Третья Карабахская: некоторые предварительные итоги с надеждой на мир

Вторник, 13 октября 2020 04:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

В зоне карабахского конфликта установилось хрупкое перемирие.

Несмотря на спорадический обмен ударами на отдельных участках фронта, можно начать подведение предварительных военно-политических итогов самых масштабных боестолкновений с окончания первой карабахской войны (1991 — 1994 гг.).

Каждой из сторон есть что отнести в свой актив. Их потери также достаточно чётко выражены. Армения и Нагорный Карабах сорвали главную задачу всей военной кампании Азербайджана — блицкриг со взятием под контроль в течение первой недели как минимум половины территорий, контролируемой противником. Эта задача по прошествии почти двух недель боёв большой интенсивности, с применением практически всего арсенала ударных систем ВС Азербайджана и при задействовании их элитных и резервных частей, оказалась не выполнена. Судя по сотням, если не тысячам соответствующих заявлений азербайджанского лидера за 17 лет его пребывания у власти о подавляющем военном превосходстве Азербайджана над «армянским оккупантом», ничего, кроме блицкрига, просто не могло быть…

Предстоит ещё уточнить, сколько территорий из так называемого пояса безопасности вокруг непризнанной Нагорного-Карабахской Республики (НКР) — семь районов бывшей Азербайджанской ССР, находившихся с 1994 года под контролем армянской стороны (два из них — Агдамский и Физулинский — частично) азербайджанским войскам удалось отбить. Но уже сейчас можно констатировать, что эти территориальные потери не являются критическими для обеспечения обороноспособности Нагорного Карабаха. Более того, «пояс безопасности» показал свою незаменимость и фактически полностью оправдал своё условное название. Не будь его, азербайджанские танки стояли бы как минимум в предместьях карабахской столицы Степанакерта.

Азербайджан в последние дни до перемирия, установленного с полудня 10 октября, бросил на фронт свою бронетанковую «гвардию» в лице механизированных бригад из состава 4-го армейского корпуса (штаб в Баку), полностью укомплектованных танками Т-90. Однако перелома это не внесло. Рельеф местности, фортификационные сооружения, слаженные и умелые действия армянских подразделений подавили наступательный потенциал азербайджанских сил на земле.

Их потери, как и понесённый урон армянских войск, заслуживает отдельного исследования. Впрочем, даже с учётом довольно ощутимого преувеличивания потерь противоположной стороны, можно с уверенностью сказать, что Баку столкнулся не просто с крупными, а в течение нескольких лет невосполнимыми потерями в живой силе и технике.

Линию обороны Армения и Нагорный Карабах в целом удержали, но как таковой её в настоящее время уже нет. Ситуация на местах свелась к прямому контакту сторон на поле боя, которые разделяют уже не линия оборонительных сооружений армянских войск, а «нейтральные» территории, находящиеся под огневым контролем и тех и других.

Президент Ильхам Алиев сразу обозначил результат в виде сокрушения первой, а на некоторых участках и второй линии обороны армян, связав его с разрушением статус-кво в регионе конфликта. Очевидно, это можно отнести в приобретённый по итогам боёв актив Баку. Хотя и здесь следует не спешить с выводами, учитывая просто колоссальные потери азербайджанцев в живой силе и бронетехнике.

Алиев требовал график вывода армянских сил из всех, подчеркнём — именно всех, районов из пояса безопасности, включая Кельбаджар и Лачин, которые находятся непосредственно между Арменией и Нагорным Карабахом, до окончания, как отмечал сам лидер крупнейшей закавказской республики, «военной фазы» конфликта. Перемирие же было заключено без взятия армянской стороной на себя каких-либо обязательств в этом вопросе.

Премьер-министр Никол Пашинян в свою очередь уже в первые дни боёв поднял вопрос признания Арменией независимости Нагорного Карабаха, чего не произошло до сих пор.

Азербайджанское руководство продемонстрировало, что у конфликта есть, опять же по словам Алиева, «военное решение». У Еревана и Степанакерта есть серьёзные аргументы утверждать обратное, ибо если бы таковое было в реальности, то Баку ничего бы не остановило на исходе второй недели боёв.

Комментировать последствия боевых действий во внутриполитическом контексте Армении и Азербайджана мы считаем неуместным. В обеих республиках продолжает действовать военное положение, ситуация в регионе и так предельно накалена, и любые рассуждения о том, кто выиграл, а кто проиграл на внутреннем фронте представляются крайне нецелесообразными с учётом хрупкости режима прекращения огня. Россия сыграла в его установлении решающую роль, как она это сделала и в 1994 году, и в 2016-м, погасив тогда своими посредническими усилиями огонь Четырёхдневной войны. И сейчас для всех главное закрепить режим перемирия, не допустить дальнейшего кровопролития, принявшего за эти две недели просто ужасающие масштабы.

Между тем при анализе информационного и дипломатического ракурса итогов третьей карабахской войны, с нашей точки зрения, можно уверенно назвать победителя. Армении удалось донести до своих союзников и партнёров, международного сообщества сразу несколько информационных сюжетов и «картинок», которые в конечном итоге сыграли свою роль в привлечении активного внимания ведущих государств мира к тому, что происходит в Нагорном Карабахе. Это переброска Турцией в регион боевиков-наёмников, в том числе и террористических элементов, на что обратила внимание Служба внешней разведки России, для их участия в боях на стороне Азербайджана. Это самое что ни на есть прямое вовлечение Турции в боевые действия в виде широкого задействования её военных «инструкторов» на земле в Карабахе, использование турецких ударных систем и соответствующего персонала ближневосточной страны — члена НАТО. Наконец, руководство всеми воздушными операциями на карабахском фронте, на что аргументированно указывала армянская сторона.

Турция показала свой «оскал» на Южном Кавказе, сделав всё, чтобы превратить его во «вторую Сирию». Расширение дуги эскалации с Ближнего Востока на Кавказ по турецким лекалам не могло не обеспокоить Россию. Продавливание Анкарой «идлибских сценариев» в южном подбрюшье России было вполне ожидаемо. Но так, как это сделало турецкое военно-политическое руководство, в столь неприкрытой форме и вызывающим упорством в сторону Баку, от которого из Анкары требовали «идти до конца», стало для Москвы весьма неожиданным.

Считалось, что турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган хотя и является крайне сложным партнёром для переговоров и ведения любых дел, но «красные линии» он знает и их не пересекает. А оказалось, что не только пересекает, но и норовит сам провести их в зоне преимущественного влияния России. В какой-то момент Эрдоган и Алиев просто слились в одно военно-политическое целое и стали отрабатывать известную теорию об «одной нации и двух государствах». Куда это в конечном итоге может завести азербайджанского лидера, сказать сложно. Так или иначе, но опыт свидетельствует, что Эрдоган с завидным постоянством генерирует вокруг себя нестабильность и хаос, которые могут задеть по касательной и его ближайшего союзника на Кавказе. К примеру, от ретрансляции на внутреннюю ситуацию в Азербайджане известно сложных отношений Эрдогана с турецкой армейской верхушкой, четыре года назад приведших к попытке госпереворота, Баку не гарантирован.

Информационная картинка о вопиющих ударах ВС Азербайджана по собору Святого Христа Всеспасителя в Шуши, втором по величине городе Нагорного Карабаха, также была очень грамотно донесена армянской стороной до целевых аудиторий. И это, несомненно, сыграло свою роль в склонении многих лиц, принимающих политические решения на Западе или имеющих тот или иной вес на тамошних политических площадках, в международных организациях, к мнению о том, кто является агрессором, а кто — защищающейся стороной.

Целый пласт вопросов на сегодня остаётся в подвешенном состоянии — от перспектив продолжительной консервации боевых действий в Карабахе до начала субстантивных переговоров с целью скорейшего достижения мирного урегулирования (как это отмечается в трёхстороннем документе от 10 октября) между Арменией и Азербайджаном. И тут есть определённые размены, последствия которых пока сложно просчитать. Баку добился подтверждения нынешнего двустороннего формата переговоров (Армения и Азербайджан), не допустив в него Нагорный Карабах, чего Ереван безуспешно добивался все последние годы. Но и обнуления всей переговорной базы, где вместе с территориальной целостностью Азербайджана значится и право армян Нагорного Карабаха на самоопределение, не произошло. Напротив, указывается, что Армения и Азербайджан при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ приступят к переговорам на основе базовых принципов урегулирования.

Вывод: ситуация остаётся динамичной на поле боя в Карабахе с учётом хрупкости перемирия (его конкретные параметры ещё предстоит уточнить), отсутствия на картах линии разграничения, значительно разрушенного статус-кво и продолжающихся воинственных заявлений из Баку. Это не может не накладывать отпечаток на дипломатические усилия по возобновлению переговоров.


Автор: Вячеслав Михайлов
Источник:https://eadaily.com 

 

Прочитано 52 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии