Балансирование на грани войны

Вторник, 20 августа 2019 04:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

«Большой Ближний Восток» уже много десятилетий, по сути с конца 1940-х годов, остаётся одним из наиболее взрывоопасных регионов. Столкновение интересов многих центров силы предопределяет непредсказуемость дальнейшего развития событий.

«На этой неделе, 15 августа, командующий ВМС Ирана контр-адмирал Хоссейн Ханзади призвал США и Великобританию как можно скорее уйти из района Персидского залива. «Враги должны, как можно быстрее, покинуть этот регион, иначе они будут вынуждены унизительно отступить», – цитирует Ханзади иранское агентство ISNA. По его словам, «время лицемерия и ханжества в Персидском и Оманском заливах закончилось». 

Ждать ли того, что в регионе заговорят пушки? Об этом наша беседа с ведущим научным сотрудником Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН доктором исторических наук Борисом ДОЛГОВЫМ.

– Борис Васильевич, как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в районе Персидского залива?

– К сожалению, приходится констатировать, что конфликтный потенциал в зоне Персидского залива стремительно нарастает. Нельзя не видеть, что сегодня весь регион – Ближний Восток и Персидский залив – по сути, разделён на два лагеря: с одной стороны это Иран и его союзники (прежде всего Сирия и ливанское движение «Хезболла»), с другой – это США, а также Саудовская Аравия и Иордания. Назову также Катар и Оман, хотя у них и имеются определённые разногласия с Эр-Риядом. Причин для противоборства много – исторические, религиозные, финансово-экономические, политические.

Главная же проблема заключается в столкновении интересов США и Ирана. Сейчас мы наблюдаем активную фазу их противостояния, начавшуюся с приходом к власти Дональда Трампа. Суть нынешней американской политики заключается в оказании экономического и дипломатического давления на Иран. Официально это обосновывается подозрениями, что ядерная программа Тегерана якобы сохраняет военную составляющую.

– Говоря о разделении региона на два лагеря, вы не упоминаете Турцию, Ирак, Израиль…

– Дело в том, что Турция не примыкает ни к одной стороне, у неё свои амбиции, свои интересы, своя позиция. В какой-то мере это характерно и для Ирака. Больше 30 лет назад Ирак и Иран воевали, однако в последние годы между ними наблюдается некоторое сближение. При этом в Ираке с антиамериканской позицией Тегерана напрямую не соглашаются, как и не поддерживают антииранскую позицию США. Что же касается Израиля… Сложно найти на политической карте мира две другие страны, которые находились бы в столь откровенно враждебных отношениях, какие существуют сегодня между Израилем и Ираном – тому есть глубинные, если хотите, метафизические причины.

Израиль, благодаря наличию в самой сильной державе нашего времени различных произраильских структур и еврейских общин, оказывает значительное влияние в финансово-экономическом и политическом плане на американское общество, правительственные структуры США. Поэтому Израиль занимает особое место в политике США в регионе Ближнего Востока. Многие американские администрации заявляли, что одна из главных целей внешней политики США – защита безопасности Израиля. А при президенте Трампе произошло такое тесное сближение отношений между США и Израилем, что впору говорить: они выстраиваются, так сказать, на семейном уровне.

Сейчас США полностью поддерживают Израиль во всех его действиях – провозглашение Иерусалима столицей Израиля и перенос американского посольства в Иерусалим, объявление суверенитета Израиля над Голанскими высотами – сирийской территорией, оккупированной им в ходе войны 1967 года. Тесное взаимодействие США и Израиля наблюдается и в отношении Ирана.

Вашингтон уже давно вынашивает идею создания военной коалиции против Ирана

– Сюда же, очевидно, следует отнести и военную операцию под названием «Страж», которую США готовят в Персидском заливе?

– Вашингтон уже давно вынашивает идею создания военной коалиции против Ирана. Войдёт ли в число участников операции «Страж» Израиль? Посмотрим…

Несколько лет назад США предложили сформировать «арабское НАТО», в которое должны были входить Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт, Катар, Оман, Бахрейн, Египет и Иордания. Однако в реализации этого проекта возникли некие трудности, в том числе из-за внутриарабских противоречий. Катар ныне отторгнут остальными аравийскими монархиями, противоположны взгляды их правящих династий на «братьев-мусульман».

США пытаются втянуть своих союзников в проведение операции с целью обеспечения, как было объявлено в Вашингтоне, свободы судоходства в Персидском заливе. В качестве предлога для этого используются недавние инциденты с танкерами. 13 июня в Оманском заливе на двух танкерах произошли взрывы и пожары. США возложили ответственность за инцидент на Иран. 19 июля шедший под британским флагом танкер Stena Impero был задержан иранской стороной в Ормузском проливе. Согласно заявлению Корпуса стражей исламской революции танкер был задержан в связи с нарушением международных правил и сопровождён до берега для проверки. Британские же власти утверждали, что Stena Impero задержали в территориальных водах Омана и затем принудили войти в иранские воды. На мой взгляд, задержание танкера стало зеркальным ответом Тегерана на задержание британцами в Гибралтарском проливе иранского танкера.

– В этой обстановке Вашингтон не прекращает попыток сколотить морскую коалицию в Персидском заливе. США намерены перебросить в регион дополнительные военные силы, в частности, на авиабазу «Принц Султан» к востоку от Эр-Рияда…

– Да, я видел эти сообщения, однако официально ни Вашингтон, ни Эр-Рияд их не подтвердили. Надо иметь в виду, что саудовское королевство позиционирует себя как хранителя мусульманских святынь Мекки и Медины и как лидера мусульманского мира – по крайней мере его суннитской части. А это около 90 процентов всех исповедующих ислам. Посему значительное присутствие иностранных войск там проблематично… Что же касается других аравийских монархий, то исключать появление на их территории дополнительных американских военных контингентов нельзя. Пентагон уже направил в зону Персидского залива несколько стратегических бомбардировщиков, увеличил число многоцелевых истребителей.

– А как реагирует Иран на эти действия США? Как складывается в этих условиях внутриполитическая обстановка в этой стране?

– С 1979 года, когда в стране произошла Исламская революция, Иран живёт в условиях санкций и за это время научился достаточно успешно их преодолевать. Да, сейчас ситуация в его экономике не из лучших, и она может ухудшаться, но удушить Иран санкциями и достичь целей внутриполитической дестабилизации в стране этим способом, на мой взгляд, не получится. Эта задача для Запада, возможно, теоретически и разрешима, но практически – труднореализуемая.


Автор: Марина КРИЖАНОВСКАЯ
Источник: http://redstar.ru/

Прочитано 156 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии