для запуска процесса политического урегулирования. Благодаря активным совместным усилиям России и Ирана был запущен Астанинский переговорный процесс, апофеозом которого явился сочинский саммит президентов России, Ирана и Турции. По его итогам был созван Конгресс сирийского национального диалога в Сочи, на котором были приняты 12 принципов государственного устройства Сирии, а также решение о создании комитета по разработке новой конституции и проведении на её основе парламентских и президентских выборов. Этот процесс должен идти под эгидой ООН в соответствии с резолюцией 2254 СБ ООН.

КОНГРЕСС СИРИЙСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДИАЛОГА В СОЧИ – УНИКАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ В ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО МИРОТВОРЧЕСТВА
Виталий Наумкин
 
Конгресс национального диалога Сирии, прошедший 29–30 января в Сочи, показал, что сирийское общество готово идти к примирению, считает эксперт клуба «Валдай», научный руководитель Института востоковедения РАН, академик Виталий Наумкин. По его словам, Конгресс, получивший признание ООН, подкрепляет переговорный процесс в Женеве и придаёт ему новый импульс.

Россия и Иран придают важное значение неукоснительному соблюдению Совместного всеобъемлющего Плана действий по урегулированию ядерной проблемы Ирана (СВПД). Он является важным стабилизирующим фактором в регионе Ближнего Востока и серьёзным успехом политики ядерного нераспространения. Объявленное президентом США Дональдом Трампом намерение пересмотреть и «улучшить» этот документ является неприемлемым и опасным. СВПД, ставший результатом многолетней кропотливой работы международной дипломатии, основан на весьма хрупких взаимных компромиссах. Их нарушение приведёт к разрушению ядерной сделки, серьёзному обострению ситуации в регионе Ближнего Востока и гонке ядерных вооружений с труднопредсказуемыми последствиями.

Являются ли вышеуказанные примеры взаимодействия во внешнеполитической области проявлением российско-иранского стратегического партнёрства или же это проявления политической конъюнктуры, временный тактический союз для преодоления конкретно возникших угроз?

Как представляется, сегодня по многим проблемам наше сотрудничество всё же носит ситуативный характер – как реакция на возникающие проблемы. Однако оперативного взаимодействия в кризисных ситуациях недостаточно для выстраивания стратегического партнёрства. Для этого нужны общность далеко идущих стратегических целей, наличие согласованной долгосрочной программы действий по решению, а лучше – предотвращению возможных кризисных ситуаций, полного взаимопонимания и доверия. Такой согласованной конкретной программы действий по Сирии у нас нет.

Если в тактическом плане позиции России и Ирана совпадают, то в стратегическом видении будущего Сирии полного единства мы не достигли. Россия видит Сирию светским государством с равным представительством и правами всех этноконфессиональных групп населения. Главным Россия считает сохранение сирийской государственности и формирование коалиционного правительства из сторонников Башара Асада и представителей неэкстремистской части оппозиции. Иран же выступает за формирование госструктур Сирии с ведущей ролью алавитов во главе с Башаром Асадом для укрепления своих военно-политических позиций в Сирии и на Ближнем Востоке в целом через создание так называемой «шиитской оси».

В более широком смысле российские интересы на Ближнем Востоке многоплановы. Она ищет взаимопонимания и стремится к налаживанию конструктивных отношений со всеми странами региона, включая Израиль и Саудовскую Аравию, с которыми у Ирана сохраняются напряжённые отношения. Это вряд ли способствует налаживанию стратегического партнёрства.

Одного тактического союза в противодействие давлению США и Запада также недостаточно, чтобы говорить о стратегическом партнёрстве. Тем более что в самом Иране нет единства по этому вопросу. Либерально-реформистское крыло иранского руководства во главе с президентом Хасаном Рухани настроено на развитие торгово-экономических и других связей с западными странами, что в свою очередь вызывает негативную реакцию консервативной части руководства ИРИ.

Выстраивание стратегического партнёрства невозможно без создания сильной, многофункциональной инфраструктуры торгово-экономических связей. Сегодня их состояние является неудовлетворительным. Товарооборот между Россией и Ираном находится на низком уровне. Работа совместной межправкомиссии, делового совета и других отраслевых подразделений во многом носит формальный характер. Реализация принимаемых ими решений затягивается даже в тех областях, где имеется реальная взаимная заинтересованность в сотрудничестве, например в энергетике, транспорте, машиностроении, нефтегазовом секторе, сельском хозяйстве. Среди причин этого – разные стереотипы и правила ведения бизнеса, проблемы финансирования, страхования и осуществления банковских операций, традиционная ориентация крупного иранского бизнеса на западные страны в стремлении получать там инвестиции и передовые технологии, которых зачастую не хватает у России.

Для выправления складывающейся в торгово-экономических отношениях ситуации необходимы не только политическая воля руководства двух стран, но и активизация усилий заинтересованных в сотрудничестве бизнес-групп и компаний обеих стран, более энергичный поиск взаимоприемлемых решений существующих проблем, отказ от стремления получить односторонние выгоды и преимущества, готовность диверсифицировать торгово-экономические связи.

Исключительно важным для налаживания отношений стратегического партнёрства является укрепление доверия и преодоление исторических предубеждений и предрассудков в отношении друг друга, связанных с различными страницами истории наших двусторонних отношений. Постоянное будирование прошлых обид и подозрений не укрепляет наших отношений, а лишь играет на руку противникам их развития. Пусть этими вопросами в спокойной академической обстановке занимаются наши историки и учёные. Более важной задачей является укрепление доверия и взаимопонимания между нашими странами через развитие культурных связей и межчеловеческих контактов.

С учётом вышеизложенного характеризовать российско-иранские отношения в качестве стратегического партнёрства сегодня преждевременно. Вместе с тем следует подчеркнуть, то у наших отношений есть прочная фундаментальная правовая база для успешного развития многопланового и эффективного взаимодействия. Это Договор об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран, заключённый в 2001 году.

*Запрещена в РФ.

 

Источник

Прочитано 592 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии