Брюссель слишком далеко от Еревана. Москва – ближе

Четверг, 05 июля 2018 04:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Реальная политика Николы Пашиняна: какие экономические преобразования сумеет провести новоизбранный премьер-министр Армении, какое развитие может получить при нем карабахский вопрос?

На вопросы «Ритма Евразии» ответили известные эксперты: Александр Скаков – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН и Владимир Лепёхин – кандидат философских наук, директор Института ЕАЭС.

   


Александр Скаков:

Разрушение взаимодействия Москвы, Брюсселя и Вашингтона по нагорнокарабахскому конфликту имело бы крайне негативные последствия для стабильности в регионе


– Александр Юрьевич, от каких качеств премьер-министра Пашиняна, первого лица Армении, будет зависеть социально-политическая стабильность в парламентской республике?

 – В Армении годами накапливалась «усталость» общества. Бывшему президенту С. Саргсяну стоило бы попытаться остаться теневым лидером и не идти в премьеры. В тех условиях альтернативой мог стать кто угодно, любой достаточно креативный политик и оратор, способный сыграть на митинговой стихии. Достаточно случайно им оказался Никол Пашинян – это его шанс, но это и шанс всего армянского общества. Абсолютно очевидно, что требуются если не солидный политический опыт, то хотя бы мобильность, обучаемость, способность менять свои подходы и учиться, в том числе на своих ошибках.

 – Одно из заявлений Пашиняна – о «великой репатриации», репатриации капитала, идей, проектов и людей. Насколько состоятельны такие планы? Захотят ли преуспевающие на Западе армяне вернуться в Армению? Иных Пашинян, скорее всего, не имеет в виду.

– Заявление вполне логичное и оправданное, другой вопрос, насколько оно осуществимо. С одной стороны, Н. Пашинян имеет сейчас некий карт-бланш на преобразования, он способен изменить существующую в стране общественно-политическую систему с её клановым содержимым, может переформатировать местную политическую элиту. С другой стороны, приходя к власти, он, очевидно, дал некие гарантии экс-элите, окружению бывшего президента, иначе за него просто не проголосовали бы в парламенте, а функционеры Саргсяна легли бы костьми и не остановились бы перед применением силы с целью не допустить смены власти.

Эти обязательства Пашиняна могут ему помешать, впрочем, здесь все зависит от его мобильности и креативности. Что же до «репатриации» – это проблема и беда Армении, что основная часть ее человеческого, интеллектуального, финансового, научного и т.д. капитала находится за пределами страны. И выезд из страны в последние годы не сокращался, а рос или оставался на стабильно высоком уровне. Таким образом можно получить «Армению без армян», и это – вызов для национального проекта. Удастся ли переломить эту тенденцию – большой вопрос, и я не могу не сомневаться в этом.


– Пашинян первым делом посетил Степанакерт, намерен добиться признания НК международным сообществом и возвращения Карабаха за стол переговоров. С чем Азербайджан не согласен. В каком русле получит развитие карабахский вопрос при Пашиняне по вашему прогнозу?

 – В этом плане позиция Пашиняна логична, но ничего нового здесь нет. В самом деле, Нагорный Карабах некоторое время был стороной конфликта, и вполне оправданно и закономерно, если он ей снова станет. Без Степанакерта конфликт неразрешим, это очевидно. По крайней мере, мирным путем. Но на сегодняшний день этого не допустит Азербайджан. Используя некоторые двусмысленности в документах 1990-х гг., он будет настаивать на участии в переговорах не только НКР (армянской общины Нагорного Карабаха), но и его азербайджанской общины (беженцев). А это, понятно, недопустимо для армянской стороны. Поэтому остается два пути – либо война, либо принуждение Азербайджана к результативным мирным переговорам (без участия «азербайджанской общины») со стороны международного сообщества. Ни тот ни другой вариант пока не актуальны.

 – Внешний игрок – Турция разве откажется от требований к Армении по вопросу территориальных уступок в Нагорном Карабахе?

 – Для Турции Нагорный Карабах – это лишняя головная боль, он ей не нужен. И в Анкаре не очень-то довольны тем, что хвост пытается вертеть собакой, как они считают, то есть что Азербайджан пытается определять политику Турции. Могу напомнить, что, когда Турция попыталась пойти на примирение с Арменией, последовал «энергетический шантаж» со стороны Баку. Не думаю, что в Анкаре об этом забыли. Турция, как экономическая держава, заинтересована не в квадратных километрах каменистой земли Арцаха, а в армянском рынке. Анкара, учитывая общую границу с Арменией, может просто её «съесть» вместе с Нагорным Карабахом.

 – В переговорах с Владимиром Путиным Никол Владимирович заверил, что связи и отношения с Россией и партнёрство с ЕАЭС только улучшатся…

– Армения на сегодняшний день обречена быть союзником России, и хотя Пашинян-политик может этого не хотеть, но Пашинян–лидер страны не имеет другого варианта. Членом ЕС или НАТО Армения в реальной перспективе не станет, тем более что членом НАТО является Турция. И кто тогда даст хотя бы минимальные гарантии безопасности Армении? Только Россия. Россия имеет обязательства в сфере безопасности перед Арменией, Россия практически бесплатно дает Армении новейшие системы вооружений.

А у Армении с двух сторон – Азербайджан (военный противник) и Турция (официальные отношения отсутствуют, а будущее Турции не может считаться определенным), с двух сторон – Иран (а что будет с ним? Не решит ли Трамп устроить еще один Ирак?) и Грузия (исторически не самый дружественный партнер для независимой Армении). Куда должна в этой ситуации смотреть Армения? Гораздо выгоднее и умнее играть на противоречиях, быть посредником и пытаться быть арбитром, чем вставать на одну сторону. Брюссель находится слишком далеко от Еревана, Москва находится ближе.

 – Учитывая напряженные отношения с Россией, ЕС и Америка не вздумают ли принять меры по нивелированию роли Москвы в карабахском вопросе? К каким деструктивным последствиям для сторон конфликта может привести возможное вмешательство (политическое и силовое) Евросоюза и США?

 – ЕС и США в настоящее время не имеют ресурсов для урегулирования нагорнокарабахского конфликта и дальнейшего вытеснения России из данного региона. Если бы такие ресурсы были, они были бы использованы. Но здесь слишком много игроков, не стоит сбрасывать со счетов и Иран. Тем более какой-либо сценарий действенного и долгосрочного разрешения нагорнокарабахского конфликта просто отсутствует, и это касается всех игроков, и России в том числе. В настоящее время Минская группа является одним из немногих форматов, где между Россией и «коллективным Западом» отсутствуют глубинные противоречия, и никто не заинтересован в их появлении.

Ситуация, конечно, может измениться, и на нее могут повлиять осложнение иранской проблемы, ухудшение ситуации в этой стране, попытка силового воздействия на Тегеран со стороны США и/или Израиля и т.д. Но это больше из сферы гипотетичного. Разрушение взаимодействия Москвы, Брюсселя и Вашингтона по нагорнокарабахскому конфликту имело бы крайне негативные последствия для стабильности в регионе. Любой серьезный военный конфликт между Арменией и Азербайджаном не ограничится зоной Нагорного Карабаха и двумя или тремя участниками. И в этом случае перед Минской группой встанет вопрос: что делать? Удастся ли найти взаимопонимание между Москвой, Брюсселем и Вашингтоном по вопросу ответных шагов и согласованной реакции? По сути, речь будет идти о проведении миротворческой операции, а учитывая крайне низкий уровень доверия между основными внешними акторами, найти общий язык будет сложно.



Владимир Лепёхин:

И пусть никого не смущает, что Армения не собирается выходить из ЕАЭС


– Владимир Анатольевич, как вы оцениваете меры, недавно предпринятые новоизбранным премьером Пашиняном – инициирование перевыборов парламента, внесение изменений в избирательный кодекс РА?

