Европа замерзает по собственной вине, а валит всё на «Газпром»

Цены на газ в Европе в начале недели впервые в истории превысили 2150 долларов за 1 тысячу кубометров. А 25 декабря спотовая цена газа на европейском рынке превысила 2500 долларов.

Рынки лихорадит, и стоит ожидать новых резких скачков. И это продолжается не первый месяц. Газ постепенно дорожал со второй половины весны этого года, однако в начале осени котировки резко пошли вверх до рекордных показателей – $1900 тыс. в начале октября. После этого был откат до $1300. Многим тогда показалось, что пик безумия пройден, что таких цен уже не будет. Ох, как они ошибались…

Что влияет на цены? В первую очередь надо понимать, что биржевые цены – это всегда спекуляция. Европа сама захотела отказаться от долгосрочных контрактов, перейдя на биржу. Как часто бывает, это оказался выстрел в собственную ногу. Тут уместно вспомнить жалобы президента Белоруссии Александра Лукашенко в прошлом году, мол, хотим цены, как в Европе – биржевые. Они тогда были менее 100 долларов, Минск же платил $127. Интересно, что бы он сказал, если бы Москва сегодня предложила рассмотреть его же предложение годовой давности? Вот так и все, кто отказался от долгосрочных контрактов, очевидно, уже искусали локти до костей.

Во-вторых, на взвинчивание цен повлияло то, что в европейских хранилищах просто осталось мало газа. В конце 1019-го его закачали рекордно много – на случай не подписания транзитного контракта России и Украины. Потому к весне и упала цена. Однако прошло почти два года, экономики стран мира начали приходить в себя после пандеймийного спада, газа потребовалось больше, тем более, что на пороге – судя по всему, весьма холодная зима.

И тут-то выяснилось страшное для европейцев: большая часть резервов у поставщиков, включая хваленый СПГ, которым на Западе периодически пытаются заменить российский трубопроводный газ, ушла на рынки стремительно развивающейся Азии.

Сейчас европейцы снова кусают локти, что не заполнили свои ПХГ весной. Европейские хранилища пустеют стремительно. За почти два с половиной месяца отопительного сезона их заполняемость снизилась с максимального уровня в 77,5% до 59%. При этом, например, в Австрии заполненными остались лишь 37% в Нидерландах – 41%, а на Украине и вовсе – 32,6%. Пережить зиму с этими остатками можно, если, конечно, она все же окажется не слишком суровой. В противном случае многократно возрастет нагрузка на электросети, возможны даже веерные отключения. В общем, не смертельно, но хорошего совсем мало.

Соответственно, цена неизбежно будет расти.

Тут еще одно событие, которое несомненно повлияло на резкий взлет цен. Накануне их исторического рекорда «Газпром» приняла решение о прекращении транзита газа по газопроводу Ямал – Европа через Польшу, которая в результате и вовсе осталась без реверса.

Впрочем, в этом виноват сама Польша, которая не стала продлевать транзитный договор с «Газпромом», перейдя на аукционные продажи мощностей. Трудно сказать, чего хотели добиться, видимо, показать свою независимость, усложнить жизнь Москве.  Однако в реальности Варшава еще больше усилила позиции российской компании, которая оказалась свободна от транзитных обязательств по долгосрочному контракту, а выкупать у поляков мощности или нет – это уже факультатив, тем более что у «Газпрома» на этих аукционах конкурентов не могло возникнуть по определению, зато варианты, куда перенести эти объемы, имеются. Тут не только поляки, тут вся Европа должна сказать «спасибо» польским властям.

Но западные СМИ тут же бросились обвинять Россию в том, что она специально создает дефицит для спекуляции ценами. Правда, в Европе признают, что контракты РФ выполняет.

«Газпрому» удалось выстроить стратегию, при которой компания поставляет голубое топливо на западноевропейские рынки в определенном объеме, не переходя грань и всегда находясь в выгодном положении, пишет The Guardian, утверждая при этом, что все это делается ради политической выгоды.

Впрочем, обвинения в адрес России в течение всего текущего энергетического кризиса не смолкали ни на день. Однако пропагандисты не понимают или игнорируют тот факт, что бронирование тех или иных мощностей происходит, исходя из запланированных объёмов поставок, в свою очередь зависящих исключительно от контрактных обязательств. К примеру, в завершающемся году «Газпром» снижал прокачку через Украину, однако это никак не влияло на поставки газа клиентам – просто появилось балканское продолжение «Турецкого потока». Так же и с польским направлением. Забронировать мощности газопровод Ямал – Европа успеется всегда. Если в них появится надобность.

Европейские клиенты получают газ в полном объеме и в срок? Именно так. А каким образом этот газ будет доставлен – их не касается. Но для них это вопрос оказывается не коммерческим, а сугубо политическим, мол, если не хотят прокачивать через Польшу и Украину, значит, хотят нанести этим странам ущерб, оставить их без газа. При этом «скромно» умалчивают, что они сами отказались от прямых поставок из России, понадеявшись на реверс? Ну так сами и виноваты.

Если «Газпром» считает, что нужно снизить прокачку через одно направление, увеличив – через другое, это его право. Однако в Европе придумывают все новые конспирологические версии. Вот уже немецкий Bild пишет, что Владимир Путин перестал поставлять газ в Германию (дословно: он сделал это снова – отключил газ), чтобы отомстить за приговор россиянину по делу об убийстве гражданина Грузии Зелимхана Хангошвили. 

Впрочем, более распространенной среди русофобов-конспирологов является версия о том, что отказ от бронирования польских мощностей является шантажом с целью ускорить сертификацию «Северного потока–2» и местью за ее затягивание.

Напомню, в начале ноября агентство Bloomberg сообщило, что сертификация газопровода может затянуться до 8 мая 2022 года по причине того, что федеральное сетевое агентство Германии (BNA) после получения документов по газопроводу имеет право рассматривать их в течение четырех месяцев, то есть до 8 января, после чего его в течение двух месяцев будут изучать в ЕК, которая может продлить процесс потом еще на два месяца. Тогда же глава комитета по экономике и энергетике бундестага Клаус Эрнст заявил, что Германия вряд ли начнет получать топливо через новый газопровод до конца года, как это планировалось изначально.

Как в воду глядели. Уже через полторы недели стало известно, что BNA приостановило сертификацию из-за необходимости создания отдельной компании-оператора в немецкой юрисдикции. Зачем? Тут может быть несколько причин: возможно, немцы и впрямь захотели потянуть время, а возможно, хотели иметь больше влияния на оператора, который сегодня зарегистрирован в Швейцарии и платит налоги там.

Так или иначе, никто не отказал в сертификации, теперь все будет зависеть от «Газпрома», как быстро он оформит документы. Конечно, BNA может придумать, как не принять их, если это будет «дочка» «Газпрома», коей является нынешний оператор Nord Stream 2 A.G. В этом случае придется искать реально независимую компанию, платить ей за услуги. Это лишние деньги и лишнее время. Но не отказ в сертификации. Собственно, к «трубе», к ее качеству у европейцев вопросов нет, вопросы все только к управлению.

После этого регулятор может рассматривать заявку те самые четыре месяца, потом еще четыре – ЕК. Плюс время, в течение которого «Газпром» будет готовить документы – в итоге все может растянуться на полгода, возможно, больше. Очевидно, именно этими расчетами руководствовались авторы того же Bloomberg, которые на прошлой неделе ошарашили мир новостью: «Северный поток-2» сертифицируют не раньше июля 2022 года. На самом деле ничего нового и сенсационного тут нет. Просто расчет, который мог сделать любой школьник, причем приблизительный. Не факт, что BNA и ЕК будут рассматривать заявку максимально разрешенный для этого срок.

Правда, дальше стоит ждать исков в суд от Польши по поводу якобы несоответствия газопровода европейскому законодательству. Она уже объявляла об этом заранее. Все это предсказуемо и легко просчитывается. Другой вопрос, что суды могут длиться годами, а газопровод уже будет работать, остановить его до окончательного решения суда будет нельзя. Так или иначе это будет дамокловым мечом висеть над «Северным потоком–2», угрожая проблемами в любой момент. И, скорее всего, «самый неангажированный европейский суд» будет намеренно затягивать решение, чтобы можно было в любой момент применить эту опцию – тогда, когда нужно будет оказать политическое давление на Россию.

Следует также помнить, что сразу после начала работы к «Северному потоку–2» будут применены правила Третьего энергопакета, которые не позволяют заполнить «трубу» на 100%. Придется или пускать в нее «Роснефть», или продавать потребителям газ в 12 морских милях от берега Германии. Опять же, не смертельно, хотя и неприятно.

Конечно, создать проекту нерешаемые проблемы в принципе нельзя, если только США и ЕС не введут запрет на покупку «газпромовского» газа, что возможно только лишь в условиях войны. Однако наставить максимально возможное количество капканов, придумать новые поводы для остановки, приостановки работы проекта, заставить «Газпром» понести новые расходы – в общем, сделать проект максимально токсичным они могут. Противники проекта действуют по принципу «не догоним – так согреемся».

Впрочем, согреваться, причем в прямом смысле европейцам придется. Точнее, искать способ, как это сделать. А помочь им в этом, кроме «Газпрома», как ни крути, некому. И даже если «Газпром» понесет дополнительные издержки, они будут компенсированы завышенной ценой на газ в Европе. И тут монополия и впрямь может позволить себе многое – включая игру на нервах и даже «месть» нерадивым европейцам, которые думают, что могут без последствий заниматься стрельбой по собственным конечностям.

Сегодня, сколько бы в итоге ни продлилась сертификация, однозначно одно – нынешний отопительный сезон Европа вынуждена будет переживать без «Северного потока–2», и любые движения рук «Газпрома» на шахматной доске (т.е. перенос объемов с одних мощностей на другие) будут вызывать священный трепет и спекуляции с политическими обвинениями в адрес Москвы.

Москва на самом деле ведет себя на этом фоне весьма уверенно и даже вызывающе, понимая, что никуда европейцы не денутся, а цена будет расти пропорционально телодвижениям против «Северного потока–2». Проблемы две. Первая – это контракт с Украиной, который истекает в конце 2024 года. Несомненно, Москва будет стремиться к тому, чтобы не продлевать его, а Запад будет искать способ заставить ее продлить. Так что основная «схватка» еще впереди. Тем более что 2024-й это в принципе год политической турбулентности, когда будет решаться вопрос, останется ли нынешний российский президент на новый срок. Если останется, Запад уже дал понять, что не признает этого, так что новая холодая война с Россией может перейти на качественно новый уровень и это, несомненно, затронет и «Северный поток–2».

И вторая – более отдаленная, но ее тоже надо решать. Это переход Европы к «зеленой экономике». Да, сейчас на фоне ускорения отказа от угля выросла потребность в газе. Но это явление временное. Как бы ни была тяжела в реализации европейская сделка, она, судя по всему, неизбежна, вопрос только в сроках. Нестабильность в отношениях с Москвой только подстегнет европейцев к тому, чтобы побыстрее ее осуществить. И Москве нужно уже сегодня думать, как жить послезавтра без статуса газового монополиста Европы.

Дмитрий Родионов, политолог

Источник