Возня вокруг Шпицбергена, или Как США пытаются выиграть у России Арктику

Норвегия отказалась пропустить грузы в российский поселок Баренцбург на Шпицбергене. Основания – антироссийские санкции, выводить из-под которых снабжение российских поселений на архипелаге в Осло отказались. Об этом рассказал норвежский телеканал NRK со ссылкой на комментарий МИД королевства. Напомню, 18 марта власти Норвегии объявили, что присоединяются к части введенных Европейским союзом санкций против России (три пакета, принятых до 9 марта).

В конце апреля Осло ограничил выполнение транспортировок российскими автоперевозчиками. Помимо этого, российским судам, за исключением рыболовных, запретили заходить в местные порты. Это привело к блокированию на границе критически важных товаров, необходимых для обеспечения работы треста «Арктикуголь» и Генерального консульства России на Шпицбергене. В частности, речь идет о продуктах питания, медицинском оборудовании, строительных материалах и запасных частях для транспортных средств. В настоящий момент на границе скопилось около 20 тонн грузов.

«Конкретный запрос о разрешении на транспортировку грузов был отклонен», – заявили в норвежском внешнеполитическом ведомстве. Там подчеркнули, что в Баренцбурге действуют те же законы, что и на остальной части Шпицбергена.

Российское посольство направило в МИД Норвегии запрос о разрешении пропустить 20 т продовольствия для Баренцбурга. Как рассказал NRK генеральный консул России Сергей Гущев, ситуация стабильна и российские дипломаты работают над получением льгот для товаров «по гуманитарным соображениям».

В свою очередь, губернатор Шпицбергена Ларс Фаузе сообщил, что поддерживает регулярные контакты с трестом «Арктикуголь» по поводу поставок. «Я могу заверить вас, что никто не пострадает ни в коем случае, пока Норвегия имеет полный и безоговорочный контроль над архипелагом», – заявил он.

Тем временем ситуация накаляется. В российский МИД вызвали временную поверенную в делах Норвегии Сольвейг Россебё. «Заявлено о неприемлемой ситуации вокруг блокируемой норвежской стороной доставки на Шпицберген грузов, предназначенных для обеспечения работы ФГУП «Государственный трест «Арктикуголь», – говорится в заявлении на сайте ведомства. Кроме того, МИД потребовал от Норвегии как можно скорее решить этот вопрос и предупредил об ответных мерах в случае недружественных действий против России.

Тут надо пояснить, что такое Шпицберген и какие основания Норвегия имеет для закрытия доступа к нему. Трактат 1920 года установил суверенитет Норвегии над архипелагом, а государства-участники договора получили равное право на эксплуатацию естественных ресурсов архипелага и его территориальных вод. Сегодня участниками договора являются более 50 государств, среди которых, Россия, США, Великобритания, Япония, Германия, Франция, Италия, Швеция, Нидерланды, Дания, Польша, Чехия, Словакия, Румыния, Венгрия и другие.

При этом реально хозяйственной деятельностью там занимаются только Норвегия и Россия. В 1947 году парламент Норвегии признал, что СССР имеет особые экономические интересы на Шпицбергене, а с 1991 года эти права перешли к РФ. То есть по факту только две наши страны имеют там какие-то права.

Да, Шпицберген – это юридически территория Норвегии, но поселки Баренцбург, в котором проживает около 500 человек, включая вахтовиков-шахтеров, работающих на угольных шахтах российского треста «Арктикуголь», и Пирамида – это де-факто российские поселения, где хоть и не действуют российские законы, но живут российские граждане, обеспечение прав которых гарантируется Москвой.

Территория эта с особым статусом, и, согласно трактату, грузы в Баренцбург – это внутреннее дело России. То есть мы имеем дело с грубым нарушением международного соглашения, что может оказаться весьма опасным прецедентом. Так недалеко и до прекращения действия договора и превращения Шпицбергена в спорную территорию.

Теперь о том, кому и зачем это нужно. Первое, что может прийти в голову, – Норвегия решила пойти по пути Литвы, которая накануне устроила частичную блокаду Калининградской области. Впрочем, Норвегия все же страна посерьезнее, едва ли ее можно отнести к «инициативным идиотам», каковыми являются прибалтийские лимитрофы.

С другой стороны, нужно понимать, что у Норвегии и амбиции куда серьезнее. При этом она является частью коллективного Запада и НАТО. И пусть она не состоит в ЕС (ей это просто не нужно, она достаточно богатая страна) и соблюдение санкций Евросоюза для нее не обязательно, пойти против всего Запада она не может. Не исключено, что власти Норвегии таким жестом преследует и сугубо меркантильные цели: в случае поражения России поживиться за ее счет, получить право на кусок «пирога».

Немножечко истории для понимания того, что Норвегия не так проста, как может показаться на первый взгляд.

В начале XX века, когда Норвегия получила независимость от Швеции, она сразу включилась в борьбу за территории и ресурсы в Арктике. Споры с Россией тогда велись не только за Шпицберген, но и за Новую Землю и Землю Франца Иосифа. При этом Осло вел активную разведывательную и подрывную деятельность в Санкт-Петербурге, Мурманске и Архангельске, норвежцы финансировали и обеспечивали материальным снабжением российские полярные экспедиции, и есть версия, что некачественное обеспечение экспедиции Георгия Седова, приведшая к ее гибели, имела целью срыв российского суверенитета над северными островами.

Несмотря на то, что эпоха территориального передела мира давно ушла в прошлое, противостояние Норвегии и России за Арктику никуда не делось. Кстати, украинский кейс дал ему дополнительный стимул не только в плане увеличения градуса русофобии и границ вседозволенности, но и понимания того, что, казалось бы, устоявшиеся государственные границы в любой момент могут быть подвергнуты ревизии. Тем более что в данном случае о границах и речи не идет, Шпицберген, как ни крути, – международно признанная территория Норвегии, и все мировое сообщество встанет на ее сторону в территориальном споре за архипелаг.

Но не только в Осло давно мечтают найти способ выдавить Россию с архипелага, но и в других столицах НАТО. К примеру, у транснациональных корпораций интерес не только к ископаемым самого Шпицбергена (в условиях топливного кризиса вновь заговорили о возрождении угольной генерации, а значит, спрос на этот вид топлива будет расти), но и к нефтеносным районам Северного Ледовитого океана. У Британии интерес – создать еще один конфликт в Европе, который ослабляет ее и позволяет Лондону «разделять и властвовать». Но главный интересант все же, пожалуй, – США, которые не прочь получить военный контроль над архипелагом.

Согласно трактату, Шпицберген является демилитаризованной зоной. Но если трактат окажется денонсированным, можно не сомневаться, что там немедленно появится американская база, тем более что Норвегия – член НАТО.

Американцы давно рвутся в Арктику, где они во всем проигрывают России. В свое время Дональд Трамп даже пытался выкупить у Дании Гренландию, очевидно, в военных целях, однако потерпел фиаско. Шпицберген – тоже неплохо, тем более что от него чуть более 700 км до нашей Земли Франца Иосифа, где расположена главная база ПВО Северного флота России «Трилистник», чуть больше тысячи – до пункта базирования сил Объединенного стратегического командования «Север» на Новой Земле, примерно столько же до главной базы Севфлота – Североморска и Мурманска, полторы тысячи –до столицы отечественного ледоколостроения – Северодвинска. Все это в пределах поражения ракетами меньшей и средней дальности.

Добавьте к этому грядущее вступление в НАТО Финляндии и Швеции, которое американцам все же удалось протолкнуть в кратчайшие сроки, и вот они неожиданно получают то, о чем и мечтать не могли год назад, – возможность угрожать России в Арктике.

Наконец, Шпицберген и морские пространства вокруг него – это «западные ворота» Северного морского пути, которые НАТО сможет просто перекрыть.

России допустить это, конечно же, нельзя. Как нельзя уходить и со Шпицбергена, ведь не уходили же все последние годы, несмотря на малую экономическую рентабельность, запустение и консервацию некоторых поселков. Но именно нашего ухода, связав нас по рукам и ногам, атлантисты сегодня добиваются.

Как же решить этот вопрос? Можно, например, денонсировать Шпицбергенский трактат, объявив о возвращении архипелагу статуса международной приполярной территории, на которую имеют свободный доступ все желающие. Но кто это, кроме нас, признает?

Можно начать территориальный спор с Норвегией, опираясь на то, что эти земли были российскими исторически, они открыты российскими поморами-мореходами еще в XVI веке, чему есть немало доказательств. По сути, трактат появился тогда, когда в России полыхала Гражданская война и ей было явно не до Шпицбергена. Так что установление суверенитета Норвегии над архипелагом можно назвать банальным воровством земель, отозвав свое признание этого факта.

Как минимум, нужно денонсировать сделку о разделе континентального шельфа Баренцева моря и Северного Ледовитого океана 2010 года, которую считают одним из самых невыгодных для России договоров в истории.

Как написал в своем Telegram-канале председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас, «после действий Норвегии, с данного момента, суверенитет этот страны над Шпицбергеном под большим вопросом». Увы, повторю, это большой вопрос для нас, но не для партнеров Норвегии по НАТО. К тому же наш выход из Шпицбергенского трактата может поставить перед НАТО вопрос о его денонсации в части демилитаризованного статуса архипелага.

Конечно, учитывая, что речь идет о сугубо внутреннем товарообороте, Россия имеет право требовать восстановления законности, в том числе силой. Можно просто пустить туда корабли с продовольствием в обход территории Норвегии и гадать, попадает ли это под действие пятой статьи Устава НАТО.

Ситуация складывается неприятная и взрывоопасная. Как, впрочем, и с Калининградом. Все эти вопросы России необходимо решать в комплексе. Понимая, во-первых, что это – элементы единой стратегии, во-вторых, что наше отступление грозит задействованием следующих её стадий.

Дмитрий Родионов, политолог

Источник