 – Никол Пашинян продавил через парламент решение о досрочных парламентских выборах. Ранее, напомню, депутаты Народного собрания в массе своей были за то, чтобы сохранить свои мандаты до очередных выборов. Зачем это нужно Пашиняну? Разумеется, не для того, чтобы укреплять какие-то демократические институты. Дело в том, что через год-два эйфория от его утверждения премьер-министром страны поубавится: нужно будет демонстрировать народу результаты «реформ», а их, очевидно, не будет. Следовательно, нужно ковать железо, пока горячо: идти на выборы на максимуме популярности. Тогда есть шанс победить на выборах в НС РА со значительным преимуществом, после чего установить в стране «либеральную диктатуру».

Ничего полезного в этом для армянского народа я не вижу. Нужно понимать, что «бархатная революция» имела как позитивные, так и (будем честными) отрицательные стороны. Плюсы состоят в том, что был низложен ненавистный большинству армян Серж Саргсян, негатив же состоит в том, что вместо самостоятельного и по-настоящему патриотического лидера улица привела к власти проамериканского политика, главной задачей которого является разворот страны в сторону Запада.

Очевидно, что народу Армении будут предложены популистские меры вместо реальных реформ и подлинной демократии. Это уже происходит.

К сожалению, многие простые армяне, а особенно представители так называемой столичной «мажорной» молодежи, повторяю, сегодня пребывают в эйфории, не хотят слышать правды и обижаются на обоснованные прогнозы некоторых россиян (включая автора этих строк), критикующих не армян и Армению, а отдельных представителей армянских элит, заигравшихся в «большую» политику.

– Антикоррупционная волна в Армении затронула важные стратегические сферы и известных персон. Завершится ли акция верховенством закона и прав граждан, достижимо ли оно в пределах срока премьерства Пашиняна? Сможет ли он сломать систему клановости?

 – Самое простое, что сегодня может сделать Никол, это объявить начало борьбы с коррупцией. Во-первых, этого очень ждет народ. Во-вторых, в его распоряжении имеются методички о проведении такой борьбы, неоднократно использованные в самых разных странах, попавших под контроль западной «демократии».

Разумеется, успеха в этой борьбе не будет. Ведь Пашинян не собирается менять существующую олигархическую систему на солидарное общество, например. Ему это просто не дадут сделать западные контролеры. На самом деле «борьба с коррупцией» по названной выше методичке позволяет зачистить конкурентные кланы. Разумеется, народ будет аплодировать заведению уголовных дел на Кочаряна, Саргсяна и их партнеров. Но на их место просто придут другие, свои коррупционеры.

– В виртуальной реальности мнения о главе Армении полярные: «Пашинян в нужный момент «сольёт» Армению Соединенным Штатам», «Армения при Пашиняне может стать мостом между Россией и Америкой, Россией и ЕС». Что вероятнее в реальной политике этой страны?

 – Как только какая-то страна объявляет себя «мостом», пиши пропало: за подобной формулой стоит неспособность элит превратить свою страну в самостоятельный берег и, по сути, отдельные постсоветские страны прикрывают образом «моста» свой дрейф на Запад. Мы помним, как носился с этим образом экс-президент Украины Янукович и что из этого в итоге вышло.

Кроме того, Россия не нуждается ни в каких мостах с Европой или Китаем. Это – самостоятельный континент, ведущий диалоги напрямую.

Наконец, нужно четко уяснить себе, что Армения в период Саргсяна не была моновекторной страной. Саргсян как раз попытался изобразить мост между ЕАЭС и ЕС (заключив соглашение с последним о сотрудничестве), подписав себе в итоге приговор. А вот сейчас, при Пашиняне РА становится моновекторной, взяв курс на Запад. И пусть никого не смущает, что Армения не собирается выходить из ЕАЭС. Это членство для соратников Пашиняна – лишь формальность, дающее РА право на определенные преференции.


 – Благодарим уважаемых экспертов за интервью.

Прочитано 305 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии