Российские комплексы С-300 меняют расстановку сил в сирийском противостоянии

Понедельник, 15 октября 2018 04:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Вашингтон перебрасывает на Ближний Восток истребители-«невидимки»

В рамках анонсированных ранее министром обороны России Сергеем Шойгу поставок сирийской армии зенитно-ракетных систем С-300 Москва передала Дамаску 49 единиц техники. «В соответствии с решением президента мы приступили к выполнению ряда мероприятий, направленных на усиление систем ПВО Сирийской Арабской Республики, направленных, в том числе и в первую очередь, на защиту наших военнослужащих. Мы завершили поставку комплексов С-300. Это включает в себя 49 единиц техники: локаторы подсветки, естественно, основные системы определения, машины управления и четыре пусковые установки», – сказал 2 октября глава российского военного ведомства. Соответствующая работа была завершена уже к 1 октября, а сирийских специалистов уже начали обучать управлению системой С-300, на что понадобится не менее трёх месяцев.

«Что касается единой системы управления всей сетью ПВО, мы также приступили к поставкам оборудования, завершим полностью всю работу с подготовкой и обучением экипажей, завязыванием в единую сеть к 20 октября», – отметил С. Шойгу и добавил, что российские специалисты по радиоэлектронной борьбе уже сегодня контролируют основное направление, с которого шли заходы на сирийскую территорию: «Мы значительно усилили и включили систему радиоэлектронной борьбы. Добавили туда дополнительное оборудование. В результате сегодня мы контролируем ближнюю зону до 50 километров и дальнюю зону – основное направление, с которого происходили заходы на сирийскую территорию – контролируем на 200 километров».

Очевидно, чтобы ни у кого не осталось сомнений, сетевое издание RT продемонстрировало 3 октября предоставленные Министерством обороны кадры доставки в Сирию силами военно-транспортной авиации комплексов С-300, ракет-перехватчиков, радаров и другого оборудования, призванного повысить потенциал сирийской армии в противостоянии качественно новым вызовам. В том, что ситуация в небе над Сирией может обостриться в любой момент, убеждает информация сайта DEBKA (если, конечно, его источники не выдают желаемое за действительное) о распоряжении Дональда Трампа о немедленной передаче Израилю выполненных по технологии Stealth дополнительных истребителей F-35 из находящихся в боевой готовности эскадрилий ВВС США. Соответствующее решение якобы было принято после консультаций высшего уровня между Вашингтоном и Западным Иерусалимом и связано с «угрозой» для израильских воздушных операций в Сирии после недавних шагов российского руководства. Кроме того, правители Саудовской Аравии и ОВЭ уведомлены о скорой передислокации первой на Ближнем Востоке эскадрильи F-35 на авиабазу Аль-Дхарфа в 32 км к югу от Абу-Даби. Таким образом, США и Израиль демонстрируют решимость США и Израиля поддерживать безнаказанный характер операций ЦАХАЛ на территории соседней страны.

Входящий в «узкий» военно-политический кабинет министр регионального сотрудничества Израиля Цаки Ханегби полагает, что эффективность израильских ВВС от поставок российских С-300 в Сирию не пострадает, так как «у нас есть малозаметные истребители, эти батареи даже не смогут их отследить». По его словам, поставка С-300 в Сирию «безусловно» не сможет остановить нанесение Израилем ударов по территории страны, а российские зенитные комплексы могут быть уничтожены как с воздуха, так и с земли.

В свою очередь, заместитель министра иностранных дел России Сергей Вершинин заявил о том, что Москва надеется на здравомыслие Израиля в том, что касается его действий в регионе и исходит из того, «…Сирия не должна быть ареной для сведения счетов, которые не связаны с борьбой с терроризмом». Военный обозреватель Виктор Баранец приводит мнение бывшего главы ГСКБ «Алмаз-Антей» Игоря Ашурбейли о том, что появление в Сирии даже одного дивизиона С-300 способно внести серьёзные изменения, в том числе – в психологию ведения израильтянами военных действий против сирийцев.

Траектория полётов разведывательных самолетов ВВС США, 5 октября 2018 г.

