Гуманитарное противостояние Китая и Европы будет усиливаться – эксперт

Пятница, 12 июня 2020 04:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

21 января стало известно о том, что в Швеции закрываются все китайские институты и школы Конфуция. Вслед за этим в США закрыли старейший Институт Конфуция в Мэриленде. Кроме того, Минобороны США также отказалось от финансирования языковых курсов в университетах, которые сотрудничают с центрами Конфуция. 

Всё это происходит в контексте резкого ухудшения отношений Пекина и Вашингтона в последние месяцы. В интервью «Евразия.Эксперт» доктор исторических наук и профессор Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов оценил перспективу развязывания культурной войны против Китая странами Запада.

– Британское издание The Times сообщило о закрытии в Швеции всех институтов и классов Конфуция, финансируемых Китаем. Данная страна стала первой в Европе, полностью отказавшейся давать площадку для китайских образовательных проектов. Почему именно Швеция проявила такую инициативу?

– Вся ситуация началась несколько раньше, еще до января. В течение двух последних лет некоторые Институты Конфуция выводились за площадки университетов. Особенность этого феномена заключается в том, что Институты Конфуция действуют на основе соглашений с уже существующими университетами по всему миру. По завершении всех договоров, которые обычно заключаются на три года, в январе их решили не продлевать. Институты Конфуция не закрывали, но лишали площадки. Это был своеобразный «паллиативный» вариант, не поддерживать эти центры в Европе.

Но лишь сейчас начинается фронтальное наступление против Институтов Конфуция, ведь большинство из них в Европе (а до этого и в Японии и США) объявлены центрами влияния Китая. Закрытие институтов и классов Китая происходит на волне крупного негатива, который во многом искусственно создан в Европе и США. Главная задача этого – лишить Китай возможности создания прокитайских лоббистских структур на территории Европы и США.

– Подталкивали ли Стокгольм к этому шагу США?

– Во многом негатив к Институтам Конфуция формировался со стороны США и Европы (прежде всего Великобритании) в течение длительного времени, и здесь были как реальные претензии, так и абсолютно искусственные.

Но главный аргумент противников Институтов Конфуция заключался в том, что в этих центрах идет мощное «промывание» мозгов. В этом плане нельзя допустить существование подобных структур на территории своих стран.

Однако система взаимозависима. Китай, в свою очередь, тоже может закрывать Институты Учредителей Британского Содружества и Французского Альянса, потому что деятельность таких организаций идет во многом на обоюдных основах. Но в результате развяжется война в гуманитарных секторах.

– Тенденция к закрытию Институтов все равно продолжится?

– Безусловно, в некоторых странах закрытие Институтов Конфуция будет продолжаться. Взять как пример Карлов Университет в Чехии, который закрыл гуманитарный центр, сотрудничавший с Китаем. Это произошло из-за обвинения в том, что Китай оказывает слишком сильное влияние на образовательные организации. Можно ожидать такой же негативной реакции и в странах Западной Европы. Каждый выбирает свою позицию.

В некоторых странах Институты Конфуция являются излишними для образовательной структуры. Допускать на свою территорию Институты, которые дублируют и, может быть, даже не на очень высоком уровне преподают китайский язык – бессмысленно, но ведь при этом никто не запрещает преподавать китайский язык китайским гражданам. Вторая категория – это те страны, где исторически не было китайского, однако язык изучают для обогащения. Это Центральная Европа, Мальта. И, наконец, есть третья группа стран, которые пытаются создать альтернативы устаревшим востоковедческим программам: где они когда-то были, но занимались классическим востоковедением, и сейчас нуждаются в современной тенденции развития китайской культуры. Они частично готовы принять Институты Конфуция. Но в ближайшее время количество таких учреждений на территории Европы сократится.

Если Институты Конфуция пытаются создать альтернативный Китай, то вряд ли какая-либо страна их поддержит. Если же речь идет о развитии культурных центров, то в этом ничего плохого нет. Но надо понимать, что должен быть профессиональный альтернативный подход к Китаю.

Например, в российских городах, где сложились сильные китайские школы (Москва, Санкт-Петербург), Институты Конфуция не играют существенной роли, поскольку китаеведение здесь – профессиональное. Если же мы берем города за Уралом, где исторически не было таких школ, то на тех территориях Институты Конфуция пропагандируют свои подходы к изучению Китая.

– Как вы считаете, сможет ли существующая китайская организационная модель «мягкой силы» адаптироваться к возрастающему давлению? Какие действия должны последовать со стороны Китая?

– Очевидно, нужна новая подготовка специалистов для изучения современного Китая, чтобы грамотно выстраивать отношения. Кадры – всегда национальный ориентир. В этом плане Китай не очень заинтересован, через Институты Конфуция он стремится объяснить свою точку зрения, что вполне логично. Поэтому нужно искать баланс. На мой взгляд, самое правильное – создание совместных дирекций, где вместе определяются формы развития институтов.

Институты Конфуция носят не учебную, а именно культурную функцию, то есть пропаганду и развитие китайской культуры. Поэтому к ним так и надо относиться. Но если эти Институты спонсируются за счет китайской стороны (а так и получается), то по российским законам, например, они являются иностранными агентами.

На мой взгляд, перспектива – это создание совместных и эффективных программ преподавания китайского языка, особенно современного, языка интернета и делового общения, то есть когда страна не может самостоятельно справиться с созданием таких курсов без помощи Китая.

Кроме того, Институты Конфуция могли бы стать интересными площадками для дискуссий по поводу развития китайской культуры вместе с российской, американской, французской культурами. Институты Конфуция могут стать местом проведения конференций и обсуждений, но допускать на свою территорию центры без их последующего контроля не получится. Вряд ли какая-то страна на это пойдет.

– То есть Пекин, вероятно, не будет отвечать агрессией на закрытие Институтов Конфуция?

– Китай всегда пытается договориться. И сейчас Пекин не понимает, почему идет такая кампания против Институтов Конфуция, потому как действительно считает, что несет лишь образовательную структуру, которую нужно поддерживать.

Но важно понимать, что есть и реальные претензии к Институту Конфуция, касающиеся не только идеологий. Лично я не видел в России ни одного человека, который бы обучался в Институте Конфуция и при этом хорошо бы говорил на китайском языке. Преподавание не дотягивает до нормального уровня.

При этом, если дополнительно человек обучается в каком-то институте, то такая ситуация обучения подойдет. Или, например, если человек обучался в Институте Конфуция, но при этом хорошо знал историю Китая. Однако этих людей невозможно использовать как специалистов. Если же произойдет консолидация институтов, то это будет очень хорошо, но пока этого не наблюдается.

Беседовала Валерия Арнаут


Прочитано 217 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии