В условиях санкций единая аграрная политика обеспечит продбезопасность Беларуси и России – экономист

Беларусь выдержала беспрецедентно агрессивные западные санкции, констатировал 24 октября президент республики Александр Лукашенко. США и ЕС стремятся разрушить белорусскую экономику: прекращена возможность экспорта и импорта товаров, введены санкции против финансового сектора. Однако благодаря Союзному государству с Россией Беларусь имеет двойную устойчивость к внешнему воздействию. РФ помогает ей нивелировать последствия ограничений через совместные программы импортозамещения, льготные условия экспорта белорусских товаров через свои порты. Сегодня страны, вводившие санкции, бьют тревогу в связи с возникшей из-за их действий угрозы нехватки продовольствия на мировых рынках. Как обстоят дела с продовольственной безопасностью в Беларуси и России, в интервью «Евразия.Эксперт» оценила кандидат политических наук, заведующая сектором Центра постсоветских исследований ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН Елена Кузьмина.

− Елена Михайловна, на фоне глобальных внешних вызовов, мирового продовольственного кризиса и угрозы голода Беларусь и Россия делают особый акцент на обеспечение продовольственной безопасности. Как можно оценить ее текущий уровень для двух стран? Какие показатели здесь ключевые?

− Начну с Беларуси. В ближайшей перспективе не думаю, что республике грозит нестабильность в продовольствии. Ведь большую часть продуктов питания она производит сама, часть закупала в России и на Украине, а теперь то, что закупалось из Украины, будет поступать из России. Мясная и молочная составляющие в Беларуси закрыты своим производством полностью, хлебная – в большей степени, и лишь частично хлебобулочные и кондитерские изделия поступают из России. В этих категориях речи не идет о том, что Беларуси нужно замещать большие объемы продовольственных товаров. Скорее, следует наращивать производство, увеличивать качество и глубину переработки сельхозпродукции.

Если говорить о продовольственной безопасности России, то у нас больший рынок потребления. Беларусь поставляет определенные виды продуктов: в большей степени это молочная, частично мясная продукция. Для России также выпала часть поставок из Украины, но она совсем небольшая, поскольку Украина в последние годы вводила антироссийские санкции, напрямую с нами не торговала. Все остальные виды сельскохозяйственной продукции также постепенно замещались, поскольку под санкционным давлением со стороны Европы мы живем уже с 2014 г. Россия с того времени замещала выпадение продукции товарами из стран Азии и Латинской Америки. К тому же за эти годы у нас выросло и собственное сельхозпроизводство, и уровень переработки внутри страны продуктов растениеводства и животноводства.

У нас может наблюдаться нехватка определенных видов овощей и фруктов, но налажены достаточно хорошие поставки из государств Центральной Азии, в первую очередь Узбекистана. Существует знаменитый Агроэкспресс, который доставляет сельхозпродукцию, в первую очередь фрукты, максимум за пять дней. Это очень хороший показатель, и сейчас пытаются этот опыт распространить во взаимодействии с другими странами Евразийского союза и СНГ, а также с Китаем. В целом Россия справляется со своими продовольственными вопросами и обеспечением населения разнообразными продуктами питания. Сегодня вопрос в большей степени стоит о перенаправлении маршрутов их экспорта. Предполагается не столько смена стран, в которые идет экспорт, сколько смена маршрутов доставки – в первую очередь, различных сортов зерновых и подсолнечного масла.

− Беларусь в 2021 г. экспортировала в Россию продукции АПК на $2,5 млрд. Какую роль российский рынок играет для белорусских аграриев? Что торговля продовольствием с Россией означает для экономической стабильности Беларуси?

− Хотелось бы немного вас поправить. У нас идут взаимные поставки продовольствия, а не только из Беларуси в Россию. Они различные по товарным группам и соответствуют потребностям каждой из наших стран. Акцент России в торговле больше направлен на промышленную часть, а у Беларуси товарный ряд более уравновешен, и она поставляет в РФ не только ряд промышленных товаров и комплектующих, но и значительную долю продовольственной продукции, производимой на экспорт.

Так, по данным ВТО за 2021 г. в белорусском импорте сельскохозяйственной продукции из России высокую долю занимают три группы товаров: подсолнечное масло, его доля в белорусском импорте составляет 92%; хлеб, мучные и кондитерские изделия – 75%; семена рапса – 73%.

Если обратить внимание на белорусскую продукцию, которая поступает в Россию, то по количеству и номенклатуре товары АПК республики более разнообразны. Например, на экспорт в Россию поставляются все виды молочной продукции: сыр и творог – 94% от общего объема экспорта, сливочное масло и другие масла животного происхождения – 90%, молоко и сливки несгущенные – 92%, молоко и сливки сгущенные – 57%. По другим товарам: консервированная рыба – 86%, мясо и пищевые продукты из домашней птицы – 63%, мясо охлажденное – 51%, мясо замороженное – 48%. Это позволяет России в полной мере насыщать свой рынок продуктами питания, а Беларуси дает значительный экспортный доход в бюджет страны. В целом такие взаимные поставки продовольствия укрепляют продовольственную безопасность обоих стран.

Справка «Евразия.Эксперт»:

Россия также оказывает Беларуси поддержку по минимизации потерь от закрытия европейских рынков. В феврале 2022 г. было подписано межправительственное соглашение о перевалке белорусских нефтепродуктов через российские порты для дальнейшего экспорта в третьи страны, а осенью принято решение о предоставлении кредита в $1,5 млрд на проекты по импортозамещению. В их числе – производство светового оборудования для автомобильной техники, создание тормозных систем, кольцераскатное производство, необходимое для автопрома. В проекты вовлекаются крупные предприятия – «БЕЛАЗ», «Амкодор» и другие.

− В настоящее время реализуется программа Союзного государства по формированию единой аграрной политики. Какие задачи позволит решать принятие подобного документа?

− На недавно состоявшейся встрече премьер-министров России и Беларуси обсуждалось развитие и выполнение Союзных программ, в том числе речь шла и о механизмах проведения единой аграрной политики. Здесь нам необходимо сближение законодательств в области сельского хозяйства, чтобы была возможность увеличить объемы взаимной торговли сельхозпродукцией. В России и Беларуси пока абсолютно разные типы хозяйствования на селе, что также осложняет сотрудничество, например создание кластеров, в АПК. Должно быть взаимное сближение, которое будет закреплено законодательно. К тому же, у нас много административных барьеров, то, что не регулируется торговыми тарифами, а именно: внтуригосударственные распоряжения, постановления глав государств или правительств наших стран.

И, конечно же, необходима дальнейшая работа по сохранению и обеспечению продовольственной безопасности. Важно совместно развивать научно-техническую базу сельского хозяйства. Должны быть организованы совместные производства кластерного типа, и самое важное, чтобы они были высокотехнологичными, сосредоточенными на более глубокой переработке сырья, более высоком контроле качества, современной маркировке продукции. Эта работа уже ведется, и она должна продолжаться.

− Какие преимущества создаст единая аграрная политика для России и Беларуси?

− Увеличение количества продукции сельского хозяйства, более стабильный рынок продовольствия внутри каждой из стран, а также его экспорт не только друг другу, но и в третьи страны, тем более, он постепенно становится все более востребованным. Улучшения технологического уровня мы можем достичь только вместе, потому что здесь необходимы значительные затраты и на исследования, и на создание собственных технологий. Во главу угла ставится развитие. Ведь мы не должны быть сосредоточенными исключительно на продовольственной безопасности: нужно проводить работу по расширению ассортимента товаров и расширению рынков их сбыта. И все это в конечном итоге скажется на пополнении бюджетов стран и улучшении социально-экономической ситуации в Союзном государстве.

Елена Кузьмина, заведующая сектором Центра постсоветских исследований ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН

Источник