* * *

Выступая 29 сентября на очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем в очередной раз потребовал незамедлительного вывода американских, французских и турецких войск с территории страны. Разумеется, обращение адресовано прежде всего Вашингтону: проамериканские «Сирийские демократические силы» (SDF) контролируют примерно 25-30 процентов Сирии, включая основные нефтегазоносные районы. Несмотря не то, что контролируемая боевиками запрещённой в России террористической группировки «ИГ» сократилась до минимума (1), американцы собирают их также на базе в Эт-Танфе и некоторых других местностях, где готовят для дальнейшего противоборства сирийской армии. Ранее сирийское информационное агентство SANA сообщало об очередном факте эвакуации силами проамериканской «международной коалиции» террористов «ИГ», включая некоторых главарей группировки, из провинции Дейр-эз-Зор. «Я хочу им сказать, что это напрасные усилия, что это нереально, что это носит агрессивный характер. Они уже пробовали посылать группы к Пальмире, где эти группы были уничтожены», – заявил глава сирийской дипломатии. Дамаск намерен очистить всю территорию страны от террористов и незаконного иностранного присутствия: «К разочарованию некоторых, мы сейчас, спустя семь лет, говорим…, что ситуация на местах стала более безопасной и стабильной и что битва с терроризмом практически закончена. Мы привержены продолжению священной битвы, пока не очистим всю территорию Сирии от террористических групп и незаконного иностранного присутствия».

4 октября постпред США на Конференции по разоружению в Женеве Роберт Вуд, комментируя возможность вывода американской базы из района расположения лагеря Эр-Рукбан на юге Сирии, заявил, что США будут сохранять свое присутствие в САР столько, сколько посчитает нужным президент Дональд Трамп. «Этот лагерь находится в зоне Эт-Танфа, которая незаконно контролируется американцами. Американцы должны оттуда уйти. Пока они не уходят, получается, что этот лагерь находится под их прикрытием. И вся территория — достаточно обширная. К сожалению, по некоторым данным, эта территория используется, в том числе, для того, чтобы террористы, игиловцы там устраивали себе пересменку, отдыхали. Это с любой точки зрения плохо», – ответил на это замминистра. Ликвидация лагеря необходима для того, чтобы его обитатели вернулись к местам своего постоянного проживания.

Что касается объявленной недавно по результатам российско-турецких договорённостей «демилитаризованной зоны» в Идлибе, то здесь, по мнению В. Муаллема, решающее слово за Турцией, способной решить проблему отвода отрядов запрещённой в России террористической группировки «Джебхат ан-Нусра»: «Те, кто пришел в Идлиб, пришли туда через Турцию, поэтому турки знают, кто там находится, как они пришли туда и откуда пришли. И было бы естественно, чтобы они вернулись к ним в страну». Как и в остальных районах страны, боевики могут использовать право на амнистию и участие в региональных процессах примирения, сложить оружие и вернуться туда, откуда они пришли, вернуться в свои провинции: «В конце концов, они сирийские граждане, и у них есть свои права и обязанности. Поэтому решение возможно, а Турция знает каждого из них».

Подписанная карта демилитаризованной зоны в провинции Идлиб

К сожалению, ситуация на северо-западе страны остаётся предельно сложной. Что-то мешает поверить бодрым рапортам некоторых местных СМИ чуть не о добровольном роспуске некоторых структур «Джебхат ан-Нусры» (но не «Хайят Тахрир аш-Шам») и о выводе ими тяжелых вооружений из «демилитаризованной зоны»; представляется, что это возможно лишь под очень высоким давлением турецкой армии и спецслужб. Пока же, несмотря на установленный режим прекращения боевых действий, нарушения режима прекращения огня со стороны боевиков не прекращаются. Только 30 сентября «в течение суток были зафиксированы обстрелы населенных пунктов Икко (трижды), Джубб-Эз-Заур (дважды), Арифат, Сафкун, а также позиций правительственных войск в районе гор Джебель-Каструн и Нова в провинции Латакия, района Маканис-Эд-Дувайри (дважды) города Алеппо», сообщил начальник российского ЦПВС В. Савченко.

Согласно заявлению «мониторингового центра по правам человека в Сирии», достаточно влиятельная в Идлибе протурецкая группировка «Файлак аш-Шам» (около 10 тысяч боевиков, часть провозглашённого в августе «Фронта национального освобождения») вроде бы начала исполнять достигнутые между Москвой и Анкарой соглашения по Идлибу: «Начиная с утра [30 сентября] группы Исламского корпуса «Файлак аш-Шам» начали вывод тяжёлого вооружения, танков и артиллерии из демилитаризованной зоны на юге провинции Алеппо, а также из западных пригородов самого Алеппо». Однако в тот же день сами боевики опровергли сообщения о том, что их силы начали выходить из буферной зоны в провинции Идлиб. Более того, подтверждая наихудшие прогнозы, сирийские СМИ в конце сентября писали о готовящемся прорыве боевиков запрещённой в России группировки «Тахрир аш-Шам» на северо-восток провинции Латакия. 29 сентября к числу противников российско-турецких договорённостей примкнула группировка «Джейш аль-Изза» (2) пользовавшаяся поддержкой США и некоторых арабских стран. Она контролирует ряд. Группировка одно время сблизилась с Турцией, однако затем отношения между ними охладели после того, как она отказалась присоединиться к протурецкому альянсу «Национальный фронт освобождения».

Террористы Джиср-эш-Шугура недовольны сочинскими соглашениями президентов России и Турции по Идлибу

Ранее это соглашение отвергла связанная с «Аль-Каидой» джихадистская группа «Хурас ад-Дин». Основная группировка «Тахрир аш-Шам», контролирующая более половины территории Идлиба, также явно не собирается его выполнять. Несмотря на предпринимаемые усилия, всё это делает попытки создать демилитаризованную зону в этой провинции во многом иллюзорными.

* * *

Отвечая на посвящённый Сирии вопрос в ходе Российской энергетической недели, Президент России В. Путин указал на причины сохраняющейся в Сирии напряжённости и путях её постепенного преодоления:

«Первая – это Соединённые Штаты должны получить мандат Совета Безопасности ООН на присутствие своих вооружённых сил на территории третьей страны, в данном случае на территории Сирии, или получить приглашение от правительства, законного правительства Сирийской Арабской Республики на то, чтобы разместить там с какими-то целями свои контингенты. Международное право другого, третьего, способа присутствия одной страны на территории другой не предусматривает… Достаточно просто почитать Устав Организации Объединённых Наций и понять, что я прав, здесь я вам никакой новости не скажу, – [США] нарушают Устав ООН, нарушают международное право: присутствие на территории другой страны без разрешения Совета Безопасности ООН, без резолюции соответствующей и без приглашения правительства этой страны. Ничего здесь хорошего нет.

Мы исходили из того, что мы, тем не менее, сотрудничаем в Сирии с американскими партнёрами в борьбе с терроризмом, борьбе с ИГИЛ. Но по мере того, как ИГИЛ перестаёт существовать на территории Сирии, никакого другого объяснения, даже за рамками международного права, вообще не существует… Мы должны стремиться к тому, чтобы вообще никаких иностранных войск третьих государств на территории Сирии не было. Вот к этому нужно и двигаться… включая Россию, если это будет принято на уровне Правительства Сирийской Арабской Республики». По мнению главы российского государства, недавняя сделка между Россией и Турцией «предотвратила очередное кровопролитие. Как вы помните, заключается она в том, что мы договорились создать демилитаризованную зону глубиной 15–20 километров внутри, зону деэскалации в районе города Идлиб, идлибской зоны так называемой. И я хочу отметить, что мы сейчас действительно активно работаем над реализацией этих соглашений, в том числе наши турецкие партнёры. Мы фиксируем это, мы видим это, мы им благодарны за это и будем работать с ними дальше при поддержке в данном случае Ирана».

«Последняя сделка между Москвой и Анкарой по созданию демилитаризованной зоны в провинции Идлиб приостановила, по крайней мере, временно, возможное наступление, – пишет аналитик Atlantic Council Дж. Дахер в материале, посвящённом третьей годовщине начала российской военной операции в Сирии. – Она еще раз продемонстрировал ключевую роль России в этом конфликте, давая понять, что любые действия Соединенных Штатов должны учитывать интересы России, чтобы достичь жизнеспособного решения. Военное вмешательство позволило России стать ключевым действующим лицом в конфликте и в постконфликтной реконструкции. Это продемонстрировало принципиально новый военно-политический потенциал России на международной арене». В противовес первоначальным ожиданиям «нового Афганистана» многих своих коллег, автор признаёт, что России удалось резко изменить траекторию конфликта в пользу «режима Асада». Помимо успехов на поле боя, Дамаск не без помощи Москвы добился значительных политико-дипломатических успехов, в том числе в плане восстановления связей с Египтом, Тунисом, Иорданией, Бахрейном и другими странами, первоначально поддержавшими так называемые «мирные выступления сирийской оппозиции». Надо полагать, что как данные несомненные обстоятельства, так и новые дипломатические предложения Президента России, уже в ближайшее время получат ответ в виде очередной волны деструктивных действий на всех уровнях, направленных на очередную вооружённую эскалацию в Сирии и вокруг неё.

Андрей Арешев

Примечания

(1) По данным августовского доклада ООН, несмотря на разгром группировки и почти полное прекращение пополнения ее рядов со стороны иностранных наёмников, в Сирии и Ираке остаются от 20 до 30 тысяч террористов «ИГ».
(2) Около 2500 боевиков, контролирующих ряд районов на севере провинции Хама и сопредельные с ними районы в провинции Идлиб.

Прочитано 64 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии