О военно-политической активности Турции в регионе Южного Кавказа

Суббота, 06 июля 2019 04:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Начиная с мая, в течение 6 недель, мы имеем возможность наблюдать резкое (наивысшее с 2016 года) повышение уровня военно-политической активности Турции в регионе Южного Кавказа, причём во всех случаях её партнером, либо самостоятельно выступал Азербайджан. Напомним наиболее важные моменты этого процесса.

Так, с 1 по 3 мая на азербайджанских полигонах прошли плановые азербайджано-турецкие совместные тактические учения «Мустафа Кемаль Ататюрк – 2019» с боевыми стрельбами. Аналогичные учения проводились в 2013, 2015 и 2017 гг. в Азербайджане, в 2014, 2016 и 2018 гг. – в Турции.

Турецкий контингент в составе 85 военнослужащих прибыл для участия в учениях за неделю до их начала. Руководитель турецкой группы полковник Мурат Дирик заявил, что совместные тактические учения с боевой стрельбой он расценивает как логический результат продолжающегося долгие годы сотрудничества между военнослужащими двух стран и как «чрезвычайные учения». Заявленная цель – достижение координации взаимодействия военных подразделений Азербайджана и Турции путем разработки совместных планов штабов, повышения уровня боеготовности личного состава и развития их навыков ведения совместных операций, а также поддержание на высоком уровне взаимоотношений и взаимопонимания военнослужащих двух стран, проведение обмена опытом. Всего в тактических учениях были задействованы более 1000 человек личного состава, около 60 единиц боевой техники, 30 артиллерийских установок, около 20 боевых вертолетов и другая боевая техника.

Темой учений было проникновение вглубь тактических групп, атака обороняющегося врага, его разгром, перехват высот и территориального отрезка. За последним их этапом наблюдали заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил Азербайджанской Республики, начальник Главного управления боевой подготовки и военного образования генерал-лейтенант Низам Османов и командир объединения Вооруженных сил Турции генерал-лейтенант Вели Таракчи (скорее всего речь идет о 3-й полевой армии – «Кавказской» со штабом в Эрзинджане, предназначенной, в случае гипотетического часа «X», для действий против Армении).

С 13 по 24 мая в турецком городе Конья прошли международные поисково-спасательные учения «Anatolian Phoenix-2019», в которых приняли участие 2 вертолета Ми-35 и 2 вертолета Ми-17 военно-воздушных сил Азербайджана.

Далее, с 20 по 24 мая прошли широкомасштабные плановые оперативно-тактические учения с привлечением различных видов и родов войск, воинских объединений и соединений ВС Азербайджана под руководством министра обороны генерал-полковника Закира Гасанова. Основной темой учений было отражение атаки противника в ночное время, нанесение ему контрударов по различным направлениям, с последующим переходом в наступление войск; привлечено до 10 тысяч военнослужащих, 150 единиц танков и другой бронетехники, до 200 ракетно-артиллерийских установок разного калибра, реактивных систем залпового огня и минометов, до 35 самолетов и вертолетов. Выполнялась передислокация войск и пунктов управлений в районы оперативного предназначения, созданы ударные группировки и приведены в готовность к применению в заданных направлениях, осуществлено перемещение фронтовой и армейской авиации в резервные аэродромы, а ракетные и артиллерийские войска выведены на резервные огневые и стартовые позиции. На различных полигонах в ночное время, в сложной рельефной и радиоэлектронной обстановке решались задачи боевого слаживания танковых, авиационных, артиллерийских воинских частей и других боевых элементов, применения десантных и специальных маневренных сил в глубине обороны противника, совершенствования навыков органов управления, укрепления морально-психологического состояния личного состава.

С 7 до 11 июня в Нахиджеване проводились совместные азербайджано-турецкие тактические учения «Нерушимое братство-2019» – опять-таки, с боевой стрельбой. Согласно сценарию учений, подразделения Отдельной общевойсковой армии, различных силовых структур Нахиджеванской Автономной Республики (НАР), а также Вооруженных сил Турецкой Республики были подняты по тревоге и выведены в район учений. В них участвовало до 5000 военнослужащих, более 200 единиц танков и другой бронетехники, до 180 ракетно-артиллерийских установок разного калибра, РСЗО и минометов (в том числе «Смерч» и Т-300 Kasirga), 21 самолет и вертолет (Ми-17 и Ми-35, Су-25), беспилотники и другое современное вооружение и военная техника. Кроме того, турецкая сторона (части 1-й механизированной бригады) привезла на учения 6 единиц боевой машины пехоты ACV-15. Цель учений, за которыми наблюдали делегации во главе с министром обороны Турции Хулуси Акаром и Азербайджана Закиром Гасановым, – разработка совместных планов боевых операций штабов, повышение уровня профессионализма личного состава и достижение координации взаимодействия военных подразделений Азербайджана и Турции путем развития их навыков выполнения совместных задач.

Согласно легенде учений, силы «условного противника» (то есть Армении) углубились на территорию автономии с северного и северо-восточного направлений. Дислоцированная в райцентре Кивраг мотострелковая бригада Отдельной общевойсковой армии, различных силовых структур НАР, а также Вооруженных сил Турецкой Республики не только должны были отразить это вторжение, но и окружить армянские войска, а также обеспечить защиту ущелий. Согласно азербайджанским источникам, все поставленные цели учений были успешно достигнуты. Армянские эксперты полагают, что масштабы учений и реальная численность участвующих в них войск были завышены. Тем не менее, можно говорить о том, что учения на территории НАР превысили тактический уровень.

Наконец, 12 июня в Габале в Конгресс-центре имени Г. Алиева состоялась трёхсторонняя встреча министров обороны Азербайджана, Грузии и Турции (соответственно Закир Гасанов, Леван Изория, Хулуси Акар). Главы военных ведомствобсудили военно-политическую ситуацию в регионе, развитие военного сотрудничества в трехстороннем формате, вопросы обеспечения безопасности региональных проектов, в том числе вопросы, касающиеся проведения трехсторонних учений.

Представляется, что разведслужбы Армении и России внимательно отслеживали все вышеупомянутые учения. Так, 11 июня на пресс-конференции в посольстве России в Ереване, коснувшись проходящих азербайджано-турецких учений в Нахиджеване и исходящих от них возможных угроз, военный атташе Андрей Грищук отметил: «Эти учения интересны лишь с точки зрения статистики. Очередные плановые учения, которые не представляют никакой угрозы. И мы, и 102-я российская военная база, дислоцирующаяся в Гюмри и находящаяся на острие, внимательно следим за их ходом. Ничего беспокоящего нет», заверив далее в заинтересованности России в региональной стабильности. Представляется, что сдержанность российского представителя обусловлена, с одной стороны, нынешним уровнем отношений с Анкарой и Баку, а с другой – плановым характером упомянутых мероприятий. И, тем не менее, военно-политическая активность Турции в регионе Южного Кавказа существенно возросла, что может содержать, в том числе и «ближневосточное» происхождение. В частности, речь идёт о противоречиях Анкары и Москвы в контексте перманентно обостряющейся оперативной ситуации в Идлибе. Как полагает ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Станислав Иванов, турецкие власти не только не выполняют своих обязательств по урегулированию сирийского конфликта, но и всячески подогревают атмосферу вражды и насилия в этой стране. Эрдоган продолжает, по сути дела, руками вооруженной оппозиции, радикальных исламистских группировок и бандформирований туркоманов вести прокси-войну с Асадом и его союзниками. Примечательно, что эта война ведется не только на границах провинции Идлиб, но и на севере провинции Алеппо, вплоть до Ракки. В кантоне Африн даже имело место боестолкновение турецких военных с проасадовскими силами, пытавшимися занять позиции отступавших курдских ополченцев. Повышение уровня военно-политической активности Турции в регионе Южного Кавказа, т.е. вблизи российских границ, может стать прологом к части политического торга с Москвой по ситуации в Сирии, прежде всего – вокруг провинции Идлиб.

Нельзя исключать и того, что заметно нервничающий в преддверии инициированных им же повторных выборов в Стамбуле режим Эрдогана может беспокоиться по поводу ряда обстоятельств, свидетельствующих о сближении армян с курдами на различных уровнях. Так, в ходе последних муниципальных выборах в Турции (31 марта) лидер правящей Партии справедливости и развития, президент Реджеп Тайип Эрдоган «потерял» не только крупные города (Стамбул, Анкара, Анталия, Измир), но также юг и восток страны. Оппозиция, и прежде всего прокурдские силы победили в Диярбакыре, Мардине, Ване, Карсе, Игдире… Неподалеку от Игдира, находится небольшой участок государственной границы, соединяющий Турцию с её наиболее близким союзником – Азербайджаном (через Нахиджеван).

И в Карсе, и в Игдире победили кандидаты от прокурдской Демократической партии народов; более того, в приграничном Игдире победил якобы «армянин» или имеющий армянские корни Яшар Аккуш (во всяком случае, об этом много пишется в турецкой и азербайджанской прессе). А ведь Игдир, как упоминалось выше, – это единственная дорога из Турции в Нахиджеван. Интересен в этой связи визит в Ван, Игдир и в историческую Киликию делегации Панармянских игр (стартуют в августе в Степанакерте). В армянской церкви Сурб Аствацацин (Св.Богоматери) в селе Вагыф (единственное сохранившееся армянское село в Турции) у подножия известной по роману Франца Верфеля горы Муса предводитель церкви Св. Вардананц в Константинополе отец Татул Анушян впервые отслужил литургию за успешный старт и ход Панармянских игр. В ходе этой поездки армянские общественные деятели пообщались также с турецкими должностными лицами, в том числе и курдского происхождения. Между тем, о том, что курдам (а уж тем более – армянам!) власть в упомянутых городах восточной Турции отдавать ни в коем случае нельзя, имелись даже некие договорённости между Анкарой и Баку.

Также 24 апреля появилась информация о создании в де-факто курдском автономном образовании Рожава на севере и северо-востоке Сирии армянского батальона. С целью защиты поселений и кварталов с компактным армянским населением местные армяне ещё в начале войны объединились с курдскими формированиями и боролись против бандформирований запрещённого псевдо-«халифата».

Естественно, значимость вышеупомянутых событий переоценивать не следует, однако игнорировать их также не стоит, учитывая возрастающее значение в современном мире «культурной» и «спортивной дипломатии». В складывающейся ситуации Ереван должен предпринимать максимум усилий для повышения уровня боеспособности и боеготовности своей армии, поддерживать на должном уровне взаимодействие со 102-й российской военной базой в Гюмри, расширять диапазон сотрудничества в вопросах безопасности и военно-технической сфере с Россией.

Позиция Москвы была выражена послом России в Армении Сергеем Копыркиным, заявившим о заинтересованности Москвы в сохранении в регионе стратегической безопасности. Дипломат также напомнил, что Россия, являющаяся стратегическим союзником Армении, делает всё для того, чтобы армянская сторона чувствовала себя в безопасности, свидетельством чему – и состоявшееся на днях в Ереване 14-е заседание армяно-российской военно-технической комиссии, и деятельность 102-й РВБ в РА. «Всё это является реальной позицией и видением России», – подытожил посол.


Автор: Давид Петросян
Источник: http://vpoanalytics.com/

Прочитано 267 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии