Сигнал для Берлина: НАТО грозит Германии ядерным оружием в Восточной Европе

США могут разместить ядерное оружие в Восточной Европе, заявил 19 ноября генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг. Как пояснил представитель Альянса, это может произойти, если Берлин откажется держать американские бомбы на своей территории. В МИД России слова генсека охарактеризовали как отказ от «фундаментальных для европейской безопасности» обязательств, закрепленных в Основополагающем акте Россия-НАТО. Что стоит за данным сигналом, в статье для «Евразия.Эксперт» проанализировал независимый военный обозреватель Александр Ермаков.

История вопроса

19 ноября, выступая на мероприятии НАТО в Германии, генеральный секретарь Йенс Столтенберг мимоходом, отвечая на вопрос, позволил себе неслыханное ранее заявление: общее ядерное оружие НАТО может быть размещено в Восточной Европе. Напомним, о каком общем ядерном арсенале НАТО идет речь. Это миссия «NATO nuclear sharing», в российской официальной дипломатической терминологии «совместные ядерные миссии НАТО», корни которой уходят в 1950-е гг., когда США начали разворачивать тактическое ядерное оружие (в том числе авиабомбы) в Европе.

В тот период отношение политиков и военных стратегов к ядерному оружию было совершенно иным, и концепция его нераспространения в нынешнем виде не была принята. США планировали и начали реализовывать программу создания общих ядерных сил НАТО, передавая союзникам свое оружие и формируя специальные совместные подразделения: в планах была вооруженная ракетами «Полярис» группировка надводных кораблей со смешанными экипажами, рассматривались идеи развертывания в Европе многочисленных железнодорожных ракетных комплексов, Армия США была готова подключить союзников даже в свой грандиозный проект огромной ракетной базы под ледником Гренландии.

Ничего из этого не было реализовано, но американцы передали ряду союзников ракеты средней дальности (в частности, Великобритании, Италии и Турции) и развернули еще в ряде стран склады авиабомб, а также начали подготовку национальных экипажей к их применению. Первое такое соглашение было заключено в 1958 г. с Великобританией. Формальный контроль над зарядами сохраняли американские военнослужащие, играющие одновременно роль инструкторов.

СССР куда менее активно занимался ядерным вооружением союзников (и отношение к зарядам было более строгим, и долгое время зарядов не хватало и для себя), однако в начале 1960-х гг. начали высказывать соображения о передаче зарядов союзникам (носители у них были, и будут в дальнейшем). Однако после шока Карибского кризиса отношение к ядерному оружию стало серьезнее. США и СССР встали на путь относительной поддержки идеи нераспространения, от идеи создания полноценных «общих ядерных сил НАТО» отказались, ракеты средней дальности развернутых типов вскоре были сняты с вооружения.

В 1968 г. был подписан Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Однако США не отказались полностью от практики складирования ядерных зарядов в тех странах, где они уже были развернуты к моменту его подписания, и от обучения местного личного состава. Прежде всего это касалось авиабомб, но в годы холодной войны хранились заряды и для тактических баллистических ракет малой дальности союзников (например, для немецких «Pershing IA»). В тот момент это укладывалось в логику блокового противостояния и не особо критиковалось СССР, который занимался тем же, хоть и в куда меньшей степени. Развернутое на территории Восточной Европы тактическое ядерное оружие в первую очередь предназначалось для оснащения советских группировок (оно было развернуто в Венгрии, ГДР, Чехословакии и Польше).

С окончанием холодной войны СССР оперативно вывел свое ядерное оружие из стран коллапсирующего Варшавского договора. Последние ядерные заряды были выведены на национальную территорию в августе 1991 г. Однако Вашингтон не спешил следовать примеру Москвы.

С одной стороны, в начале 1990-х гг. большая часть огромного американского арсенала тактического ядерного оружия была ликвидирована, большинство типов – полностью, но c другой, были сохранены термоядерные бомбы семейства B61, в том числе складированные на нескольких авиабазах в Европе. Хотя в начале 2000-х гг. бомбы вывели из Греции и Великобритании, дальнейший процесс остановился. Очевидно, США видели в них как символ своего «зонтика» над Европой, так и важный «актив» для переговоров с Россией по вопросам ограничения и сокращения тактического ядерного оружия, которое не подпадает под серию договоров СНВ. Позиция Москвы, в свою очередь, исторически состоит в том, что вывод американского оружия на национальную территорию – предварительное условие для начала предметных переговоров на эту тему. Необходимо отметить, что этот тупик сформировался задолго до украинского кризиса и ухудшения отношений России и Запада.

Ядерный актив НАТО и отношение к нему членов организации

На данный момент американский арсенал, развернутый в рамках миссии NATO nuclear sharing, расположен на следующих базах:

● Бельгия (авиабаза «Кляйне Брогель», носители: F-16A/B 10-го истребительного крыла воздушного компонента бельгийских вооруженных сил);

● Германия (авиабаза «Бюхель», носители: «Торнадо» IDS 33-го тактического крыла Люфтваффе);

● Италия (авиабаза «Авиано», носители: F-16C/D 31-го истребительного крыла ВВС США; авиабаза «Геди», носители: «Торнадо» IDS 6-го крыла ВВС Италии);

● Нидерланды (авиабаза «Волкель», носители: F-16A/B 312-й и 313-й эскадрилий Королевских ВВС);

● Турция (авиабаза «Инджирлик», постоянно закрепленная авиачасть отсутствует, возможно, турецкие ВВС, в отличие от вышеперечисленных, не ведут подготовку к их применению уже долгое время[1])

Хранилища на вышеперечисленных базах могут вмещать около 350 бомб, однако, по современным неофициальным оценкам, там развернуто чуть более ста боеприпасов[2], вероятно, примерно в равной пропорции. Несколько лет назад, впрочем, те же источники оценивали общее количество в 150-180 зарядов.

Основные европейские носители – это физически старые истребители F-16 ранних серий и истребители-бомбардировщики «Торнадо», однако в Италии и Нидерландах идет процесс освоения малозаметных истребителей пятого поколения F-35A, а Бельгия приняла решение закупать их[3]. В ближайшие годы, после модернизации до соответствующего уровня, он станет основным носителем авиабомб, которые также в ближайшее время начнут переоборудовать в управляемую высокоточную модификацию B61-12. Кроме того, естественно, бомбы могут «подхватить» и американские машины.

Нельзя сказать, что размещение американских ядерных бомб вызывает поголовное одобрение принимающих стран. Регулярно во все время развертывания случались скандалы, демонстрации и акции протеста.

Особенно достается базам в тихих Нидерландах и Бельгии, где местные «зеленые» и пацифисты уже не знают, что нового придумать. Например, в октябре 2021 г. после очередной согласованной демонстрации они вырыли разноцветными лопатами «подкоп» под забор, и восемь человек пролезли в руки ожидавших их с другой стороны военных. Впрочем, не всегда охрана оказывается на такой высоте: широко известен в узких кругах случай 2010 г. в Кляйне Брогель, когда группа активистов не только проникла на базу, но и – похоже, к собственному удивлению – слонялась по ней (в том числе, прямо по взлетно-посадочной полосе) примерно час, прежде чем случайно наткнулась на охрану.

Многие политики Западной Европы из «новых левых», идеологически обязанные относиться к ядерному оружию отрицательно, на словах за немедленный вывод американских бомб. Однако США, хотя и в определенной степени учитывают общественное мнение (вероятно, из Великобритании вывод состоялся под его давлением), понимают, что «работать» надо в первую очередь с политической элитой. С одной стороны, она может индивидуально состоять из людей, желающих угодить, верных США и связанных с ними, с другой, больше всего боится потерять одобрение и защиту заокеанского сюзерена. Трудно сказать, чего тут больше – желания экономить на собственной обороне, продав часть суверенитета; неготовности самостоятельно принимать решения и отвечать за них, или реального страха остаться без защиты. Это касается как Европы в целом, которую так испугал Дональд Трамп тем, что может «бросить» ее, так и борьбы за долю одобрения относительно соседей.

Поставить на место младших партнеров

Германию это касается, как и остальных и, возможно, даже в большей степени. Там, как и в других странах, идут фоновые общественные протесты низкой интенсивности, в том числе и сейчас. Для нее более остро стоит вопрос с носителем бомб: страна не приобретает F-35, и ей придется специально для этой задачи тратиться на покупку неунифицированных с остальным парком американских истребителей (по текущим планам, F/A-18E/F), либо на сертификацию и модернизацию «Еврофайтеров».

Кроме того, и это непосредственно вызвало высказывание Столтенберга, в Германии прошли выборы, на которых, в частности, усилились «зеленые». Они, вероятно, получат в том числе и пост министра иностранных дел. За свое участие в коалиции они могут потребовать каких-то красивых «достижений», которые можно будет показать избирателям. Тут вполне может всплыть долгая антиядерная агитация (они идеологически против даже «мирного атома»), даже корни партии идут во многом от пацифистских антиатомных движений, характерных для Европы 1980-х гг.

И дабы «привести в чувство» немецких политиков, напомнить им об их месте и границах их возможностей (или дать им хорошую возможность списать неисполнение обещаний на «злого начальника») Столтенберг и сказал дословно следующее[4]: «Я ожидаю, что Германия продолжит быть частью совместных ядерных миссий, потому что это очень важно для всей Европы. Альтернативой им может стать комплекс двухсторонних договоров… Конечно, Германия может сама решать, будет ли развернуто ядерное оружие на ее территории… но, альтернативой будет то, что мы закончим с ядерным оружием в других странах Европы… в том числе и тех, что расположены восточнее Германии. Так что, я думаю, что совместные миссии – это сбалансированное и проверенное решение для ядерного сдерживания».

Генеральный секретарь НАТО, проводящий американскую политику, намеренно не скрывал и не юлил, прекрасно зная, что это будет растиражировано в СМИ: угроза неприкрыта. «Если вы посмеете потребовать вывода наших бомб, то мы вывезем их в Польшу на основе двухстороннего соглашения и даже не будем спрашивать вас на полях Альянса».

Варшава, очевидно, будет только рада такой «милости». Не секрет, что Польша – максимально проамериканская страна в ЕС после выхода Великобритании – играть эту роль ее заранее призывали авторитетные американские аналитические центры – и, опираясь на Вашингтон, повышает свою роль и в НАТО. Это вызывает опасения среди «старых» членов Альянса, в первую очередь в Германии, имеющей сложные отношения с восточным соседом. Тут и споры внутри ЕС, который фактически вводит против Варшавы санкции и судится с ней, и страх, что поляки своей русофобией втянут незадачливых бюргеров во что-нибудь опасное.

Таким образом, заявление Столтенберга было направлено не на попытку пригрозить Москве (уж тем более нет смысла связывать это с текущими обострениями, так как даже в случае принятия сейчас решения его реализация займет годы, а не месяцы) или продемонстрировать «то, что Основополагающего акта Россия-НАТО более не существует», как прокомментировал заявление наш МИД. Ни о нем, ни о России он, вероятно, и не думал в эти моменты, решая задачу «приведения в чувство» потенциально забывшегося младшего союзника его реального руководства.

С практической точки зрения, это не несет особого смысла: объекты в Польше будут только лучше наблюдаться разведкой, и их проще поразить за счет близкого расположения. «Подлетное время» в случае авиабаз не так важно, как в случае размещения баллистических ракет – отсчитывать его надо с обнаружения летящего к цели самолета, а не с момента взлета. Однако, разумеется, подобную риторику надо встречать на дипломатической арене как максимально неприемлемую, и максимально долго припоминать, так как это – совершенная наглость, пренебрежение тем же Основополагающим актом, и идет вразрез даже со старыми американскими «отмазками», почему NATO nuclear sharing легален и не нарушает ДНЯО Одна из основных – после подписания ДНЯО не было развертывания в новых странах, были только уже существовавшие базы и пользователи.

Александр Ермаков, независимый военный обозреватель

Примечания

[1] Perkovich G., Ülgen S. «Turkey’s Nuclear Future», Carnegie Endowment for International Peace, 2015

[2] H. M. Kristensen, M. Korda. «United States nuclear weapons 2021», Bulletin of the Atomic Scientists

[3] В списке стран присутствует и Турция, которая также приобретала F-35, но была наказана США за покупку С-400 исключением из программы и даже арестом уже закупленных самолетов.

[4] Аудиозапись, время 41:30

Источник