Что получили Ереван и Бишкек от вступления в ЕАЭС

Вторник, 14 мая 2019 04:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Решение Армении и Кыргызстана присоединиться к Евразийскому союзу показало на практике свою перспективность. К таким выводам приходит Центр интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЦИИ ЕАБР) в своем аналитическом докладе «Эффекты интеграции Армении и Кыргызстана в рамках ЕАЭС».

По мнению экспертов, «прошло еще слишком мало времени для всеобъемлющей оценки эффективности вступления этих стран в Союз». К тому же на последние три года пришелся «не совсем благоприятный период развития мирового хозяйства в целом и стран ЕАЭС в частности», что «не могло не уменьшить положительный эффект интеграции для экономик Армении и Кыргызстана».

Но даже за этот короткий и сложный отрезок времени есть результаты, которые можно, что называется, пощупать руками.

Армения

После присоединения к ЕАЭС, армянская экономика развивалась достаточно динамично. Несмотря на неблагоприятные внешние условия (замедление темпов роста ВВП торговых партнеров по Союзу и падение мировых цен на основные экспортные товары), Ереван сумел компенсировать потери за счет увеличения физического объема продаж медных руд и концентратов в третьи страны (запуск Техутского горнорудного комплекса в конце 2014 года). В итоге падение денежных переводов из РФ, низкий потребительский и инвестиционный спрос внутри страны не помешал ВВП Армении вырасти в кризисном 2015 году на 3%.

В 2016-м серьезный спад сельскохозяйственного производства (-5,2%) и строительства (-11,3%) был уравновешен ростом промышленности и сферой услуг (туризм), что позволило экономике не упасть. А в 2017-м ВВП Армении и вовсе продемонстрировал самый высокий рост среди всех стран ЕАЭС (+7,5%). Здесь «большую роль сыграл рост денежных переводов физических лиц, главным образом из РФ, чему способствовало восстановление экономики России», отмечается в исследовании.

В прошлом году рост экономики вновь опустился до 5,3%, что связано с плохим урожаем и падением добычи металлических руд, потенциал увеличения которой на нынешних мощностях исчерпан.

Если посмотреть на изменение структуры ВВП, то за последние три года доля сельского хозяйства в экономике Армении снижалась, промышленность оставалась на стабильном уровне, а услуги росли (до 51,3% в 2017 году). Кстати, по темпам роста промышленного производства страна стала лидером среди стран ЕАЭС, что «стало возможным в том числе за счет использования “эффекта масштаба”, чему способствовало расширение рынка сбыта»  подчеркивают эксперты ЦИИ ЕАБР.

Во внешней торговле основные партнеры Армении находятся вне Союза, что обусловлено как её географическим положением, так и структурой товарооборота, где преобладает сырье. Но тенденции положительные. За первые два года интеграции оборот со странами ЕАЭС вырос с $1,2 млрд в 2015-м до $1,9 млрд в 2017-м.

Географическая структура торговли Армении (в млн долл.)

В условиях блокады азербайджанской и турецкой границы армянские перевозчики получили возможность льготного проезда через Грузию в международный автомобильный пункт пропуска Верхний Ларс (выделено две полосы). С 50 до 3 часов сократилось время на таможенные процедуры, создан  механизм транспортного контроля и либерализации грузовых перевозок, благодаря чему количество товара, перемещаемого автомобильным транспортом по итогам 2017 года, увеличилось на 41%, пассажирооборот вырос на 2,6%, а грузооборот – на 9,7%.

Кроме того, участие в Союзе позволило снизить цену на российский газ, от которой значительно зависит бюджет страны. В 2015 году она опустилась с $190 за 1 тыс. м³ до $165. В 2017-2018 гг. стоимость голубого топлива для Еревана снова упала (до $150), а в 2019-м вернулась до уровня в $165 за 1 тыс. м³.

Но наиболее заметную роль вступление в ЕАЭС сыграло в развитии инфраструктуры Армении в рамках сопряжения с китайским Экономическим поясом Шелкового пути (ЭПШП) и выравнивании социального положения ее граждан. В частности, Евразийский фонд стабилизации и развития (ЕФСР) выделил $150 млн на строительство четвертого (южного) участка коридора Север – Юг от границы с Ираном до города Каджарана. «Данный проект имеет для Армении высокое значение, облегчая транспортные коммуникации с Ираном и облегчая выход к Черному морю» и транспортным «артериям Азии и Европы», отмечают авторы доклада.

Тот же эффект, а также доступ к персидским портам дает строительство железнодорожной ветки в южном направлении. Параллельно реализуются трансграничные проекты строительства высоковольтных ЛЭП с Грузией и Ираном, что не только даст Еревану возможность участвовать в формировании единого рынка электроэнергии ЕАЭС, но и сделает его мостом между ЕАЭС и Тегераном.

В 2015-2017 гг. Ереван получил от ЕФСР кредит в $300 млн. Деньги расходовались на повышение эффективности госрасходов, улучшение делового климата в стране и дедолларизации банковского сектора. Важно, что за последние годы в стране постоянно снижается уровень бедности, хотя обуздать безработицу пока не удалось.

Кыргызстан

Хуже последние три года перенесла экономика Кыргызстана. В 2015 году, буквально сразу после вступления в ЕАЭС, на республику оказали сильное негативное воздействие снижение мировых цена на металлы, а также падение деловой активности в РФ и курса рубля. «Это свидетельствует о зависимости Кыргызстана от торговли с соседними странами, прежде всего от экспорта золота, а также от поступлений денежных переводов от трудовых мигрантов», – констатирует ЦИИ ЕАБР.

Тем не менее в 2015-2016 гг. темпы роста киргизской экономики оставались в положительной зоне (+3-4%), а в 2017-м, когда денежные переводы в страну выросли почти на четверть (+24,2%), ВВП КР рос еще быстрее. Несмотря на неплохие показатели развития во всех сферах, в прошлом году рост экономики страны вновь замедлился (+3,1%), поскольку на крупнейшем месторождении золота Кумтор перешли к разработке участка с бедным содержанием руды, из-за чего резко упал его экспорт.

Примечательно, что структура ВВП за последние три года почти не изменилась. «В стране сформировались так называемые золотые качели, что ставит экономику Кыргызстана в жесткую зависимость от этой сферы», – подчеркивается в докладе. Для поддержки республики ЕАБР сейчас прорабатывает финансирование закупки казахстанского оборудования стоимостью $30 млн для киргизского золоторудного месторождения Джамгыр.

В 2015 году из-за плохой внешней конъюнктуры и слабого внутреннего спроса спад наблюдался не только в добыче полезных ископаемых, но и в обрабатывающей промышленности (пищевая, текстильная отрасли). Но в 2016-м промышленное производство стало демонстрировать положительную динамику и в 2018 году выросло примерно на 12%. Но, так или иначе, доминирующее положение в киргизской промышленности по-прежнему остается за горнодобывающей сферой и разработкой открытых карьеров.

Внешняя торговля пока остается дефицитной, но в 2015-2018 гг. негативное сальдо последовательно сокращалось в первую очередь благодаря падению импорта. Это связано с падением покупательной способности населения и инвестиционного спроса. Если не учитывать золото, то именно страны ЕАЭС являются главным рынком сбыта для произведенных в Кыргызстане товаров, правда, товарооборот с ними за три года взаимной интеграции не только не вырос, но даже упал с $2,5 млрд в 2015-м до $2,4 млрд в 2017-м.

Более того, «наблюдается устойчивая тенденция к повышению доли импорта из стран вне Союза, что свидетельствует об отсутствии видимого влияния интеграции на общую географическую структуру Кыргызстана», говорится в исследовании.

Безусловную выгоду Бишкек получит от энергетической интеграции. Формирование общего рынка газа со странами ЕАЭС простимулирует инвестиционную активность в смежных отраслях республики, снизит оптовые цены на голубое топливо на 41-64% и сэкономит для киргизских потребителей $3,6 млрд в год.

Результатом интеграционных процессов является модернизация таможенной инфраструктуры в области санитарных, фитосанитарных и ветеринарных стандартов на сумму $1 млрд за счет средств российско-киргизского фонда (РКФР) и ЕАБР. «Большая работа была осуществлена по оснащению пунктов пропуска необходимым оборудованием», в частности по модернизации лабораторий санитарно-эпидемиологической службы, отмечают эксперты ЦИИ. Благодаря разбюрократизации рынка транспортных услуг в рамках ЕАЭС в 2017 году в стране вырос грузооборот (+7,1%) и пассажирооборот (+8,3%).

Из ЕФСР выделено $60 млн на строительство 67-киллометрового участка автотрассы Бишкек – Ош (от села Маданият до города Джалал-Абада), а также $110 млн на реабилитацию Токтогульской ГЭС и еще $110 млн на ввод в эксплуатацию второго гидроагрегата Камбаратинской ГЭС-2.

Упрощение миграционного режима в РФ для киргизских граждан оказало положительное влияние на внутренний рынок труда. И, хотя социальное положение жителей остается нелегким, вступление в ЕАЭС позитивно отразилось на уровне жизни в республике.


Источник: https://www.ritmeurasia.org

Прочитано 118 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии