Россия — Запад. К чему приведёт перегрузка нестабильности?

Похоже, все перипетии международной политики служат яркой иллюстрацией, насколько расходятся мировоззрения России и Запада, какая пропасть лежит между их ценностями. Наш МИД говорит об идеях западного «триумфаторства», о желании «взять на понт» нашу страну, вместо партнёрства — о намерении «бить горшки», не скрывая решимости сменить кремлёвский режим. Ответ неизменен: обвинения в агрессии на Украине и в попрании международных норм. Причём, ни доказательств первого, ни объяснения, что это такое, — трансграничные порядки, — не приводится. Как говорится, на дворе XXI век, а они фигвамы рисуют.

Лавров отмёл нападки многих западных партнёров, что действия России в сопредельном государстве изменяют мировой порядок. «Аннексия» Крыма для нас — возвращение полуострова в родную гавань, избавление русских от репрессий правительства Киева. Да и помощь «пророссийским сепаратистам» в Новороссии доказать смогли только на невнятных, размытых фотках в соцсетях.

Из архива: Значительно более нейтральное определение — «присоединение», избрала лидер французского «Нацфронта» Марин Ле Пен, потребовав от ЕС юридического признания легитимности общекрымского референдума. Одобрение его итогов будет поставлено на голосование в болгарском парламенте. В Германии 39% принимают включение полуострова в состав РФ. За союз с Россией — польский «Союз демократических левых сил» во главе с очаровательной Огорек.

Лавров небезосновательно утверждает, что те самыемеждународные нормы разрушались Западом десятилетиями попранием принципов ООН, военными действиями, восточной экспансией НАТО. А после победы в Холодной войне, Запад решил, что имеет право игнорировать законные интересы безопасности России, настраивать соседей против Москвы. Глава МИД призвал к полномасштабной оценке ситуации, созданию общеевропейского дома на базе равной безопасности, отметив, что Европе не обойтись без России.

Естественно, подобная точка зрения решительно противоречила воззрениям западных партнёров, несмотря на расхождение в их политических взглядах.

Из архива: ЕС и США высказали общую позицию, выраженную в доктрине «противодействия, сдерживания российской агрессии». Ими была подтверждена приверженность концепции трансатлантической солидарности, решимость встать на защиту «международных норм, нарушаемых Москвой». Они были названы: незыблемость государственных границ (о Югославии, самой Германии в нынешних границах и СССР было предусмотрительно забыто), неприемлемость сфер влияния (о расползании НАТО тоже не вспоминалось), суверенное право стран выбрать союзников, а также участвовать в международных организациях.

Доживающая последние месяцы администрация США поддерживает политику по «перегрузке» отношений с РФ. Оказывается, вина Путина в том, что тот разрушил мечты Белого дома о месте, отведённом нам, учинил репрессии в России, не уважает права сопредельных стран. Видимо, запрещает раздавать печенье бунтовщикам. Администрация Обамы сделала выводы. Она меняет приоритеты, будет восстанавливать краеугольные принципы, на которых строится стабильность и свобода Европы.

Из архива: Кроме того, Россия угрожает суверенитету Украины, с помощью коррупции свергает правительства направо и налево, использует энергоресурсы для принуждения. Сами же Штаты не желают ослабить экономику РФ. Но угрожают при этом продолжением воздействия на партнёра как экономическими, так и дипломатическими средствами и готовы к защите «оказавшихся в опасности». Этот постулат заботит как американских политиков, так и российских экспертов.

Кремль обвинён в возрождении имперских амбиций, в стремлении к захвату соседних территорий, хотя американские ветераны геополитических игрищ говорят о растущих геополитических амбициях США, о притязаниях на положение исключительного хранителя мировой безопасности. Но вот британский аналитик «путинского режима» Эдвард Лукас думает несколько иначе, считая, что и сегодня большинство специалистов Запада не осознают потенциала возможностей и амбиций России.

Он уверен, что Кремль видит слабости цивилизованного мира гораздо отчетливее его самого и беспощадно играет на них, как раньше их эксплуатировали Китай и Саудовская Аравия. Кремленолог убеждён, что Москва «просочилась во все элементы госаппарата Украины»,разведав ситуацию, подкупала, запугивала, оказывала экономическое давление. Для этого использовались энергетические санкции, торговая блокада, финансовые манипуляции. Итог: дезориентация Украины, она — банкрот, причём, до начала войны.

Но и ныне, уверен аналитик, на Западе не понимают масштаба амбиций, потенциала России, цель которой — дезориентировать, разрушить солидарность оппонента, установить гегемонию над соседями. Он видит пугающее влияние Москвы в Юго-Восточной, Центральной, и даже Западной Европе. Это — угроза планам ЕС и НАТО, пример — Греция. Москва, считает Лукас, использует пятую колонну, энергетическое лобби, вливая деньги в общественную жизнь Запада, покупая влияние в партиях Старого Света, нанося информационные удары «шустрыми СМИ», такими, как RT.

Россию аналитик считает актуальной опасностью, сосредоточенной на Европе. Для противодействия ей необходимо сотрудничество всевозможных правительственных структур, бизнеса и СМИ. В противном случае Запад проиграет, не сохранив свободы и толерантности. Ах, если бы всё это было действительно так! У русских был бы серьёзный повод гордиться нашими властными структурами, которые так умно и последовательно отстаивают интересы страны на мировой арене.

Другой журналист, Уолтер Мид видит угрозу Западу в том, что там неспособны понять того, как Владимир Путин видит мир. И это означает проблему непонимания, — как вести себя с ним? Ни политические лидеры, ни аналитики не могут осознать внешней политики России. Никто не был в состоянии предсказать «вторжение» на Украину, недооценил решимость Путина, его способность бросить вызов тем самым «заветным западным нормам». На пути — непонимание «природы угрозы России», невозможность конструктивно осмыслить, как противостоять ей.

Он убеждён, Путин считает, что ложные основы, лежащие под величественным фасадом Запада, продолжают разрушаться ускоренными темпами, и достаточно будет несильного толчка, чтобы опрокинуть этот карточный домик; российский Президент думает, что сможет победить, и будет действовать по своему плану.

А что же сильные мира сего? В целом, вердикт мюнхенской встречи был таков: Россия с Западом ещё не достигли всеобъемлющего противостояния, характерного для Холодной войны ХХ века. Однако диаметрально противоположные, подчеркивающие глубокое расхождение, взгляды на события стали очевидными. Но, по суждению Запада, именно он толерантно пытается погасить конфронтацию, стремится восстановить мир во всём мире: Украине, Сирии, Венесуэле, Китае.

Проблемы Запада во многом связаны с тем, что он привык восседать на сооружённом им самим троне мирового гегемона. И иначе себя позиционировать уже не может. Но то, что было не далеко от истины в конце XX века, сейчас вызывает большие и обоснованные сомнения. И Россия — фактически первая, кто заявил об этом. Престол старого правителя уже опустел, на сцену выходит новая историческая реальность. И, чтобы по этому поводу не думал уходящий в прошлое однополярный мир, изменения происходят. И чем дальше, тем быстрее.

Источник

Теги: Россия