Белорусия и безопасность Калининграда

Геополитический тыл Калининградского эксклава

14 сентября прошли переговоры между начальниками Белорусской и Калининградской железных дорог. Главы ведомств договорились наращивать взаимные пассажирские и грузовые перевозки, взаимодействовать в сфере продвижения вагонопотоков из Белоруссии и «материковой» России в Калининградскую область и обратно в условиях санкций коллективного Запада, сотрудничать в сфере обеспечения безопасности перевозок.

Отмечено, однако, что на сотрудничество оказывают негативное влияние ограничения, накладываемые Литвой, в частности по количеству пассажирских поездов и перевозимых ими пассажиров.

При этом взаимодействие Белоруссии с Калининградской областью Российской Федерации не сводится к транспортным перевозкам и транзиту. По сути, Белоруссия является для российского эксклава геополитическим тылом, от надежности которого во многом зависит безопасность большого региона.

Особенно важным это становится сегодня, в условиях кризиса отношений России и коллективного Запада. Калининград может стать следующей точкой высокой напряженности в случае дальнейшего обострения международной обстановки.

Эксклавы, обособленные от основной территории своего государства и со всех сторон окруженные другими странами, всегда уязвимы. Геополитический предшественник российской Калининградской области, Восточная Пруссия, тоже была эксклавом, и проблема так называемого Данцигского коридора дала Гитлеру повод начать агрессию против Польши. Конфликт в Нагорном Карабахе вспыхнул из-за того, что этнически армянский анклав оказался внутри территории Азербайджана. Перманентная напряженность на границе Киргизии и Узбекистана обусловлена этнической чересполосицей и существованием мелких анклавов (узбекских в Киргизии и наоборот) в пограничной зоне. Примеры можно продолжать.

Калининградская область была эксклавом с самого начала своего существования, после того как по итогам Второй мировой войны бывшая Восточная Пруссия была разделена на две части: южная была включена в состав Польши, а северная вошла в состав РСФСР. Однако до 1991 года это был внутренний эксклав, существование которого, казалось, не представляло никакой проблемы. Собственно, так и было. Всё изменилось с распадом СССР, когда Калининградская область оказалась отрезанной от РФ территориями Литвы и Белоруссии, провозглашённых независимыми государствами.

Основной проблемой в связи с Калининградом стало обеспечение транзита через территорию Литвы, которая с самого начала заняла недвусмысленно антироссийскую позицию, усугублённую евроатлантическими устремлениями литовских верхов.

После вхождения Польши и Литвы в состав ЕС и НАТО Калининградская область оказалась внутри чуждого геополитического блока.

Тем не менее долгое время вокруг Калининграда удавалось поддерживать шаткий компромисс, обеспечивая более или менее свободный транзит людей и грузов через территорию Литвы. Однако было очевидно, что эксклавный статус Калининграда является ахиллесовой пятой РФ, открывая для стран-транзитёров многочисленные возможности для шантажа. Этим и попыталась воспользоваться Литва летом 2022 г., введя ограничения на транспортировку российских грузов под предлогом выполнения ею европейских санкций. И хотя впоследствии ситуацию удалось откатить назад, опасный прецедент создан.

В связи с этим значение Белоруссии для калининградского вопроса трудно переоценить. Несмотря на справедливые нарекания на медленность и неэффективность белорусско-российской интеграции, а также неоднозначное порой поведение Минска как союзника Москвы, в случае с Калининградом союзный статус Белоруссии пока ни разу не дал сбоя.

Более того, порой забывается, что проблема калининградского транзита – это проблема транзита не только через Литву, но и через Белоруссию, поскольку транспортировка калининградских грузов через Белоруссию мало чем отличается от внутрироссийской. Благодаря этому транзитное плечо через «враждебную» (литовскую) территорию составляет чуть более 200 км. Если бы недружественную в отношении России позицию заняла и Белоруссия, длина транзитного маршрута увеличилась бы почти до 1000 километров.

С точки зрения военно-политической белорусская армия и единая российско-белорусская система ПВО также создают для Калининграда надежный тыл. Такая геополитическая конфигурация раздражает Запад, где воспринимают Калининградскую область как военный форпост России внутри ЕС и НАТО.

Близость Калининградской области к границам Белоруссии, по мнению западных стратегов, создает серьезную угрозу для восточного фланга НАТО в случае военной конфронтации с Россией. Расстояние от Белоруссии до Калининградской области по автомобильным дорогам – немногом более 200 км, а по прямой и того меньше. Это создает узкое бутылочное горлышко между Прибалтикой и Польшей, которое в случае военного конфликта легко перерезать встречными ударами с территории Белоруссии и Калининградской области (Сувалкский коридор). Когда в 2017 г. на территории Белоруссии проходили совместные с Россией учения «Запад», в европейских столицах был поднят переполох; учения трактовались как прямая угроза со стороны «коридора».

Существование «белорусского балкона» в качестве стратегического плацдарма РФ трактуется Западом как угроза всему восточному флангу НАТО. Поэтому внесение раскола в белорусско-российский союз и установление в Минске антироссийского режима остается долгосрочной задачей Запада.

Всеволод Шимов, политолог

Источник