«Лучше слушать звук от двигателей российских самолетов, а не чьих-то других…»

Среда, 04 сентября 2019 04:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Портал «Евразийская информационная лига» побеседовал с начальником российской авиабазы в Армении, полковником Александром Петровым.

 - Aлександр Георгиевич, прежде всего хотелось бы провести небольшую историческую экскурсию по созданию российской авиабазы в Армении. Как все начиналось?

- В 1994 году между правительствами Республики Армения и Российской Федерации были достигнуты принципиальные договоренности о возможности размещения российских военных на территории Армении. Основным местом базирования войск был определен город Гюмри, расположенный в 126 километрах от Еревана. До момента вывода соединений Краснознамённого Закавказского военного округа здесь дислоцировалась 127-я мотострелковая дивизия, на её базе и была сформирована 102-я российская военная база (РВБ). Так как в распоряжении Армянской армии не было истребительной авиации, способной прикрыть с воздуха сухопутную составляющую как своих, так и российских войск, то в состав РВБ была введена авиационная компонента. Директивой Генерального Штаба ВС РФ от 29 сентября 1994 года на базе 472 иап (г.Курск, 7-я дивизия Московского округа ПВО) была сформирована 426-я Авиационная группа. Для места базирования выбрали второй по величине аэропорт города Ереван «Эребуни». Уже 28 октября сюда прибыл первый транспортный Ил-76 с российскими специалистами. Первым командиром авиагруппы был назначен полковник Валеев Раис Ильгизарович, под руководством которого авиаторы начали обустраивать старый гражданский аэропорт и готовить его к эксплуатации боевых самолётов. В начале декабря 1994 года из Курска в «Эребуни» перелетело шесть истребителей МиГ-23П и МиГ-23УБ (4 и 2). Именно в их задачу входило прикрытие от ударов с воздуха частей 102-й военной базы российских войск на территории Армении. 17 декабря авиагруппа заступила на боевое дежурство. Общая численность персонала базы на тот момент составляла всего 79 человек. Договор о размещении в Армении сроком на 25 лет российской военной базы был официально подписан 16 марта 1995 года. В ноябре 1998 года в жизни авиагруппы произошли серьезные изменения – к ней добавилась часть обеспечения - 520-я авиационная комендатура. Одновременно с расширением штата было принято решение о смене авиационной техники, находившейся на вооружении авиагруппы. На замену выведенным из эксплуатации в ВВС России МиГ-23 должны были поступить истребители 4-го поколения МиГ-29. В соответствии с Директивой Министра Обороны ВС РФ от 30 июля 1998 года в ноябре 1998 года началось перевооружение 426-й авиагруппы на самолёты МиГ-29. 15 декабря 1998 года на аэродроме Зерноград представителями ИАС 426-й авиагруппы приняли первые 5 истребителей МиГ-29 (1 МиГ-29УБ и 4 МиГ-29 изд. 9.13). На следующий день самолёты перегнали в Ростов-на-Дону, откуда после прохождения таможенных формальностей они вылетели в «Эребуни». 24 декабря 1998 года состоялась первая лётная смена, а 12 февраля 1999 года личный состав Авиагруппы заступил на опытно-боевое дежурство в объединенной системе ПВО СНГ в составе пары истребителей. Ритуал напутствия экипажам, заступающим на охрану воздушных границ, проводил лично Главком Военно-Воздушных Сил генерал-полковник Анатолий Корнуков. 26 февраля 1999 года с аэродрома Зерноград в «Эребуни» забрали вторую группу истребителей, состоявшую из четырех МиГ-29 изд. 9.13 и одного МиГ-29УБ. А в июле и октябре того же года лётчики с аэродрома Миллерово перегнали в Армению оставшиеся восемь самолётов. Таким образом, за неполных одиннадцать месяцев 426-я Авиационная группа получила в своё распоряжение 18 истребителей, полностью перевооружившись на новый для себя тип авиационной техники. Старые МиГ-23П/УБ, еще несколько месяцев простоявшие на одной стоянке с МиГ-29, были разобраны и утилизированы прямо в аэропорту. С 1 июля 2001 года, согласно Директивы Генерального штаба ВС РФ, 426-я Авиагруппа и 520-я Авиакомендатура были организационно переформированы в 3624-ю Авиационную Базу. 12 ноября 2003 года стало черным днем для всего коллектива 3624 АБ. В 13 часов 53 минуты по местному времени, во время облётов РЛС, в 18 км от города Гюмри у села Джаджур, на северо-западе Армении, произошла катастрофа самолёта б/н 22. МиГ-29 столкнулся со склоном горы на высоте 2550 м, после чего отрекошетировал и взорвался в воздухе. Из полёта не вернулся начальник воздушно - огневой и тактической подготовки старший лётчик майор Кардаш Константин Борисович. С января 2015 года российская авиабаза в Армении усилена 18 новыми вертолётами Ми-24П и Ми-8МТШ. Эскадрильи присвоено имя небесного покровителя Ильи Пророка.

- Расскажите, пожалуйста, в каком году Вы стали руководителем российской авиационной базы в Армении?

- Прежде всего хотел бы сказать, что после распада СССР на территориях нескольких иностранных государств остались, либо были созданы заново, ряд военных объектов, которые находятся под управлением российского командования. Крупные оборонные объекты и военные базы расположены в Абхазии, Армении, Казахстане, Киргизии, Таджикистане, Южной Осетии и даже в сирийском порту Тартус. Одна из таких баз размещена в Республике Армения на аэродроме «Эребуни» (город Ереван) - 3624-я авиационная база, входящая в состав 102-й российской военной базы Южного военного округа. Что касается моего назначения руководителем российской авиационной базы в Армении, то это произошло весной 2011 года по решению главнокомандующего ВВС России. Первая моя реакция была, мягко говоря, весьма сдержанной. Но после определенного раздумья предложение было принято. Так с 12 декабря 2011 года я возглавил «Эребуни», а через несколько недель совершил первый полёт на новом месте, полюбовавшись с высоты этим прекрасным краем. Познакомившись с местным населением, наладив взаимодействие с различными структурами, которые здесь находятся, я постепенно изменил отношение. Сейчас часто повторяю, что очень пожалел, если бы не попал служить в эту часть.

- Какие задачи стоят сегодня перед авиабазой «Эребуни»?

- Как вы, скорее всего, уже знаете, история авиабазы берет своё начало с лета 1994 года, когда сюда перебазировали 6 МиГ-23. Основной задачей авиабазы всегда являлось несение боевой службы в объединенной системе ВВС ПВО СНГ. В 1998 году авиабазу перевооружили на МиГ-29. С 6 сентября 2014 года мы приступили к боевому дежурству составом из двух истребителей днем и ночью. Наши истребители отвечают за прикрытие войск 102-й российской военной базы, составной частью которой являемся и мы. Наша авиабаза уникальна. Я не знаю других прецедентов, когда авиационная часть замыкается на командира пехотного подразделения. Даже авиабаза «Кант» в Киргизии подчиняется 2-му Командованию ВВС и ПВО ЦВО, а мы - напрямую командиру 102 РВБ. В этом много как положительных нюансов, так и определенных моментов, которые создают, скажем так, «шероховатости» в несении службы. Какие именно? В 102 РВБ нет инженерного отдела, знающего специфику авиационного дела, нет того тыла, который бы знал особенности нашей работы. И по отдельным вопросам мы продолжаем тянуться за помощью к 4-му Командованию ВВС и ПВО ЮВО. Положительного тоже много, потому что зачастую тут намного быстрее принимаются решения. Если требуется оперативная помощь, мы напрямую обращаемся к командиру 102-й базы и получаем её незамедлительно.  

- Как Вы оцениваете подготовку личного состава авиабазы к выполнению поставленных перед ней задач?

- Для того, чтобы нормально выполнять задачи, военный лётчик должен быть влётанным. Не просто влётанным в «горизонте» и простых метеоусловиях, а в полном объеме курса боевой подготовки. И при решении этого постулата мы сталкиваемся с рядом очень серьезных особенностей своего аэродрома. Во-первых, аэродром горный. Мы находимся на превышении в 1000 метров над уровнем внутреннего моря. Это очень серьезно. Простой пример. Для лётчика с поднятием на высоту в 1000 метров истинная скорость отличается от приборной уже на 40 км/ч. Если на равнине мы заходим на посадку, касаемся полосы со скоростью 260-280 км/ч, и путевая скорость такая же, то здесь по приборам мы подходим к полосе с 260-280 км/ч, а в реальности лётчику приходится совершать посадку на скорости 300-320 км/ч. Другой особенностью является то, что аэродром находится в 14 км от государственной границы с другим государством. Причем именно по курсу взлёта и посадки. Таким образом, обыкновенная схема захода на посадку, когда самолёт за 20 км до аэродрома начинает плавно снижаться, здесь невыполнима. Или мы уже 10 километров как должны лететь над территорией Турции. Такого не происходит, потому что используется другая схема захода, называемая условно-посадочная. Если говорить простым языком, самолёт сначала снижается с определенным курсом, а затем доворачивается непосредственно на траекторию посадки. Это тоже предъявляет определенные требования к подготовке лётного состава. Не следует забывать, что мы опоясаны со всех сторон горными системами высотой от 3600 до 5000 метров, состоящими из самой высокой точки Армении - горы Арагац, вулканическими горами в направлении Севана, ну и конечно Большого и Малого Арарата. Получается, что весь пилотаж мы выполняем на высотах от 4000 метров и выше. Для полётов на малой и предельно малой высоте приходится использовать зону над аэродромом, который сейчас практически со всех сторон окружен городскими кварталами Еревана. Меры соблюдения требований безопасности полётов для личного состава не просто высокие, а максимально высокие. И, наконец, еще одна особенность в нашей работе - это расположенный всего в 4 км, на попутно-пересекающихся курсах, международный аэропорт Звартноц. Не скажу, что перечисленные мною особенности предъявляют к лётчикам какие-то уж исключительные требования, но уровень подготовки должен быть высоким. Изначально командованием было принято решение привлекать для службы в Армении лётный состав не ниже 2-го класса, что мы до настоящего времени и делали. Но в этом году к нам пришло 5 лейтенантов, выпускников училищ. Наши особенности могут сформировать у них ненужные на раннем этапе лётной карьеры системные навыки, поэтому на данный момент эти молодые лётчики находятся на других аэродромах. Ближе к концу года они прибудут к нам. Посмотрим, как у них получится. На боевой подготовке наших лётчиков сказывается то, что в Республике Армения у нас нет своего полигона, на котором была бы возможность выполнять пуски ракет воздух-воздух и работать по земле. На данный момент решение данной проблемы мы видим только в отправке лётчиков в Россию, где они поддерживают навыки боевого применения. Несколько слов надо сказать об интенсивности лётной работы. Вместе с нами на аэродроме базируются вертолёты ВВС Армении, во взаимодействии с ними нам удается летать не менее 3-х дней в неделю. Если дни совпадают, то они летают утром, а мы забираем себе вторую смену - день с ночью. Налёт у нас достаточно высокий. Если анализировать, то за три года, как я перевелся в Эребуни, мой среднегодовой налёт превышает 100 часов. Хотя я командир и у меня очень много другой, «бумажной», работы. Мой заместитель военный лётчик 1-го класса подполковник Дмитрий Шаршов и старший штурман военный лётчик 1-го класса подполковник Николай Николаев выполняют полёты в качестве инструкторов на «спарках», и их налёт приближается к 140 часам в год. Плюс они же летают и на боевых, прибавьте еще часов по 40-50. У лётного состава в эскадрильях в прошлом и позапрошлом годах налёта ниже 60-70 часов нет. У командиров звеньев показатель выше – 90-100 часов. Как видите, уровень серьезный. Летаем парами и звеньями. Практически весь лётный состав от 2-го класса подготовлен к ведению маневренных воздушных боёв в составе пар. Кроме того, на маневренный бой подготовлены два звена. Одиночно способны вести бой все лётчики, в том числе и молодые лейтенанты, выпускники 2018 года.

- Aлександр Георгиевич, в каком состоянии сейчас авиационная техника и как Вы оцениваете подготовленность инженерно-технического состава?

- Как обычно шутят у нас в войсках: самолёты не молодые, но зато стоят на свежем воздухе. Если серьезно, то с моей точки зрения, наши МиГи находятся в очень хорошем состоянии. Почти весь парк истребителей прошёл через авиаремонтные предприятия или в данный момент завершает там ремонт. Хочу отметить, что нам возвращают фактически новые самолёты. Качество восстановления техники очень высокое. Когда я только пришел сюда служить, меня искренне поразило, насколько четко и слажено действует инженерно-технический состав, даже в сравнении с моим любимым кубинским полком. Конечно там так же чутко относятся ко всему, что происходит в воздухе. Но у нас, если у самолёта произошел какой-то отказ и он заруливает на стоянку, инженеры в считанные минуты стараются решить проблему и подготовить машину к следующему вылету. Причем слажено работает весь коллектив, возглавляемый командиром АТО майором Барковым. То же можно сказать и про специалистов ТЭЧ, начальником которой является майор Виктор Шикула. Когда идут полеты, то многие из них находятся здесь. Вместе со всеми провожают и встречают самолёты. Это не входит в их обязанности, люди действуют от души. О зарождении новой традиции присвоения имен самолётам: инициатива присвоения имен православных святых авиационной технике с 2014 года принадлежит бывшему помощнику командира 102-й российской военной базы по работе с верующими военнослужащими архимандриту Андрею. Через органы по военно-политической работе 102-ой РВБ, а именно заместителя командира базы по военно-политической работе, нам было предложено рассмотреть его идею. Архимандрит Андрей приехал к нам на аэродром и, уже на месте узнав, что совсем недавно мы получили с завода новую партию боевых машин, предложил в ближайшее время провести чин освящения всех наших истребителей с одновременным присвоением трем МиГ-29 имен святых князей: Александра Невского, Дмитрия Донского и святого мученика Меркурия Смоленского. В 2017 году вертолетной эскадрилье присвоено имя святого покровителя Ильи Пророка и 9 самолетов имеют имена святых покровителей и одному присвоено имя первого Героя России генерал-майора Суламбека Осканова. Личный состав поддержал начинание и 14 марта 2014 года мы провели это торжественное мероприятие. Хочу сказать, что после службы в Кубинке у меня есть большой опыт в проведении общественных мероприятий. И поначалу я к нему отнесся не сказать, чтобы легко, скорее как к обычному хорошему делу, которое просто надо сделать. Но когда мероприятие начало развиваться и мы увидели отношение архимандрита Андрея, а также реакцию личного состава на происходящее, то это очень серьезно тронуло за душу. Истребителям присвоили имена. Вскоре прошли первые лётные смены, где наши МиГи отлетали в новом статусе. Отлетали хорошо. И отдельные скептики, изначально с юмором относившиеся к новой традиции, как-то быстро поутихли. Как и обещали, мы наконец-то нанесли имена и лики святых на борта самолётов. Уверен, что в ближайшее время данная традиция будет продолжена. Это нужно для воспитания личного состава и укрепления воинского духа.

- Общаетесь ли Вы с местным населением?

- Хочу отметить, что хорошей традицией у нас стало проведение дней открытых дверей и иных общественных мероприятий. Я фанат авиации. Убежден, что на самолёты можно смотреть всегда и вне зависимости от того, на земле они или в воздухе. А такой самолёт, как МиГ-29, красив сам по себе, он притягивает восторженные взоры людей, далёких от авиации, и не оставляет никого равнодушным. Поэтому, когда в своё время к нам стали системно обращаться представители подшефной школы, посольских и иных российских организаций с просьбами организовать посещения авиабазы, то по согласованию с командиром 102 РВБ и при содействии пресс-службы Южного военного округа было принято решение проводить ежегодно дни открытых дверей. Приглашаем школы, институты, представителей нашего посольства и организации «Российский центр науки и культуры», министерство обороны Республики Армения. Получаются прекрасные праздники. Гости знакомятся с жизнью и бытом воинской части, смотрят наземную экспозицию, любуются одиночными полётами, парами, звеньями и пилотажем «четвёрки» и «шестерки» МиГ-29. Часто мы это тоже делать не можем, так как основная наша задача - это боевая работа. В 2014 году на 12 апреля у нас были назначены совместные со 102-й базой и армянскими коллегами учения. Поэтому мероприятие приурочили ко Дню России - 12 июня. По такому случаю впервые к нам в гости прилетели лётчики знаменитой авиационной группы высшего пилотажа «Стрижи». Своё авиашоу они продемонстрировали, находясь в кабинах наших МиГов, после чего летчики группы высшего пилотажа посещают Армению ежегодно и демонстрируют для гостей республики новые программы пилотирования истребителей МиГ-29. Причем я считаю, что подобные мероприятия нужны и для жителей Еревана. Ведь летающие практически через день над домами истребители кого хочешь разозлят. Мы - проблемные соседи, ведь шумим не только днем, но и утром, вечером и ночью. После проведения таких праздников количество раздраженных звонков в наш адрес значительно убавилось. Люди стали понимать нас и нашу ежедневную работу. Ведь лучше слушать звук от двигателей наших самолётов, а не чьих-то других.


Автор: Асмик Бакунц

Прочитано 10587 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии