Кавказу нужна коллективная безопасность

31 октября в Сочи состоялись трехсторонние переговоры руководителей Азербайджана, Армении и России. Хотя они не закончились принятием мирного договора, сочинская встреча имеет важное символическое значение. Во-первых, Россия несмотря на тяжелейшее международное положение подтвердила статус ключевого участника кавказской международной системы отношений. Её политика продолжает влиять на структуру региональной безопасности. Во-вторых, встреча показала, что Армения и Азербайджан готовы окончательно урегулировать конфликт. Процесс тормозит вопрос о статусе Карабаха, который порождает новые вызовы – проблему Зангезурского коридора, Сюника и других пограничных областей Армении.

Ещё в марте 2022 г. азербайджанский МИД предложил 5 принципов нормализации отношений с Арменией. Баку выделил:

- взаимное признание суверенитета, территориальной целостности, нерушимости международных границ и политической независимости друг друга;

- взаимное подтверждение отсутствия территориальных претензий государств друг к другу и юридическое обязательство не предъявлять такие претензии в будущем;

- воздерживаться от угрозы безопасности друг друга в межгосударственных отношениях, от применения угроз и силы против политической независимости и территориальной целостности, а также от иных обстоятельств, несовместимых с целями Устава ООН;

- делимитация и демаркация государственной границы, установление дипломатических отношений;

- открытие транспорта и коммуникаций, установление других соответствующих коммуникаций и сотрудничество в других областях, представляющих взаимный интерес.

В сложившейся ситуации Азербайджан безусловно обладает заметно более сильной позицией. Во-первых, международное право на стороне Баку. Все базовые решения ООН по карабахскому вопросу признают азербайджанский суверенитет над спорными территориями. Важно отметить, что это не касается новых прецедентов, связанных с нарушением международно признанной границы Республики Армения и не соблюдением прав армянских граждан как комбатантов, так и нонкамбатантов.

Во-вторых, Азербайджан обладает бо́льшими экономическими и военными ресурсами. Это в полной мере продемонстрировала война 2020 г. Армянские вооруженные силы практически ничего не смогли противопоставить своим противникам. Боестолкновения в сентябре 2022 г. в Сюникской, Гегаркуникской и Вайодзорской областях свидетельствуют о том, что Азербайджан готов и дальше пользоваться этим преимуществом, пока он окончательно не достигнет всех целей.

В-третьих, как ни парадоксально, но Азербайджан имеет более мощную международную поддержку. По сути, единственным союзником Азербайджана является Турецкая Республика. Но Анкара готова идти на гораздо большие жертвы, помогая Баку, чем союзники Еревана. Армянская диаспора, на которую долгие годы делал ставку Ереван, не обладает достаточными ресурсами.

1.jpg

Н. Пашинян, И. Алиев и Р. Эрдоган на переговорах в Праге. Фото: vestikavkaza.ru

По факту, в этом заключается грубая стратегическая ошибка Армении. Комплементарная внешняя политика, которую проводило армянское руководство ещё задолго до Н. Пашиняна, привела к тому, что Армения номинально имеет обширные международные связи, но по факту ни один из её партнёров не готов дать дополнительные гарантии Армении и Арцаху, поскольку не имеет уверенности в том, куда флюгер армянской дипломатии повернётся завтра.

Расчет Пашиняна на то, что после многих лет союза с Россией Запад «задушит» Армению в объятиях, не оправдался. Текст так называемого «Вашингтонского варианта мирного договора», предлагаемого Еревану США и Европой, предполагает азербайджанский суверенитет над Арцахом. Разумеется, евроатлантисты декларируют необходимость соблюдения прав карабахских армян и немедленное возвращение на линию разграничения по состоянию на 11 мая 2021 года. Но на практике ни призывы Вашингтона, ни наблюдательная миссия ЕС на границе не смогут гарантировать безопасность Армении. Потому-то Пашинян и согласился прилететь в Сочи.

Обычно это принято воспринимать как должное, но тем не менее стоит напомнить, что Россия была единственной страной, которая в 2020 г. была готова и отправила свой миротворческий контингент для поддержания стабильности и безопасности в зоне карабахского конфликта. Срок пребывания российских миротворцев в Арцахе истекает в 2025 г., и одна из целей визита Пашиняна в Сочи заключалась в его продлении на 10-20 лет, поскольку российские миротворцы остаются главным стабилизирующим фактором в конфликте Армении и Азербайджана.

Россия в полном соответствии со взятыми на себя обязательствами исполняет свой миротворческий долг, но вечно русский солдат не может стоять между азербайджанцами и армянами. В заявлениях Путина конца октября видно, что Россия также продвигает линию на скорейшее урегулирование конфликта. На Валдае российский лидер отметил, что Россия готова поддержать любой выбор армянского народа, но важно, чтобы «договорённости были приемлемы и для другой стороны – для Азербайджана».

Трехстороннее заявление руководителей Азербайджана, Армении и России, представленное по итогам более чем двухчасовых переговоров в Сочи, не стало прорывным, но зафиксировало ряд важных положений. В первую очередь в нем стороны подтвердили приверженность процессу, начатому перемирием от 9 ноября 2020 г., была отмечена ключевая роль России и российских миротворцев в обеспечении безопасности и поддержании стабильности, а также отказ от силовых методов в решении конфликтных вопросов. Хотя мирный договор и не был принят, понятие «мирный договор» было зафиксировано в тексте.

2.jpg

Премьер-министр Н. Пашинян на совместной пресс-конференции с президентом Ирана Э. Раиси. Фото: primeminister.am

Явно не удовлетворенный итогами сочинской встречи премьер-министр Пашинян из России направился в Иран. Сегодня Иран, пожалуй, является самым проармянским государством мира. Усиление тюркского союза Азербайджана и Турции Тегеран воспринимает в качестве вызова в первую очередь из-за угрозы дестабилизации «Южного Азербайджана» – иранских провинций, населенных этническими тюрками (Ардебиль, Зенджан, Западный и Восточный Азербайджан). Кроме того, за годы турецкой блокады Армения стала ценным торговым партнёром Ирана, связывающим его с евразийскими рынками, поэтому ему важно, чтобы Армении ничего не угрожало.

По этим причинам на итоговой пресс-конференции Пашиняна и Раиси главный акцент был сделан на экономических аспектах сотрудничества. Иран готов предоставить Армении доступ к Персидскому заливу, для чего иранскими подрядчиками будут построены новые дороги и мосты в приграничных районах. По вопросу армяно-азербайджанского конфликта Раиси высказался в привычном для иранского руководства ключе: все проблемные вопросы в кавказской политике должны решаться дипломатическим путем странами Кавказа (в формате 3+3) без участия нерегиональных игроков.

Послушав иранского коллегу, Н. Пашинян по возвращении в Ереван выступил в парламенте, где заявил, что согласен отложить на «неопределенное время вопрос статуса Нагорного Карабаха». А на следующий день в газете «Грапарак» появился материал, где было сказано, что до конца 2022 года в Тбилиси Ереван намерен подписать мирное соглашение с Баку и полностью передать территорию Арцаха под юрисдикцию Азербайджана. Карабахским армянам будет предложено переехать в Армению, либо принять азербайджанское гражданство. Их безопасность будет гарантировать сам Азербайджан: российская миротворческая миссия будет считаться оконченной. Ереван возьмет обязательство полностью прекратить политическую и экономическую поддержку НКР, сохранив право на социальные и культурные проекты. В армяно-азербайджанском конфликте наконец будет поставлена точка.

Даже если автор статьи ошибся в сроках и месте, он правильно передал суть происходящих событий. В кавказской политике наступает эпоха прагматизма. Слишком долго старые раны сдерживали развитие региона. Но, чтобы не застрять на переходном этапе, странам Кавказа необходимо сделать следующий шаг и от практики двусторонних альянсов и конфронтаций перейти к строительству общей системы коллективной безопасности.

Контуры этой системы уже видны. В основу может лечь иранская концепция 3+3 – Азербайджан, Армения, Грузия + Иран, Россия, Турция, которые будут уравновешивать друг друга, предложение азербайджанского МИДа, предлагающего признать отсутствие территориальных претензий государств друг к другу, и крупные трансграничные экономические проекты.

Если в 1990-2000 гг. главный импульс региональной экономике придавали страны Запада, прокладывавшие через Кавказ новые экспортные линии для каспийских углеводородов, то сегодня, страны региона сами определяют наиболее востребованные сферы сотрудничества. Например, в следующем году начинается строительство магистральной линии электропередачи из Армении в Грузию, и в дальнейшем, если, например, Росатом модернизирует Мецаморскую АЭС, к единой энергосистеме может быть подключен Азербайджан и Иран.

Экономическая взаимозависимость станет лучшим базисом для выстраивания более эффективной системы межгосударственных отношений, а отказ стран региона от присутствия на Кавказе иностранных войск, в частности, сил НАТО, что в 2004 г. на законодательном уровне закрепил Азербайджан, послужит гарантией от конфликтов в будущем. Взаимные обязательства в области безопасности – Армении перед Азербайджаном, Азербайджана и Турции перед Ираном, России перед Грузией и наоборот – снимет напряжение в отношениях соседей и сделает их более открытыми друг другу.

Безусловно, построение такой системы – сложный и долгосрочный процесс. Баку и Ереван являются первопроходцами. Поэтому важно, чтобы региональные страны сопровождали их на этом пути, поддерживали и учитывали весь позитивный и негативный опыт ради того, чтобы в дальнейшем процесс проходил безболезненно в масштабах всего Кавказа.

Арсен Шахназарян, политолог