Геополитические войны и место ЕАЭС в посткоронавирусном мире

Суббота, 18 апреля 2020 04:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Охватившая мир пандемия коронавируса показала, насколько невелика Земля и как тесно взаимосвязано человечество. Начавшись в Китае, болезнь быстро охватила все континенты и обрушила мировую экономику. Большинство государств понимает, что победить болезнь и восстановить экономический потенциал возможно лишь за счет объединения усилий. Большинство, но не США и их союзники, которые намерены продолжать войну за сохранение своей гегемонии даже без шансов в ней победить.

Баланс сил накануне COVID-19

В последние десятилетия основной тенденцией мирового развития стала всеобъемлющая глобализация, превратившая планету в «большую деревню», где колесо автомобиля могли делать в Бразилии, краску для его кузова в Бангладеш, ветровое стекло в России, сам автомобиль собирать в Германии, а маркетинговую стратегию по его продвижению на рынок разрабатывать в Китае. Людей перестали удивлять сотни тысяч иностранных туристов в различных уголках мира, а интернет-пользователи зачастую знали больше о происходящем в Сирии, чем в соседнем городе.

Подобное близкое соседство не могло не породить систему своеобразного разделения труда, в которой большой Запад стал центром производства финансов и услуг, а большой Восток – всемирной фабрикой. Центр роста мировой экономики, таким образом, стал перемещаться из стран «золотого миллиарда» в развивающиеся государства. За последние три десятилетия доля развитых стран в глобальном ВВП по паритету покупательной способности снизилась с 58 до 40%. В том числе доля государств G7 сократилась с 46 до 30%. Согласно прогнозам всех финансовых институтов, к 2032 г. доля Азии в мировом ВВП должна была достичь 35%, что превысило бы долю ЕС и США, вместе взятых.

Привыкший к безусловному доминированию Запад, в первую очередь США, пытаясь затормозить развитие конкурентов, развязал санкционную и торговую войну, охватившую целый ряд стран, в т. ч. Россию, Китай, Иран, Венесуэлу, КНДР и т. д., и целые сферы экономики и мировой торговли. Глобальная война не могла не сказаться на состоянии мировой экономики, которая начала демонстрировать признаки спада уже в 2019 г.

Как отмечает главный экономист Saxo Bank С. Якобсен, «в IV квартале 2019 года рост ВВП США уже составляет примерно 0,2-0,3% и может даже стать отрицательным». Рост ВВП еврозоны замедлился до 1,2%, а деловая активность в промышленности региона ослабла до рекордного уровня за последние семь лет. Негативный эффект во многом пришелся на ключевых игроков региона – Италию и Германию. Еще до начала эпидемии МВФ заметно ухудшил прогноз по росту мирового ВВП – с 3,7% до 3% в 2019 г. и с 3,7% до 3,4% в 2020 г. В свою очередь, в докладе ООН World Economic Situation and Prospects говорится, что в 2019 г. мировая экономика оказалась на грани стагнации, т. к. ее реальный рост составил всего 2,3%, что является самым низким показателем за последние 10 лет. Причиной стало увеличение количества торговых споров.

Замедление касается всех. В частности, еще до вспышки коронавируса китайской экономике предрекали замедление с 6,1% в 2019 г. до 6% в 2020 г. и 5,9% в 2021 г. Средний показатель роста ВВП в СНГ и Грузии в 2019 г. снизился до 1,8%. В России он составил всего 1%. Ожидалось, что в следующем году экономический рост в РФ ускорится благодаря реализации национальных проектов. Хорошие показатели должны были дать Бразилия, Индия, Мексика, Турция и некоторые другие развивающиеся страны.  Но теперь все прогнозы нужно будет пересмотреть.

Если же приглядеться к ситуации в мировой экономике за более длительный период, становится заметным, что глобальные экономические кризисы несколько «зачастили»: 2008/09 гг., 2014/16 гг., 2019 г. Это наводит на мысль об исчерпании существующей финансово-экономической системой своих ресурсов и возникновении насущной потребности пересмотра ее модели.

Таким образом, «черного лебедя» пандемии коронавируса глобализация встретила в и без того коматозном состоянии. И что не успели добить страны НАТО и их ближайшие союзники, рискует с успехом добить вирус.

Война любой ценой

Казалось бы, глобальная угроза заражения, охватившего по состоянию на 11 апреля 1,7 млн. человек и унесшего жизни более 100 тыс. человек, должна была бы объединить усилия всего человечества. Генеральный секретарь ООН А. Гутерриш призвал отменить все санкции и прекратить боевые действия на время борьбы с вирусом. Он также предложил лидерам «Большой двадцатки» отменить ограничения, препятствующие поставкам продовольствия, медицинской помощи и предметов первой необходимости. Россия, в свою очередь, вместе с 28 странами подготовила проект резолюции ГА ООН, в которой предлагалось признать за Всемирной организацией здравоохранения координирующую роль по борьбе с пандемией, оказывать международную помощь странам, особенно пострадавшим от коронавируса, отказаться от торговых войн и всех принятых в обход ООН санкций, ограничивающих доступ к продовольствию и медикаментам. Но резолюция так и не была принята: против нее проголосовали США, Великобритания, страны ЕС, Украина и Грузия.

Удивляться, впрочем, не приходится, т. к. именно эта группа стран продемонстрировала наиболее «людоедские» подходы, в том числе в отношении друг друга и даже собственных граждан. Уже общим местом стали случаи конфискаций и прямых краж масок, лекарств и медицинского оборудования странами-членами ЕС друг у друга. США в первые же дни вспышки эпидемии закрыли границу для своих союзников из Европы. Украина, пользуясь ситуацией, буквально стирает с лица земли Донбасс, где интенсивность обстрелов приблизилась к уровню 2014-2015 гг. Именно территория НАТО и ЕС стала зоной наибольшего количества жертв пандемии. США впереди планеты всей как по числу зараженных, так и по числу жертв коронавируса. Обходит «гегемона» лишь «объединенная Европа», где общее число инфицированных превышает 600 тыс. человек.

Не останавливает Запад даже угроза обвала экономики. В Еврокомиссии сообщили, что по итогам 2020 г. ВВП Евросоюза может сократиться примерно на 1%, хотя ранее ожидался рост на уровне 1,4%. Аналитики Goldman Sachs предупредили, что теперь в первом квартале прогнозируется нулевой рост ВВП США, по итогам второго – спад сразу на 5%. В третьем и четвертом кварталах ожидается восстановительный рост около 3-4%. По итогам всего 2020 г. оценка роста экономики США ухудшена до 0,4% с ранее ожидавшихся 1,2%.

Впрочем, это далеко не факт, поскольку проблемы экономики США намного глубже. Уже в сентябре американским банкам не хватило свободных денег для выполнения своих обязательств. На помощь пришел Федрезерв,  который начал экстренно печатать доллары. В августе доходность 10-летних гособлигаций впервые с 2007 г. стала ниже доходности двухлетних ценных бумаг США, что является индикатором надвигающейся рецессии. После начала эпидемии в экономику США со стороны ФРС было вкачано $6 трлн. Несмотря на это, с 19 марта США теряют от 50 до 65% ВВП за каждый день простоя в годовом исчислении. За квартал экономика потеряет 2/3. По оценке Bank of America, «экономика США завершила многолетний период роста и вступила в рецессию». Дополнительный удар экономике страны наносит нефтяной кризис, поскольку неминуемое снижение цен на черное золото рискует похоронить проекты добычи сланцевой нефти, в то время как нефтяной сектор приносит США 7,5% ВВП. Словом, самое время воевать.

Самое опасное, что вкачивание в экономику триллионов ничем не обеспеченных долларов на фоне неминуемого снижения производства и потребления способно породить гиперинфляцию в мировом масштабе. Таким образом, эгоизм США добавит кризису глубины и резкости.

Посткоронавирусный мир

Безусловно, всемирная пандемия, которая продолжает наносить ущерб мировой экономике, больно ударила и по другим мировым игрокам. Объем промышленного производства в Китае по итогам января-февраля сократился на 13,5% в годовом выражении, розничная торговля – на 20,5%, инвестиции в основной капитал – на 24,5%. Тем не менее, победив болезнь, крупнейшая мировая экономика начинает восстанавливаться. По итогам торгов 25 марта индекс Шанхайской биржи вырос на 2,2%, гонконгский Hang Seng прибавил 3,8%. Растут в цене акции крупнейших китайских компаний. Бумаги China Petroleum & Chemical на торгах в Гонконге 25 марта поднялись на 6,7%, акции CNOOC (Китайская национальная шельфовая нефтяная корпорация) подорожали на 7,4%. Котировки акций Geely Automobile Holdings выросли на 7,35%, China Life Insurance – на 7,5%. Тем не менее существует риск возникновения второй волны кризиса, связанной с падением экономик США и ЕС, являющихся основными партнерами Поднебесной.

Что касается России, то, по оценке главы Центробанка Э. Набиуллиной, ВВП страны будет находиться в отрицательной зоне, хотя рецессии, возможно, удастся избежать. По прогнозу Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, в «конструктивном» сценарии падение ВВП составит 2,3-2,5% в 2020 году и 0,5-0,8% в 2021 году, а в 2022 году экономика вырастет всего на 0,6-1%.

В целом, по оценке JPMorgan Chase & Co, из-за вируса мировая экономика не досчитается в ближайшие два года $5,5 трлн. 

Тем не менее, если оценивать контуры будущего глобальной экономики в свете навязанной Западом войны, тенденции для евразийских объединений не так уж пессимистичны. Это определяется рядом факторов, которые делают экономики стран ШОС, БРИКС и ЕАЭС более «здоровыми». Во-первых, в то время как ЕС и США погрязли в долгах, определяющие будущее Евразии Россия и Китай имеют значительные финансовые резервы, которые могут быть направлены на восстановление экономики.

Во-вторых, замедление, а возможно, и срыв процессов глобализации, нанесет удар по целому ряду непроизводственных отраслей. В кризис ценятся реальные вещи: еда, одежда, ресурсы, товары первой необходимости. Достаточно посмотреть, какую роль играет промышленность в ВВП стран мировой экономики.

В-третьих, лишь одна ШОС занимает 60% территории Евразии и представляет половину населения планеты. Если к этому добавить входящие в ЕАЭС, СНГ и БРИКС страны, связанные экономическим партнерством и союзническими обязательствами, евразийские и «вокругевразийские» объединения будут контролировать большую часть населения и территории планеты, а также подавляющее большинство ее ресурсов.

Невозможно сбрасывать со счетов и моральные аспекты. В то время как США и Европа продемонстрировали неэффективность в борьбе с вирусом, хищничество и эгоизм, Россия, Китай, Куба и азиатские страны не только успешно преодолевают болезнь, но и оказывают помощь другим. Коронавирус стал тем фактором, на фоне которого изрядно померк «светлый образ» Запада как центра развития, средоточия гуманизма и светоча культуры.

Как считает эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований В. Брутер, Китай и так должен был стать ведущей экономической силой в мире, однако пандемия коронавируса может ускорить этот процесс: «Я думаю, что это обязательно произойдет, но не завтра. Ориентировочно считалось, что это произойдет лет через 15. Я думаю, что коронавирус может сократить этот срок в два раза». Это в равной степени касается и государств, поставивших на альтернативное западному развитию, многополярность и евразийство.

Что делать ЕАЭС?

Грядущий закат Запада и неопределенность будущего объединенной Европы вынуждены признать даже западные эксперты. Как считает, в частности, политолог С. Уолт, COVID-19 ускорит смещение центра влияния с Запада на Восток, укрепит суверенитет государств и усилит национализм. Лауреат Пулицеровской премии Л. Гарретт, в свою очередь, убежден, что результатом кризиса будет переход на новый этап мирового капитализма, в котором цепочки поставок будут находиться ближе к дому и защищены от будущих срывов.

Это открывает для государств ЕАЭС хорошие возможности для привлечения инвестиций и развития производственной кооперации. По словам члена коллегии по основным направлениям интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии С. Глазьева, «нужно резко активизировать разработку и реализацию крупных совместных инвестиционных проектов, таких как предлагаемый Российской академией наук проект «Трансевразийский пояс "Развитие"».

Кроме того, разразившийся кризис и «война всех против всех», а в особенности явно задекларированное западными странами в ООН намерение продолжать экономические войны, санкции и вооруженные конфликты, четко показали, что лишь экономических механизмов интеграции явно недостаточно. Неурегулированность проблем миграции и движения рабочей силы породили проблемы трудовых мигрантов, недостаточная проработанность союзной договорно-правовой базы заставляет искать решения проблем защиты бизнеса «с колес», а отсутствие единого рынка порождает дисбалансы в торговле. Явно актуальным становится процесс дедолларизации взаимной торговли, гармонизации денежно-кредитной политики и валютного регулирования государств СНГ, ЕАЭС и ШОС.

По мере утраты США и Европой своего экономического веса их геополитическое противостояние с Китаем и Россией будет лишь нарастать, что выносит на повестку дня и укрепление оборонного сотрудничества. Как отмечает казахский политолог П. Своик, «болезнь просто стала поводом для очередного этапа большой игры по переделу мира из однополярного глобального в несколько макрорегионов. Сейчас вопрос в том, кто в итоге выиграет от такого передела. Это – центры, которые станут новыми метрополиями в многополярном мире. В частности, Евразийский союз. А внутри союза будут выигрывать те, кто сейчас более «вставлен», играет не пассивную «упирающуюся», а активную роль».

Как говорится, кризис – это ресурс для развития. И остается надеяться, что Евразийский союз выпавшим шансом воспользуется.


Источник: https://www.ritmeurasia.org/

Прочитано 1310 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии