Шагреневая кожа по-армянски: как Санасарян «напомнил» властям о презумпции невиновности

Вторник, 05 марта 2019 05:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Знаменательнейшее событие произошло в Армении: «бархатная» власть в лице Давида Санасаряна наконец вспомнила о существовании понятия презумпции невиновности. Более того, она вспомнила даже о конфиденциальности информации во время предварительного следствия. Вспомнила, когда дело коснулось ее самой, когда уже никого из «бывших» и посторонних ни за какие уши не притянешь.

Начальник Государственной контрольной службы (ГКС) Армении Давид Санасарян в пятницу был вынужден отвечать на вопросы журналистов по делу, в рамках которого задержаны его подчиненные. Не то, чтобы его ответы были сенсационными, сенсация была в другом – новая власть вспомнила о презумпции невиновности и о важности неразглашения информации в рамках предварительного следствия.

И ГКС, и Служба национальной безопасности (СНБ) Армении долго мялись, прежде чем выдали внятную информацию о том, что произошло в Госконтрольной службе. Сомнений в том, что произошло нечто экстраординарное, не было ни у кого, слухи, как водится, разрастались, но, наконец, из СНБ объяснили суть дела.

Сообщение практически повторило то, что было известно уже несколько дней благодаря утечкам информации. Начальник управления по контролю за госзакупками Самвел Адян и другой сотрудник Службы – специалист по медоборудованию Геворк Хачатрян – были задержаны в рамках уголовного дела, возбужденного в связи с предполагаемым вмешательством в тендер по поставкам медоборудования для гемодиализа.

Если вкратце, то в Службе решили, что отныне оборудование для гемодиализа должна поставлять другая организация, не та, что занималась этим до сих пор. И вот некая компания «Зорашен», ранее занимавшаяся мебельным бизнесом, решила попробовать силы в здравоохранении. Для того чтобы она могла выигрывать тендеры на поставки, стараниями сотрудников Службы были изменены конкурсные условия в сторону понижения уровня требований, а следовательно, качества оборудования.

Коррупция? Нет, не слышали, мы ее уже сто пятьдесят раз победили за неполный год, что вы, что вы…

Сейчас двое арестованы, а Давид Санасарян характеризует их, как «образцовых» сотрудников. И ничего, что из-за таких «образцовых» завтра могут умереть более шестидесяти больных только в Ванадзоре, для которых один день промедления может стать фатальным.

Да, конечно, вину этих сотрудников надо доказать, ведь есть важнейший принцип презумпции невиновности. Да, нельзя разглашать информацию предварительного следствия и до решения суда называть человека преступником.

Только вот несказанно удивляешься, когда об этом напоминает Давид Санасарян. Хотя, наверное, это другой Давид Санасарян заявлял о «800-миллионных злоупотреблениях» в ЕГУ и обвинял ректора Арама Симоняна в чем угодно, забыв о презумпции невиновности и недопустимости разглашения следственной информации. Кстати, упомянутые им 800 миллионов драмов по ходу дела скукоживались, как шагреневая кожа и остановили таяние на, кажется, всего 50 миллионах. И то еще большой вопрос – были ли нарушения?

Это, наверное, какой-то другой министр образования, не наш (имеется в виду глава Минобрнауки Армении Араик Арутюнян. — ред.), говорил, что ректор ЕГУ «ассоциируется с многочисленными негативными явлениями». Вот так – «ассоциируется», и прощай, презумпция невиновности. Креститься надо, когда «ассоциируется».

Без итогов аудиторской проверки, абсолютно без аргументов, тот же министр буквально назвал соучредителя Образовательного фонда «Айб» и председателя совета попечителей одноименной школы иерея Месропа человеком, «нанесшим самый большой вред системе образования».

Это, наверное, какая-то другая власть, а не «бархатная», безо всяких на то оснований обвинила директора Всеармянского фонда «Айастан» в том, что он якобы проиграл в казино более четверти миллиона долларов из средств фонда. Потом оказалось, что Варданян не то, что сотни тысяч долларов, а вообще ничего не растратил – зато раздуто все было очень помпезно, без следствия, без презумпции невиновности.

В отношении Манвела Григоряна, Александра (Сашика) Саргсяна и других пресловутая презумпция невиновности тоже не действовала. В результате знаменитые «тушенки» больше не упоминаются, а дорожные камеры и регистраторы, которые, как заявлялось, «работают на Сашика» и ему принадлежат, оказались собственностью государства.

Можно привести еще массу примеров, когда словно специально попиралась эта самая презумпция, когда люди объявлялись преступниками еще до завершения даже предварительного следствия.

А теперь вдруг вспомнили о ней. О неразглашении информации следствия тоже вспомнили – когда коснулось их кадров, их сотрудников. Нет, конечно, стоять горой за своих, весьма похвально для любого руководителя, вот только почему так избирательна эта принципиальность?

С другой стороны, конечно, обнадеживает, что и «своих» могут привлечь к ответственности. Хотя поживем – увидим, чем все закончится. Только почему-то кажется, что далеко не в одном этом ведомстве недовыкорчевали коррупцию. Но оставим это компетентным органам и не станем сами нарушать основополагающие принципы.

Кстати, в четверг с треском провалилась попытка властей отправить в отставку ректора ЕГУ Арама Симоняна.

Рубен Гюльмисарян

Источник: Sputnik 

Прочитано 103 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии